Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе шестого созываО внесении изменений в регламент государственной думы федерального собрания российской федерации

О внесении изменений в Регламент Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации

Председательствует Председатель Государственной Думы Российской Федерации С.Е. Нарышкин.

Габдрахманов И.Н., председатель Комитета Государственной Думы по Регламенту и организации работы Государственной Думы, фракция "Единая Россия".

Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги! Вкратце хочу охарактеризовать основные изменения, которые подготовил комитет по Регламенту. Вы знаете, что в Думе с предыдущих созывов скопилось огромное количество законопроектов, это около полутора тысяч законопроектов, многие из них уже утратили актуальность, многие из них внесены ещё в первый, во второй созывы. И понятно, тот поток законопроектов, который продолжает поступать, вноситься различными субъектами права законодательной инициативы, и та процедура рассмотрения законопроектов, которая предусмотрена действующим Регламентом, не позволит рассмотреть эти законопроекты. Поэтому стоит задача, как сделать так, чтобы, тем не менее, мы эти законопроекты рассмотрели, потому что это наша обязанность, поэтому комитет по Регламенту предлагает следующую процедуру.

Ввести так называемый "упрощённый порядок рассмотрения". Он распространяется только на законопроекты, которые внесены в предыдущие созывы и по которым есть отрицательная позиция ответственного комитета. Мы осознанно делаем акцент на рассмотрении законопроектов в комитетах.

Это такой подход, на наш взгляд, ни в коей мере не ущемляет права депутатов, потому что любой депутат вправе участвовать в заседании любого комитета, на равных участвовать в обсуждении любого законопроекта. И больше того, именно в комитетах происходит обстоятельное серьёзное обсуждение, которое длится порой несколько дней и много часов.

Поэтому мы считаем, что данная процедура является оптимальной, и упрощённый порядок будет предусматривать доклад ответственного комитета по вопросу и вынесение вопроса на "час голосования".

Сразу обращаю ваше внимание на то, что, если по данному законопроекту в новом созыве внесён аналогичный законопроект, то эти законопроекты будут рассматриваться как альтернативные в обычном порядке. Также упрощённый порядок мы предлагаем распространить на законопроекты, по которым авторы отказываются докладывать на палате. Мы считаем, что если сами авторы не желают участвовать в обсуждении, то мы в палате, наверное, также вправе это рассматривать в упрощённом порядке.

При этом обращаю внимание, поскольку была определённая критика, что есть законопроекты, которые внесены в предыдущие созывы, но, тем не менее, они являются крайне актуальными, и что это будет ущемлять права депутатов предыдущих созывах.

Предусмотрена оговорка, что Совет Государственной Думы, как, впрочем, и палата, вправе установить обычный порядок рассмотрения законопроекта. Ну, например, на Совете Думы представители фракции заявят, что для них, для их фракции, этот законопроект является крайне важным и поэтому они хотят его обсудить в обычной процедуре. Совет Думы может принять такое решение.

А второй блок изменений связан с тем, что в целях оптимизации процедуры рассмотрения законопроектов мы предлагаем предоставить ответственным комитетам право формировать таблицу отклонённых поправок в виде блоков. Это блоки, так называемых, альтернативных поправок, блоки взаимосвязанных поправок. Это сделано для того, чтобы оптимизировать процесс рассмотрения, и в большей степени сэкономит наше время, с одной стороны, а с другой стороны, позволит по существу рассмотреть законопроект.

Есть ещё ряд изменений, но, поскольку розданы поправки, мы, так или иначе, их будем обсуждать в процессе рассмотрения этих поправок.

Председательствующий. Спасибо.

Есть ли вопросы? Прошу записаться.

Включите режим записи.

Покажите список. Олег Николаевич Смолин.

Смолин О.Н., фракция КПРФ. Уважаемый Ильдар Нуруллович, я думаю, после принятия этих поправок Дума снова перестанет быть местом для дискуссий. А что касается права субъектов права законодательной инициативы, то я хочу вам напомнить конкретный пример.

В 2009 году группа депутатов внесла законопроект "Об отмене Федерального закона № 83". За этот закон, согласно данным "Левада-центра", выступают семь процентов, против него – более 55-ти. Тем не менее комитет отказывался рассматривать этот законопроект, выносить его на пленарное заседание Государственной Думы в течение более двух лет. Так, как быть с правом авторов этой законодательной инициативы, если уже нарушено их право на рассмотрение законопроекта?

Габдрахманов И.Н. Вот для того, чтобы больше их право не нарушалось, мы предусматриваем эту процедуру для того, чтобы эти законопроекты, которые уже лежат многие годы, чтобы они, наконец-то, попали на рассмотрение пленарного заседания. Поэтому здесь никакого нарушения как раз не будет, поскольку Дума их рассмотрит.

Горячева С.П., фракция "Справедливая Россия". Уважаемые депутаты!

Мы много слышали пылких речей в этом зале о том, что очень ответственно нужно относиться к законопроектной деятельности, улучшать качество принимаемых законов.

Вот и в прошлую пятницу нам об этом горячо вещал господин Габдрахманов – глава регламентного комитета. И спорить с этим трудно. Но как слова разнятся с делами. Ещё мы не проработали в этом созыве Думы, а уже кромсаем Регламент в сторону сужения прав палаты и депутатов.

Что же предлагается нынешними изменениями, о которых очень вскользь сказал господин Габдрахманов?

Расширить в ущерб палате и депутатов правомочия Совета Государственной Думы.

Кстати, посмотрите Конституцию, посмотрите закон о статусе депутата, вы там органа, как Совет Государственной Думы, вообще не найдёте. И вот этому неконституционному органу мы предлагаем, как бывшему политбюро, отдать очень большие правомочия.

Что же предусматривается конкретно.

Вместо очередных и внеочередных заседаний предложить ещё и возможность самостоятельно Совету назначать дополнительные заседания, и никаких ограничений здесь нет в Регламенте.

Как это будет делаться. То есть, в округе ли вы, выходной ли день, ведёте ли приём граждан, назначена ли встреча в министерстве, всё побоку, немедленно в зал, так решил Совет Государственной Думы.

Так же и с процедурой рассмотрения вопросов. Раньше Совет Думы мог предлагать лишь проект процедуры.

Теперь, проголосовав за повестку дня, вы даже сразу не поймёте, что уже утвердили и ускоренную процедуру. Думается, что при рассмотрении бюджета для правительства это будет очень кстати.

Теперь о самой ускоренной процедуре. Складывается впечатление, что идеологи и разработчики поправок в Регламент, кстати, на комитете мы интересовались, а кто из депутатов работал, оказалось, только аппарат нашего комитета работал, по Регламенту, ну, Сергей Евгеньевич, сказали, что по вашему указанию. Вот так нарабатываются подчас поправки, которые касаются каждого из нас.

Теперь, я сказала о том, что, по сути, статья 101 Конституции и статья 11 закона "О статусе депутата" предусматривает абсолютное равенство субъектов права законодательной инициативы, в том числе и по процедуре. Нам же предлагается по одной процедуре рассматривать законопроекты, которые в этом созыве внесены, и по выхолощенной – все ранее внесённые. И к чему же последняя процедура сводится? Доклад комитета, затыкание рта депутатам и голосование.

А теперь я хочу чуть более подробно сказать о том, о чём бегло сказал господин Габдрахманов. Значит, никто не собирается сегодня разбираться с теми комитетами, которые волокитили долгие годы законопроекты, и мы видим, как подчас из одного созыва Думы в другой кочуют председатели комитетов. Но какова же статистика? Вот статистика официальная у меня: около тысячи законопроектов у нас действительно из прошлых созывов Государственной Думы.

Но как они интересно располагаются, смотрите, больше всего законопроектов депутатов – 500. Но 406 - это прошлого созыва. Это не первого, не второго созыва. Во втором созыве, например, или в третьем созыве 10 было законопроектов депутатами не рассмотрено, в третьем – 11. Очень мало. То есть было другое отношение к депутатской деятельности. А вот в пятом созыве – 406. То же самое по представительным органам власти субъектов Федерации: 186 – пятый созыв, и всего 3 – третий созыв.

Так же мы относимся подчас и к инициативе членов Совета Федерации. 91 законопроект всего, это в пятом созыве, и ноль – в третьем. То есть тогда могли, успевали. В прошлом созыве мы тут натворили дел, давайте теперь по ускоренной программе быстро всё это сбросим. Никуда это всё не годится.

И второе. Мы создаём очень опасный прецедент: все плохие законопроекты в урну, туда в ящик, так скажем. А в следующий созыв потом по ускоренной программе всё это и проголосуют. Это всё приведёт к тому, что только на самом деле ухудшится положение оппозиционных партий в Государственной Думе.

Не могу не сказать, буквально, несколько слов и о том, что предлагается для комитетов. Ну, господин Габдрахманов сказал об этом более подробно. С одной стороны, посмотрите, мы вроде боремся за дисциплину. Что мы предлагаем? Теперь можно не присутствовать на заседаниях комитета, достаточно вашего заявления и ваше присутствие будет считаться обеспеченным. Может один председатель сидеть, 20 доверенностей у него, считается комитет правомочен. Что это такое?

Но вот эти таблицы, посмотрите, у нас было три таблицы всегда, теперь мы предлагаем отклонённые поправки по блокам каким-то странным формировать. Таблица 4 – это поправки, которые якобы нарушают саму концепцию законопроекта и это оценочный очень фактор. И всё это предлагается нам, Государственной Думе.

Таким образом, инициативные депутаты кончат тем, что вообще перестанут писать поправки. Может быть, к этому все авторы и стремились, потому что пока разберёшься в этих таблицах. Кому мешала старая система, непонятно. Ну, наверное, очень хочется новаторство, как говорится, ломать всегда проще, чем строить.

Поэтому у меня есть такие предложения конкретные, ещё более радикальные, передать все пленарные полномочия Совету Государственной Думы, он, учитывая существенное преимущество "Единой России", определит, что – в мусорную корзину, а что – согреет душу власти. Коль функции депутатов всё больше сводятся к роли статистов, запретить им открывать рот на пленарных заседаниях, купить в зал спальные мешки и снотворное. Тогда и явка будет обеспечена, и никто не огорчит власть.

Только остаётся самый главный вопрос, куда, в какую яму будет загнана при этом Россия? И я уже говорила в этом зале слова Наполеона, просто повторю их: "Я погиб тогда, когда перестал слушать других",– говорил он. Может быть, главная функция наша здесь, что мы можем, по крайней мере, спорить между собой для того, чтобы качество законопроектов выходило более высокое, чем то, что есть сегодня. И нас тогда меньше с вами будут ругать там, где-то в глубинке России.

Спасибо за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

От фракции КПРФ выступает Олег Николаевич Смолин.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, уважаемый Сергей Евгеньевич! Я прошу Государственную Думу отклонить предлагаемые поправки и, больше того, забегая вперёд, я прошу депутатов от оппозиции или тех, кто реально себя к ней относит, если эти поправки будут приняты, немедленно обратиться в Конституционный Суд. На мой взгляд, эти поправки представляют собой дискриминацию депутатов, дискриминацию политической оппозиции и дискредитацию Государственной Думы.

Давайте по пунктам. Нам говорят, что все субъекты права законодательной инициативы поставлены в равные условия. Если правительство или президент внесли законопроекты в прошлой Думе, то они будут также рассматриваться по такой же процедуре. Я бы хотел понять, а сколько вообще законопроектов правительства и президента из прошлой Думы у нас осталось? А такие вообще есть, коллеги? Подавляющее большинство, я думаю, процентов 90 – это законопроекты, внесённые депутатами или членами Совета Федерации.

Я приводил уже примеры важнейшего, на мой взгляд, закона, законопроекта, связанного с федеральным законом номер 83, который вызывает социальное напряжение в стране. Его просто отказываются рассматривать, хотя в поддержку рассмотрения этого законопроекта, его отмены, собраны 7 миллионов подписей. Сколько же нужно собрать, чтобы наш комитет, наконец, вынес законопроект на рассмотрение, уважаемые коллеги?

Теперь. Совершенно понятно, что абсолютное большинство председателей комитетов в Государственной Думе, тем более большинство депутатов в комитетах, относятся к одной партии. Это значит, что законопроекты своих однопартийцев выносятся на пленарное заседание гораздо быстрее, чем законопроекты депутатов от оппозиции. Поэтому, повторяю, это не только дискриминация депутатов, это дискриминация депутатов от оппозиции. Интересно было бы проанализировать. Я, пользуясь случаем, хочу спросить Ильдара Нурулловича: а вообще кто-нибудь смотрел, сколько законопроектов по фракциям из тех, которые вы собираетесь, вынесено на так называемое сокращённое рассмотрение?

Кстати сказать, хочу заметить, что до сих пор, работая много лет в Государственной Думе, я имею все основания утверждать, что нормальное

рассмотрение законопроекта не гарантирует или не всегда гарантирует его качество, а вот ускоренное рассмотрение законопроекта гарантирует, что это брак.

Я вам напомню, коллеги, как здесь в 2004 году принимался законопроект о монетизации, будущий или ставший законом номер 122. По минуте давали на обоснование поправок, поправок было много.

Правительство внесло законопроект в июне, по-моему, затем через месяц внесло 300 страниц собственных поправок, в июле всё это рассматривали. В итоге, мы до сих пор расхлёбываем ситуацию с этим законопроектом.

Кстати, часть тех поправок, которые мы тогда предлагали, со временем была принята, и с этим правительство согласилось, что это были плохие положения, а поправки наши были правильные. Вы хотите, что? Вы хотите ребёнка родить за месяц или за два?

Я убеждён, что современная Государственная Дума, когда она появилась, повысила свой статус в обществе тем, что она превратилась в место для дискуссий. Теперь она вновь... Правда, не превратилась в место для принятия решений по-настоящему, потому что решения, в основном, по-прежнему принимаются в правительстве, или на Старой площади, или там и сям. Теперь мы сами убиваем легитимность нашей Государственной Думы и её авторитет. Мы, кажется, имеем шанс стать единственным в мире парламентом, который добровольно свёртывает свои собственные полномочия. Но если полномочий так не хочется, может быть, проще депутатам, которые хотят свёртывать полномочия Государственной Думы, заниматься чем-нибудь другим?

Уважаемые коллеги, повторяю, я убеждён, что это предложение противоречит Конституции и действующему законодательству и призываю обратиться в Конституционный Суд. Спасибо.

Бортко В.В., фракция КПРФ.

Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые коллеги! Может быть, я самый наивный член Государственной Думы, поэтому мне кажется, что все шаги, направленные на улучшение работы Государственной Думы, направлены просто на уменьшение её значимости и влияния. В общем, понять можно, потому как практически все законы принимаются одной партией, в общем, принимаются законы, исходящие из исполнительной власти, и отклоняются все инициативы оппозиции.

Собственно говоря, Дума-то является просто такой задержкой, если хотите, внедрения законов, которые выгодны исполнительной власти. Тогда зачем она нужна? Таковым является, на мой взгляд, и сегодняшний законопроект. Более того, посмотрите, пожалуйста, дальше предложение о переезде Думы куда-то на окраину.

Это просто физическое выражение того, чем хотят видеть Государственную Думу вообще в нашей стране.

В связи с этим у меня предложение. А не пригласить ли нам сюда на "правительственный час" Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина с тем, чтобы он рассказал свое видение отношения законодательной и исполнительной власти, это было бы чрезвычайно интересно. У меня всё.

Бессонов В.И., фракция КПРФ. Я никогда не был свидетелем за последние полгода, чтобы в этом зале ломались копья по неактуальным вопросам. Они принимаются молниеносно, и никогда никто не препятствовал принятию неактуальных законопроектов.

С моей точки зрения, от принятия этого постановления пострадают как раз актуальные законопроекты. И я хочу привести пример. Вот вчера на Комитете по обороне было принято решение рекомендовать Государственной Думе отклонить законопроект, связанный с обеспечением льготами пострадавших в блокадном Ленинграде. И представитель министерства обороны на вопрос о том, какая сумма предусмотрена на эти цели, заявил о том, что 130 тысяч претендуют на эту льготу.

И когда мы выяснили, что на самом деле на эту льготу претендуют только две тысячи участников блокадного Ленинграда и сумма, в общем-то, мизерная, каждому до двух тысяч рублей, для федерального бюджета это не составляет большой нагрузки, и это обстоятельство после принятия этого постановления невозможно будет осветить даже в Государственной Думе, поскольку выйдет представитель комитета, заявит, что комитет рекомендует отклонить, и на этом обсуждение этого законопроекта закончится. Я предлагаю не принимать этот проект постановления и отклонить его.

Председательствующий. Спасибо.

Ставлю на голосование – за основу проект постановления.

Включите режим голосования.

Покажите результаты.

Результаты голосования (11 час. 22 мин. 26 сек.):

Проголосовало за 284 чел. – 63,1%;

Проголосовало против 126 чел. – 28,0%;

Воздержалось 0 чел. – 0,0%;

Голосовало 410 чел.;

Не голосовало 40 чел. – 8,9%.

Результат: принято.