Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин: убеждений не меняю!1. ситуация

1. Ситуация

Десять лет назад, когда была объявлена перестройка, страна действительно нуждалась в реформах. Однако вместо и под видом реформ страну подвергли подлинному разрушению и развалу. Результатом этого стали 5 катастроф, невиданных в мирное время в мировой истории.

Катастрофа экономическая: производство в стране упало более чем в 2 раза, в том числе в машиностроении - более чем на 60%, в легкой промышленности - более чем на 70%, в сельском хозяйстве - более чем на 55%. Это намного больше, чем в любой стране Запада в период великой депрессии 1929-1933 годов. Похоже, правительству не нужны уже никакие отечественные товары, кроме сырья, которое продаётся за рубеж.

Катастрофа социальная: уровень жизни населения упал в 2-3 раза, а у многих - в 3-5 раз; честный труд вообще, квалифицированный в особенности, обесценился как никогда, причём хуже всего платят работникам оборонных предприятий, медицины, науки, образования, культуры и сельского хозяйства; как прожить на зарплаты и пенсии, близкие к минимальным, никто из власть имущих ни разу объяснить не смог; зато по уровню социального неравенства мы в 2 раза перегнали Америку.

Катастрофа демографическая: смертность в нашей стране превысила рождаемость в 1992 году на 220, в 1993 на 750, в 1994 на 920 тысяч человек. Средняя продолжительность жизни мужчины упала за это же время с 64 до 58 лет. Здоровы только 33% новорождённых, а если "реформы" и дальше пойдут так же успешно, к 2000 году будут только 13%. Мы рискуем стать страной инвалидов детства. Угроза вымирания нации - не выдумка оппозиции, а реальный факт.

Катастрофа нравственная: в стране около 200 тысяч преступных группировок, и если в каждой из них хотя бы по 5 человек, миллион наших сограждан втянуты в организованную преступность. Потребление спирта в России составляет 14 литров на человека, включая новорождённых, при критическом уровне 8 литров. Число умышленных убийств возросло за последние пять лет в 2 раза, преступлений, связанных с наркотиками, в 4,5 раза. Бездуховность насаждается "верхами", которые не только заполонили эфир воинствующей пошлостью, но открыто заявляют, что деньги не пахнут и сами подают пример. Размах коррупции признаётся всеми от Президента России до директора ЦРУ.

Катастрофа геополитическая: Советского Союза (большой России) больше нет, мощности и кадры военного производства разбазарены, бывшие наши союзники в Европе и даже бывшие советские республики (Прибалтика) открыто заявляют, что намерены вступить в НАТО и разместить на своей территории ядерное оружие. По 19 из 20 показателей национальной безопасности страна опустилась ниже "красной черты". Условия так называемых "реформ" диктует России Международный валютный фонд. Платой за безумие развала стали 2 гражданские войны только на территории Российской Федерации: малая - в 1993 году в Москве большая, но локальная, конца которой не видно - в Чечне.

В эпоху катастроф пришедшие к власти бывшие функционеры вместе с бывшими "теневиками" совершили три "ограбления века":

  1. Уничтожение трудовых сбережений советского периода в результате гайдаровско-ельцинской "шоковой терапии", когда "в дым" было превращено примерно 400 миллиардов прежних рублей (на нынешние цены - около 2 тысяч триллионов).
  2. Приватизация по Чубайсу, который обещал, что на ваучер каждый сможет купить "Волгу", однако среди "простых людей", которых я знаю, никто не приобрел на ваучер даже велосипеда. При этом почти все мы лишились нашей собственности.
  3. Великий обман вкладчиков новыми структурами типа МММ и РДС, в результате которого в карман "новых русских" перешло еще около 20 триллионов рублей.

Ситуация катастрофическая, но небезнадежная и небезвыходная. Выход есть и мы предлагали его с самого начала.