Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе шестого созываО внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правона?

О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросу усиления ответственности за совершение правонарушений в сфере безопасности дорожного движения. 1-е чтение. Фрагмент стенограммы

Председательствует Председатель Государственной Думы Российской Федерации С.Е. Нарышкин.

Яровая И.А., председатель Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, фракция "Единая Россия".

Сегодня более 80 процентов граждан Российской Федерации, по данным опросов, на первое место как наиболее реальную угрозу для своей жизни и безопасности ставят действия лиц, находящихся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения на автодорогах.

Уважаемые коллеги, я хочу особо обратить ваше внимание на следующее: один из главных пробелов, который сегодня реально существует в законодательстве, – это отсутствие минимальной ответственности по составам преступлений, которые предусматривают ответственность за управление транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, повлёкшее гибель людей. То есть сегодня фактически действующая санкция – это ноль. И, конечно же, то, что сегодня действует в законодательстве – от нуля до семи, от нуля до девяти, – сформировало соответствующую судебную практику, когда за преступления, которые уносят жизни людей, назначается мера наказания в виде двух лет условно.

Нижний порог ответственности, который сегодня предлагается – от двух и от четырёх лет, – на самом деле, по оценкам многих экспертов, это даже мягкий и либеральный подход. Но мы полагаем, что нужно сделать хотя бы этот шаг, для того чтобы сегодня обеспечить неотвратимость наказания за эти преступления.

Для тех лиц, кто де-юре не является водителем, кто лишён по суду права управления транспортным средством за пьяное вождение, для тех, кто не имеет права на управление транспортным средством, но садится за руль в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, то есть является источником повышенной опасности, мы предлагаем штраф в размере 200 тысяч рублей.

Уважаемые коллеги, мы полагаем, что сегодня есть необходимость ввести одинаковую ответственность за правонарушения, совершённые, когда лицо, которое управляет транспортным средством, отказывается от прохождения освидетельствования, и за правонарушения, когда подтверждён факт того, что он находился в состоянии опьянения, для того чтобы было невыгодно отказываться от медицинского освидетельствования, для того чтобы это не было формой избежания ответственности. Те случаи, когда лица сбегают с места преступления, когда они демонстративно отказываются от прохождения освидетельствования, говорят о том, что ответственность должна быть одинаковой. Мы предлагаем дополнительную меру, которая будет обеспечивать процессуальное значение проводимых процедур освидетельствования, – видеофиксацию, более того, в настоящее время уже есть приказ Министерства внутренних дел о том, чтобы в полном объёме обеспечить этими приборами все патрульные машины ГИБДД Российской Федерации.

(После докладов депутатов Государственной Думы Яровой И.А. и Вяткина Д.Ф.)

Решульский С.Н., член Комитета ГД по охране здоровья, фракция КПРФ.

У меня вопрос к Ирине Анатольевне, основанный на пояснительной записке и на её выступлении.

Скажите, пожалуйста, вот вы приводите цифры, и верные цифры, это информация Верховного Суда. Возьмём 2010 год – всего было осуждено только по части четвёртой статьи 264-й 1 тысяча 429 человек, 1 тысяче 49 из них были назначены реальные сроки лишения свободы, то есть, получается, 380 человек не получили никакого срока лишения свободы; 2011 год – было осуждено 1 тысяча 510 человек, из них 1 тысяча 95 человек реально получили сроки, то есть 415 человек не понесли никакого наказания. Скажите мне, пожалуйста, что это за люди: 380 и 415 человек? Они погибли или суд учёл статью 25 Уголовно-процессуального кодекса, её содержание, или это недостатки судебной системы? Почему эти люди не были осуждены на реальные сроки? Или наша судебная система полностью себя дискредитировала и надо с неё, наверное, начинать?

Яровая И.А., председатель Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, фракция "Единая Россия".

Уважаемый Сергей Николаевич, суд сегодня руководствуется нормой закона, которая действует, а действует сегодня норма закона о том, что санкция, предусмотренная законом, – от нуля до семи и от нуля до девяти. Вот давайте себе зададим вопрос: такой разбег по составу преступления, которое повлекло к гибели двух и более лиц, например... У нас что, эквивалент жизни человека может быть различным в зависимости от того, понравился ли нам преступник или нет? Конечно, не может быть! Но сегодня закон устанавливает такую возможность, это решение абсолютно в рамках закона, и именно поэтому это потрясает общественность и очень часто является предметом публичного обсуждения. Я сама делала депутатский запрос в отношении бывшего следователя. Кадры эти были показаны по всей стране, когда, находясь в состоянии опьянения, он на огромной скорости просто снёс женщину и поехал дальше, скрылся с места преступления. Это факты очевидные, поэтому мы, как законодатели, сегодня, невзирая на то, о ком идёт речь, должны дать суду такой инструмент, который будет обеспечивать неотвратимость наказания.

Смолин О.Н., фракция КПРФ. У меня вопрос к обоим докладчикам.

Уважаемая Ирина Анатольевна, уважаемый Дмитрий Фёдорович! Понятно, что любой нормальный человек выступает против пьянства за рулём, но при этом эксперты указывают на некоторые недостатки определения состояния опьянения по алкотестеру. В частности, эксперты указывают на погрешность, которую уже упоминали, на то, что алкотестеры реагируют на кефир, на квас, на корвалол. Как вы относитесь к предложениям экспертов определять состояние опьянения по медицинским показаниям с участием медицинского работника?

Спасибо.

Яровая И.А., председатель Комитета Государственной Думы по безопасности и противодействию коррупции, фракция "Единая Россия".

Уважаемые коллеги, конечно, у нас в таком, будем говорить, обиженном положении оказались кефир, хлеб ржаной, бананы – видимо, те, кто распространял эту рекламу, надеялись, что это будет исключено из продуктов детского питания, потому что недобросовестность этой рекламы очевидна.

Коллеги, мы с вами сегодня должны всё-таки, наверное, давать юридическую оценку. Если мы с вами посмотрим фактический протокол, протокол, который сегодня составляется, посмотрим внимательно те данные, которые в обязательном порядке фиксируются в протоколе, то мы увидим, что там есть обязательное указание на индивидуальные данные прибора, обязательное указание на то, когда он проходил техническую проверку, обязательное указание на то, имеется ли в нём погрешность.

Более того, у нас с вами есть два понятых, у нас с вами есть само лицо, которое проходит освидетельствование, у него есть право заявить о направлении на повторное исследование, интервал в исследованиях, которые проводятся первоначально, – двадцать минут и дважды. То есть мы с вами заложили целую систему, обеспечивающую объективность оценки этой ситуации. Меры, которые мы предлагаем сегодня по восполнению пробелов в законодательстве, направлены на то, чтобы защитить и обезопасить жизнь тех, кто пока ещё жив, а не проводить исследование уже по факту, когда мы с вами имеем дело не с правонарушителем, а с преступником, по вине которого совершено опасное преступление.

Вяткин Д.Ф., заместитель председателя Комитета ГД по конституционному законодательству и государственному строительству, фракция "Единая Россия".

Уважаемый Олег Николаевич, я могу говорить лишь о мнении комитета, оно заключается в следующем. Данным законопроектом не регулируется вопрос о так называемых промилле, я полагаю, что вы это имели в виду. Есть различные мнения экспертов по этому вопросу, вопрос, вне всякого сомнения, является дискуссионным. Мы сейчас говорим о том, что, вне всякого сомнения, необходимо усиливать ответственность, и именно об этом было решение комитета.

Решульский С.Н., член Комитета ГД по охране здоровья, фракция КПРФ.

Наверное, государство не должно мстить людям, а должно создавать такую систему наказания, которая гарантирует неотвратимость этого наказания. Вот цифры.

2009 год: 203 тысячи 603 дорожно-транспортных преступлений произошло, погибли 26 тысяч 84 человека; "пьяных аварий" – 12 тысяч 326, следовательно, это 6 процентов (запомните!), погибли 2 тысячи 217 человек – много, но это 8,5 процента от общего количества.

2010 год: 199 тысяч 431 авария произошла, погибли 26 тысяч 567 человек; "пьяных аварий" – 11 тысяч 845 (6 процентов), погибли 1 тысяча 954 человека (7,3 процента).

2011 и 2012 годы – почти то же самое, рост по "пьяным авариям" составил 0,3 процента. Мы сейчас речь ведём о том, как справиться с этими 6 процентами, как их запугать, чтобы они не садились пьяными за руль. Ну, а кто будет заниматься 93 процентами, о которых я сказал? Из ста вычесть семь, вы прекрасно понимаете, получится девяносто три.

Я не зря задал вопрос уважаемой Ирине Анатольевне: а что, этим законом мы уже однозначно подчёркиваем, что наша судебная система полностью прогнила, что ей никто не доверяет? Кстати, по социальным опросам одной уважаемой организации, не буду называть её, до 50 процентов нашего населения не доверяют нашей судебной системе, а среди тех, кто сталкивался с судебными делами, уже 63 процента. Верить или не верить этим опросам – это, как говорится, каждый сам может определить.

Следующее. Эти 380 человек, эти 415 человек, которые не получили реальные сроки – неужели у нас не хватило времени и не было возможностей, вообще-то, разобраться, почему суды не привлекли их к уголовной ответственности, не осудили? У нас на срок до семи или до девяти лет по статье 264 можно человека осудить, почему суды не принимают эти решения? Потому что, наверное, в каждом случае есть какие-то свои обстоятельства. Я не защищаю судебную систему, но у нас есть квалификационные комиссии, которые должны рассматривать это. Ну что такое 380 случаев за год? Давайте рассмотрим их отдельно и спросим с тех судей, которые определяли такие сроки. Наверное, механизмы есть этого решения.

Вот если бы мы поступали по-государственному, то, на мой взгляд, должны были бы рассмотреть вопросы административной и уголовной ответственности за состояние наших дорог, которая лежит на главах администраций. Но как только я поднимаю этот вопрос, мне все без исключения говорят: "Ты что, вообще ничего не понимаешь?! У них же денег нет, они же не могут дороги привести в нормальное состояние!" Тогда объясните мне, почему такая борьба идёт на выборах главы администрации того или иного поселения, города и так далее, что же они туда лезут, если там денег нет и они не могут ничего сделать?! По данным той же ГИБДД, 30 процентов всех аварий происходит из-за плохого состояния наших дорог.

Второе, тезисно говорю. Вот выйдем из зала и начнём друг другу рассказывать, как получить права, как купить эти права, как наши автошколы обучают и выпускают учеников, как наши сотрудники ГИБДД за деньги выдают права. Вы что, не видите, какое движение в Москве сейчас стало?! Тут кого ни спросишь, говорят: "Да половина прав куплена!" Давайте введём статью, определим наказание до девяти лет, я не знаю, до семи лет – пусть тот, кто за деньги выдал права, сидит, пока не одумается, там, где положено, – это, на мой взгляд, государственный подход.

Третье, тоже тезисно, о судьях. (Времени совсем не остаётся, а такой интересный вопрос!) Давайте проведём хороший анализ по этим 380 уголовным делам, 414 уголовным делам, где вообще нет никаких наказаний или где дали от года до трёх лет. Пригласим, ну пусть не мы, а Верховный Суд или квалификационная комиссия, и спросим: "Слушай, Иванов, Петров, Сидоров или как там твоя фамилия, объясни нам, из чего ты исходил? Из того, что погибли эти обвиняемые? Или, может быть, по статье 25-й УПК, по примирению сторон решили? Или, может, ты взял на лапу, получил взятку какую-то?" И определим тогда судье, я не знаю, до пяти, до семи, до десяти лет, как это положено по Уголовному кодексу, без права далее заниматься юридической деятельностью.

И четвёртый вопрос. Вот мы тут говорим о погибших в автоавариях, а вы знаете, что у нас каждый час пять-шесть человек умирают из-за отравления фальсифицированным алкоголем? Не из-за болезни или пьянства, а из-за того, что фальсифицированный алкоголь мерзавцы выпускают и травят наше население! Каждый час – я подчёркиваю! Вот мы час здесь сидим – пять человек уже умерли. Так давайте примем меры... Но как только начинаешь поднимать этот вопрос, так сразу меня и всех вас, здесь сидящих, начинают одёргивать: это экономический вопрос, нельзя это трогать!

Получается, за то, что продают алкоголь несовершеннолетним или продают его не там, где положено, только штрафовать будем. Идёт алкоголизация страны, и вы собираетесь навести порядок вот такими мерами?! Давайте примем такую статью: кого задержали пьяным за рулём – тут же высшая мера наказания, прямо на месте! Может быть, таким образом мы их застращаем, и они не сядут больше за руль в пьяном виде. Если мы действительно хотим решить данную проблему, должны комплексно к этому подойти.

Результаты голосования:

Проголосовало за 289 чел. – 64,2%;

Проголосовало против 6 чел. – 1,3%;

Воздержалось 2 чел. – 0,4%;

Голосовало 297 чел.

Не голосовало 153 чел. – 34,0%

Результат: принято.

Принят в первом чтении.