Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииIv.10. правоохранители и правом охраняемые

IV.10. Правоохранители и правом охраняемые

Поскольку законодательному обеспечению социальных, культурных, экономических и отчасти гражданских прав человека будут посвящены следующие разделы, скажу несколько слов лишь по специальному вопросу отношения гражданина с правоохранительными органами. При этом, как ни парадоксально, законодателю приходится защищать сразу обе стороны: правоохранителей – от криминала и бедности, а граждан – от возможного произвола правоохранителей.

По доле расходов на силовые структуры российский бюджет давно и не без оснований именуют бюджетом полицейского государства. Только в текущем году эти расходы вырастут на 46 % - больше, чем на медицину, науку или образование. Самое печальное, что, несмотря на это, преступность, которая резко подскочила в начале 1990-х гг., падает очень медленно, а временами снова растет, в несколько раз превышая показатели советского периода.

Но вины правоохранителей здесь нет: с одной стороны, бюджет мал, а содержать их государство обязано; с другой стороны, именно им приходится бороться с преступностью, которую постоянно порождает экономическая, социальная и информационная политика Правительства. Исходя из этого, во Второй и Третьей Думе я безусловно поддерживал все законы, направленные на повышение зарплаты и создание социальных гарантий для работников милиции, прокуратуры, судов и других правоохранительных органов. И, напротив, не проголосовал ни за один закон, ухудшающий их положение.

Вместе с тем, мой голос (и в смысле голосований, и в смысле выступлений) всегда был направлен на защиту рядовых граждан от возможного произвола, причем как со стороны власти, так и со стороны правоохранителей. Мой принцип в этом отношении: максимум свободы в пределах возможного. Поэтому мною были поддержаны:

  • Федеральный закон “О борьбе с коррупцией”, который должен был поставить под жесткий контроль чиновничий аппарат (принят лишь в 1-м чтении);
  • президентские законы, в т.ч. Уголовно-процессуальный Кодекс, призванные сделать отечественную судебную систему более мягкой;
  • поправки в Кодекс Административных правонарушений, направленные против увеличения произвола инспекторов ГАИ (ГИБДД). Не будучи по состоянию здоровья водителем и не имея личного интереса, счел себя вправе по этому поводу даже специально выступать на пленарном заседании Госдумы. Большинство антиводительских правительственных предложений были провалены.
  • Принадлежу к принципиальным противникам смертной казни, однако всему – свое время. Как ни грустно, современная Россия, где “бандитским” является не только Петербург, но почти все крупные города, до подлинной гуманности пока не дозрела. Видимо, это привилегия даже не богатой Америки, но социально защищенной Европы. Логика здесь может быть лишь одна: сначала гуманность в отношении законопослушных граждан и лишь затем – в отношении тех, кто совершает особо тяжкие преступления. Не случайно правоохранители уговаривают нас не принимать больше решений об амнистии: слишком много амнистированных становятся рецидивистами.

Конечно, из общего правила должны быть исключения. Одно из них – дети. Убежден в необходимости ювенальной юстиции, законодательной поддержки комиссии по делам несовершеннолетних, но прежде всего – в необходимости такой социальной и информационной политики, которая бы помогала ребенку становится гражданином, а не преступником. В конце концов, затраты на одного ребенка в техническом кружке или спортивной секции в сотни раз меньше затрат на его содержание в колонии для несовершеннолетних или спецПТУ закрытого типа. Чем больше денег мы будем тратить на предотвращение преступлений, тем меньше их потребуется на милицию, суды и тюрьмы.

Вполне разделяю идею братьев Вайнеров: с преступностью можно покончить только в эру милосердия…