Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичейИнвалиды

Инвалиды

По затратам сил и времени социальная защита инвалидов занимает в моей законодательной работе ведущее место, наряду с образованием. Это и понятно: с рождения на собственном не всегда сладком опыте знаю жизненные проблемы тех, кому не повезло со здоровьем, стараюсь помочь им, сколько могу. Некоторые меня за это осуждают - старается, мол, для своих - но Бог им судья.

Основные направления моей работы по социальной защите инвалидов можно для краткости обозначить следующим образом: 1. Система социальных гарантий; 2. Деньги; 3. Образование; 4. Пенсии.

1. Система социальных гарантий. Такая система установлена Федеральным Законом “О социальной защите инвалидов в Российской Федерации”. Над этим Законом я работал еще в Верховном Совете России с самого начала его подготовки. Тогда принять Закон не успели, поскольку Верховный Совет был сначала распущен, а затем и расстрелян Президентом. В 1995 г., уже при новом Парламенте, Президент дважды отклонял Закон. Даже в тогдашнем выборном Совете Федерации мне было не просто убедить депутатов голосовать за преодоление президентского вето - Закон требовал немалых денег. К счастью, это удалось, хотя и не без труда. Сейчас многие жалуются, что Закон исполняется плохо - и это правда. Мы сами регулярно проводим парламентские слушания и направляем Правительству запросы с требованием исполнять Закон. Но надо понимать: если во многих регионах, в т.ч. в Омской области, плохо ли, хорошо ли, для инвалидов действуют льготы по оплате жилья, коммунальных услуг, телефона, в какой-то степени - транспортные льготы, то это главным образом благодаря Закону. Без Закона большинство этих гарантий были бы отменены. Только в Омской области Закон приносит пусть небольшую, но реальную пользу примерно 100 тысячам инвалидов.

За время работы Госдумы второго созыва Правительство неоднократно предлагало отменить или приостановить целый ряд норм Закона, предусматривающих социальные гарантии для инвалидов. Мы этого не допустили и, считаю, поступили правильно. Более того, по крайней мере, по двум пунктам нам удалось даже продвинуться вперед.

Пункт первый - определение понятия “ребенок-инвалид”. Согласно всем российским и международным документам ребенком считается лицо до 18 лет. Однако для детей-инвалидов в Законе было сделано исключение - ими признавались лица до 16 лет. Ныне принята новая редакция статьи 1 Закона, которая предусматривает, что и детьми-инвалидами признаются лица до 18-летнего возраста (соответствующие изменения внесены и в пенсионное законодательство). С этим связано распространение на детей 16-17 лет социальных гарантий и условий пенсионного обеспечения.

Пункт второй - определение общественной организации инвалидов. Теперь, согласно новой редакции статьи 33 Закона, ею признается организация при условии, что инвалиды либо их законные представители (один из родителей, попечителей) составляют в ней не менее 80 %. Этим достигается две цели: с одной стороны, узакониваются общественные организации родителей детей-инвалидов, а с другой - от инвалидного движения отсекаются те, кто хотел бы не работать для инвалидов, но прикрываться инвалидами. Забавно, что когда мы предлагали этот Закон, президентское Главное ГПУ упрекало нас за то, что мы нарушаем права здоровых людей создавать общественные организации инвалидов! Но мы на своем настояли.

Из других моих законопроектов, касающихся социальной защиты инвалидов, назову лишь два. Первый законопроект внесен по предложению Омской ассоциации тяжелых инвалидов “Лювена”. Смысл его в том, чтобы обязать власти рассчитывать особый прожиточный минимум для инвалидов, нуждающихся в постоянном постороннем уходе. Совершенно очевидно, что нынешняя надбавка на уход в размере минимальной пенсии по старости никоим образом не покрывает затрат тех, за кем на самом деле нужно ухаживать. За такие деньги никто ни за кем ухаживать не будет. Ясно, что величина прожиточного минимума для таких инвалидов должна быть выше, чем для обычного пенсионера. Несмотря на возражения представителя Президента и представителя Правительства, Закон принят в первом чтении Госдумой.

Второй законопроект касается расширения льгот для инвалидов по оплате жилья и коммунальных услуг. Опять же по предложению омских инвалидов я настаиваю, чтобы льгота касалась не только самого инвалида, но хотя бы еще одного лица, осуществляющего постоянный посторонний уход за ним. К сожалению, на Закон получено отрицательное заключение Правительства, но отступать я не намерен.

2. Деньги. Из всех вопросов финансовой поддержки инвалидов остановлюсь на бюджете и налоговых льготах.

Не было года, чтобы Госдума не увеличила в федеральном бюджете расходы по программам “Дети-инвалиды”, “Социальная поддержка инвалидов” и другим. За счет этих денег тысячи и тясячи людей получили протезы, слуховые аппараты, другое необходимое реабилитационное оборудование.

С 1993 г. мне удается практически ежегодно закладывать в бюджет средства на выпуск литературы для слепых и инновационные средства информационного обеспечения инвалидов по зрению. По этой бюджетной строке в специальные школы и библиотеки поступают не только книги, напечатанные шрифтом Брайля, и “говорящие книги”, изданные на кассетах, но и специальные принтеры, синтезаторы речи, читающие машины и другое оборудование, которое призвано помочь инвалидам по зрению восполнить недостаток информации. По некоторым информационным технологиям для незрячих наш российский уровень вполне соответствует мировому.

Точно так же не было ни одного года, чтобы Правительство да и некоторые депутаты Госдумы не предлагали отменить или урезать налоговые льготы для общественных организаций инвалидов и предприятий, использующих их труд. Такая позиция обосновывалась двумя благовидными аргументами: желанием, отобрав льготы, помочь на эти деньги всем инвалидам и стремлением покончить со злоупотреблениями. На самом деле оба аргумента ложные.

Во-первых, если отобрать льготы у работающих инвалидов и поделить вырученные деньги на всех, мы получим последствия двоякого рода. С одной стороны, немедленно закроются специализированные предприятия, а выброшенные со своих рабочих мест инвалиды придут в органы социальной защиты требовать того, что им положено по Закону. Создать же новые рабочие места на обычных предприятиях гораздо дороже, чем сохранить существующие. С другой стороны, инвалиды, работающие на спецпредприятиях, составляют подавляющее меньшинство. Если отнять у них льготы и поделить на всех инвалидов, получится по принципу: вот тебе 3 рубля - и ни в чем себе не отказывай! Или еще вероятнее деньги растворятся в структурах новой российской бюрократии.

Во-вторых, что касается злоупотреблений, то бороться с ними, конечно, нужно. Не надо только лечить головную боль с помощью гильотины. Мне самому удалось внести несколько предложений, отсекающих тех, кто работает для инвалидов, от тех, кто хочет на них поживиться. Если бы налоговые льготы не удалось отстоять, не менее 50 тысяч инвалидов только по системе Всероссийских обществ слепых, глухих и инвалидов немедленно лишились бы своих рабочих мест.

3. Образование. В свое время в Закон РФ “Об образовании” и в Федеральный Закон “О высшем и послевузовском профессиональном образовании” вошли мои предложения, которые, среди прочего, предусматривают:

  • внеконкурсный прием инвалидов I и II группы в образовательные учреждения при условии успешной сдачи вступительных экзаменов и наличии положительного заключения медико-социальной экспертизы;
  • повышение на 50 % стипендий инвалидам I и II группы - студентам высших учебных заведений.

К сожалению, судьба Закона “Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья (специальном образовании)”, который должен был помочь не только инвалидам, но всем, нуждающимся в специальных образовательных условиях, сложилась крайне драматично. В первый раз этот Закон был отклонен Президентом в 1996 г. Мы не пошли на преодоление вето, но в результате немыслимо длительных процедур согласовали текст с представителем Президента в Госдуме. В 1998 году - в год прав человека - Закон с аналогичным названием был даже включен президентской администрацией в число приоритетных. Однако в 1999 г. Президент не просто повторно отклонил Закон, не просто наложил вето на уже согласованный текст, но, более того, заявил о нецелесообразности принятия такого Закона вообще! Ясно, что сам Президент давно не помнит, что подписывает. Но спрашивается: сколько могут продолжаться кульбиты в поведении президентской “команды” и чем дети-инвалиды в очередной раз не угодили Главному ГПУ?

Никакой возможности для согласия нам не оставили. Остается одно: попытаться преодолеть президентское вето. Если это удастся, наш долг перед несколькими миллионами детей и не только детей, нуждающихся в специальных образовательных условиях, их родителями и педагогами будет хотя бы частично исполнен.

4. Пенсии. Еще во время работы в Верховном Совете России мне удалось:

  • несколько увеличить надбавку на уход за инвалидами I группы - с 2/3 до одного минимального размера оплаты труда;
  • ввести в Закон увеличение размера пенсии для инвалидов за каждый год работы сверх стажа, который требуется для назначения пенсии (в первоначальном Законе инвалиды такой возможности были лишены).

В последнее время в некоторых регионах (к счастью, не у нас в Омске) при перерасчете пенсии инвалидам перестали учитывать годы трудового стажа, превышающие необходимый для ее назначения. Поэтому я срочно выступил с законодательной инициативой, которая бы исключала возможность подобной трактовки Закона. Эта инициатива по внесению изменений в статью 106 пенсионного Закона уже поддержана профильным Комитетом Госдумы и Пенсионным фондом России. Думаю, она будет принята еще до окончания срока полномочий Госдумы второго созыва.

В ходе обсуждения в Госдуме новой редакции Федерального Закона “О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий” (см. раздел “Пенсионеры”) мне частично удалось решить другую важную задачу, а именно: Госдума приняла мою поправку об исключении из текста положения, согласно которому пенсии по инвалидности не могут быть выше пенсий по старости при равном трудовым стаже. Считаю такую поправку абсолютно справедливой: как уже говорилось, существующие надбавки на уход никоим образом не покрывают реальных потребностей инвалида, который в уходе нуждается. Однако после отклонения Закона Советом Федерации мне не удалось найти единомышленников в согласительной комиссии. Видимо, решать вопрос придется уже новому Парламенту, если мне суждено в нем работать.

В целом мое видение проблемы социальной защиты инвалидов может быть выражено следующим образом: обеспечить необходимый уровень социальных гарантий для тех, кто не может работать; стимулировать, а не наказывать тех, кто работать может и хочет. Это значит: не только не отнимать пенсии у работающих и налоговые льготы у предприятий, но, напротив, создавать новые рабочие места для инвалидов, стимулировать тех, кто применяет их труд, создавать необходимую инфраструктуру, - короче, обеспечивать равные возможности, как это рекомендовано Стандартными правилами об обеспечении равных возможностей для инвалидов, принятыми в 1993 г. Генеральной Ассамблеей ООН. Кстати, за принятие этой резолюции голосовала и Россия.