Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичейСеляне

Селяне

Хотя в деревне родился и провел лучшие годы, специалистом в сельском хозяйстве себя не считаю. Правда, когда слышу, как такие “аграрные вожди”, как Юрий Черниченко или Яков Уринсон с думской трибуны или телеэкрана учат крестьян, как им жить, с благодарностью вспоминаю тех руководителей хозяйств, сельских профсоюзников, механизаторов, с которыми общался в эти годы и у которых - теперь знаю точно - кое-чему научился.

Поскольку округ мой смешанный - в нем есть горожане и селяне; поскольку сам я родился в селе; поскольку, наконец, меня поддержало Аграрное движение области; - по всем этим и другим причинам я обещал во всех важных вопросах, касающихся развития села, поддерживать Аграрную депутатскую группу, быть, так сказать, ее внештатным членом.

Хорошо знаю, что почти все крупные реформы в России ХХ века проводились за счет крестьян. Еще 10 лет назад за 1 тонну зерна можно было купить в 3-4 раза больше горючего, сельхозтехники и запчастей. Деревня только стала жить более или менее зажиточно, как ее тут же подвергли “реформам”. Теперь по уровню оплаты труда крестьяне уверенно занимают летом 2-е место, а зимой - “почетное” 1-е место снизу - вслед за медиками, учеными, работниками образования и работниками культуры!

Безусловно, разделяю мнение аграрников о том, что без возрождения села страну возродить не возможно. Более того, рискну перефразировать знаменитого военного теоретика: кто не хочет поддерживать своих крестьян - будет кормить чужих фермеров! Однако не считаю, что деревню можно спасти отдельно или за счет города. На самом деле - только вместе!

Во всех трех парламентах работу по защите интересов селян вел по двум основным направлениям:

а) поддержка агропромышленного комплекса;

б) поддержка бюджетников села (см. раздел “Бюджетники”).

Хотя на выборах 1995 г. Аграрная партия не набрала 5 %, в Госдуме второго созыва активно работала Аграрная депутатская группа, созданная из депутатов-аграрников, победивших в своих округах, и пополненная коммунистами. Получив Аграрный Комитет и поддержку других левых фракций, она, как могла, отстаивала интересы крестьян. Войдя в группу “Народовластие”, я фактически являлся и внештатным членом Аграрной группы, голосующим вместе с ней по всем вопросам, касающимся села.

К лету 1999 г., когда пишется этот отчет, Президент подписал уже 8 законов, принятых Госдумой. Почти все законы подписывались со второго или третьего раза. Количество же “запущенных в производство” законов измеряется десятками. Среди подписанных Президентом Федеральные Законы:

  • “О государственном контроле за качеством и рациональном использовании зерна и продуктов его переработки”;
  • “О государственном регулировании обеспечения плодородия земель сельскохозяйственного назначения”;
  • “О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан”;
  • “О семеноводстве”;
  • “О мелиорации земель”;
  • “О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации”.

Быть может, самым важным среди подписанных должен был стать Федеральный Закон “О государственном регулировании агропромышленного производства”. Если бы “гарант Конституции”, который подписывает все законы и которому целиком подчинено Правительство, выполнил хотя бы этот последний Закон, возрождение села из политического треска превратилось бы в реальность. В принципе в этом Законе есть все или почти все, чего требуют российские аграрники:

  • прямые дотации сельским товаропроизводителям (ныне в расчете на гектар пашни в России они примерно в 100 раз меньше, чем в Европе);
  • льготные кредиты агропромышленному комплексу;
  • обеспечение паритета цен на продукцию промышленного и сельхозпроизводства;
  • защита отечественного рынка сельхозпродукции от иностранной конкуренции;
  • обеспечение продовольственной безопасности страны (ученые считают, что такая безопасность под угрозой, если импортная сельхозпродукция на национальном рынке составляет более 30 %, а в России в настоящее время - не менее 40 %!).

Каждый аграрник мог бы повесить этот Закон на стену кабинета или квартиры и читать, как поэму. Вот только потом не пришлось бы плакать от обиды и горького разочарования...

Разумеется, я голосовал не только за все перечисленные законы, но практически за все предложения Аграрной депутатской группы, включая увеличение бюджетных расходов на сельское хозяйство. Кстати, каждый год, кроме 1999 г., Госдума прибавляла сельскому хозяйству примерно треть по сравнению с тем, что предлагало дать Правительство. Но размазанные тонким слоем по всей России эти деньги не могли предотвратить умирание деревни.

В нескольких случаях я выступил с собственными законодательными инициативами, направленными на поддержку крестьян. Так, по просьбе омичей мною был внесен проект Закона, предусматривающий снижение налога на добавленную стоимость на продукцию садоводства. Проект удалось согласовать с Геннадием Куликом и Виктором Хлыстуном, но ни того, ни другого в новом Правительстве уже нет. А значит, судьба Закона оказалась под вопросом.

Впрочем, и у Госдумы, есть, как минимум, один долг перед аграрниками. Я имею в виду Земельный кодекс, который не принят до настоящего времени. Последний подготовленный его проект, как и другие, был не совершенен, но его надо было принимать. Надо - поскольку он, как и Конституция, узаконивал в России все формы собственности на земельные участки, но исключал возможность свободной продажи земель сельскохозяйственного назначения. Аграрная депутатская группа и фракция Компартии приняли решение голосовать за Земельный кодекс. Однако на пленарном заседании он был провален головами не только правых либералов, но и части левых радикалов. Сознавая недостатки Земельного кодекса, я голосовал за, поскольку при отсутствии Закона в регионах разного рода аяцковы уже устроили распродажу российской земли.

Моя позиция в этом отношении остается прежней: распродажа земли в России - афера похуже ваучерной; землю могут купить не те, кто ее обрабатывает, а разного рода “новые русские”; а потому продадим землю - потеряем Родину!

Учитывая результаты моих голосований, а также всю работу, направленную на поддержку агропромышленного комплекса, оба виднейших, но разошедшихся перед выборами руководителя российских аграрников - Михаил Лапшин и Николай Харитонов - приняли решение не выставлять по моему округу другого кандидата от селян, но, напротив, обещали мне свою полную поддержку.