Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичейРаботники

Работники

Мое стремление защищать интересы тех, кто живет собственным трудом, на заработную плату, а чаще - от зарплаты до зарплаты - определяется, с одной стороны, левыми политическим убеждениями, а с другой - постоянной работой с омскими профсоюзами. Говорю: омскими, поскольку в Москве регулярно сотрудничаю лишь с профсоюзом работников образования и науки. Несмотря на неоднократные предложения установить прямые контакты с ФНПР, сотрудничаем мы лишь эпизодически. То ли ФНПР все внимание сосредоточила на Комитете по труду и социальной политике, то ли она не придает сотрудничеству с депутатами Госдумы серьезного значения, то ли председатель ФНПР Михаил Шмаков не может простить мне критики в его адрес за откровенно соглашательскую позицию. Тем не менее я считаю себя депутатом от профсоюзов, и все эти годы старался защитить интересы работников по трем основным направлениям.

1. Право работника негосударственного сектора быть совладельцем предприятия, на котором он работает. В моих политических и предвыборных платформах эта идея всегда была одной из ключевых. Еще на II, III, VI и VII Съездах народных депутатов России мною предлагались поправки к Конституции и Постановлениям, которые сделали бы трудовые коллективы хозяевами на своих предприятиях. Поправки не прошли. В результате многие предприятия развалены, растащены или куплены за бесценок “новыми русскими”.

Теперь сделан шаг в правильном направлении, хотя и очень робкий. Вступил в силу Федеральный Закон “Об акционерных обществах работников (народных предприятиях)”, который подготовлен группой Святослава Федорова, а нами активно поддержан. Закон дает возможность преобразовать приватизированные предприятия в народные (т.е. такие, где акции принадлежат исключительно или главным образом работникам и распределены более или менее равномерно), и в этом его достоинство. Недостатков же у Закона два. Во-первых, упущены лучшие сроки: народные предприятия гораздо легче было создавать до приватизации; теперь же этому будут сопротивляться новые крупные собственники. Во-вторых, отсутствуют стимулы: даже Президент Рейган предоставлял налоговые льготы компаниям, которые продавали акции собственным работникам; в нашем же Законе ничего подобного сделать не удалось. Тем не менее Закон заслуживает самого серьезного внимания профсоюзных и других рабочих активистов.

2. Достойная оплата труда. Разумеется, в 1996 и 1997 гг. я голосовал за два федеральных закона, которыми минимальная заработная плата была повышена до 83,5 тысяч рублей. Иногда спрашивают: “Как можно было голосовать за такую позорную зарплату?”. Отвечаю: “Иначе она до сих пор была бы 63 тысячи”. Но правда и то, что нынешняя минимальная заработная плата - это бесстыдство социальной политики. В расчете на советские деньги она составляет около 4 рублей. И если даже Президент Ельцин подпишет наш новый Закон, повышающий зарплату до 200 рублей, в советских рублях это составит не более десятки! Такого нищенства не было много десятилетий.

Не повторяя того, что было сказано о зарплате учителей, и будет сказано о зарплате бюджетников, скажу лишь одно: решить вопрос о достойной оплате труда жалкими разовыми прибавками к ее минимальному размеру практически невозможно. Все эти годы я пытался и намерен и дальше идти другим путем - через Закон о прожиточном минимуме (см. раздел “Бедные”).

3. Другие трудовые и профсоюзные права.

В целом моя позиция по этому вопросу состоит в следующем: не дать ухудшить благоприятное для работника законодательство, доставшееся нам от советского периода, а по отдельным вопросам пытаться его улучшить. Поэтому я активно поддерживал:

  • международные конвенции и соглашения с Международной организацией труда, которые вводят более высокие нормы в области безопасности и гигиены труда, повышают статус государственных инспекций труда, контроль за соблюдением трудового законодательства и т.п.;
  • поправки к статье 15 КЗоТ, которые распространяют действие трудового законодательства, в т.ч. гарантии защиты трудовых прав на тех, кто работает у частных лиц;
  • поправки к статье 213 КЗоТ, которые предусматривают в случае незаконного увольнения работника оплату всего времени вынужденного прогула без ограничений срока, а также возмещение работнику морального вреда на основании судебного решения;
  • введение в Уголовный кодекс специальной статьи 145.1., которая предусматривает наказание руководителя любой организации (от штрафа до 2 лет лишения свободы), который из корыстной и иной личной заинтересованности допустил невыплату свыше 2 месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и других выплат, установленных законом.

Напротив, я не поддерживал многочисленные законопроекты, вносившиеся Правительством, а иногда - депутатами правых фракций, которые предусматривали ограничение трудовых прав, пособий по безработице и т.п. В стенограммах Госдумы остались мои выступления с требованием, чтобы подобные законопроекты предварительно согласовывались с профсоюзами.

К сожалению, уже несколько лет мне не удается “продавить” через Комитет по труду и социальной политике мою поправку к КЗоТ, которая требует, чтобы все социальные льготы и пособия устанавливались в зависимости от общего трудового стажа работника, а не от непрерывного стажа, как сейчас. В условиях массовой безработицы, банкротства и закрытия предприятий необходимость поправки очевидна, она затрагивает интересы многих миллионов людей. Не теряю надежды, что до конца срока полномочий Госдумы поправку все же удастся провести.

В настоящее время в Госдуме находится 3 альтернативных проекта Трудового Кодекса. Самый худший из них - правительственный - предполагает фактически отказ от системы коллективных договоров. Но даже самый лучший, на мой взгляд, ухудшает положение работника. Я не намерен голосовать за эти проекты: если защиту трудовых прав работника невозможно улучшить, то, по крайней мере, нельзя ухудшать.