Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииV.3. трудовой кодекс: в век ххi или в век хiх

V.3. Трудовой кодекс: в век ХХI или в век ХIХ

Одним из самых “вредных” законов, принятых Госдумой третьего созыва, является новый Трудовой кодекс. Именно этот документ, на мой взгляд, во многом определяет направление движения нашей страны: в будущее или в прошлое.

Действительно, во всем мире признано, что происходящие сейчас перемены касаются не только и не столько техники и технологии, но прежде всего предъявляют повышенные требования к самому человеку. Современному цивилизованному обществу нужен не бездумный исполнитель, но работник – новатор. Это возможно лишь в том случае, если он будет обладать знаниями и высокой квалификацией, иметь право участвовать в управлении предприятиями, обладать достаточной степенью социальной защищенности и получать часть прибыли. Не случайно даже такой правый политик, как бывший Президент США Р. Рейган еще в начале 1980-х гг. стимулировал фирмы, которые продавали акции своим служащим и превращали этих служащих в совладельцев предприятий.

Однако Правительство и “партия власти” в Третьей Думе в очередной раз вознамерились догонять цивилизацию задом наперед, т.е. сначала вернуться как можно дальше вспять и лишь затем начинать “погоню”. Именно об этом свидетельствует внесенный в Думу в 2001 г. проект нового Трудового кодекса.

Первоначальный его вариант вызвал резкую критику не только левой оппозиции и большинства рядовых работников, но и руководителей Федерации Независимых Профсоюзов России (ФНПР), предпочитающих не вступать в конфронтацию с властью. Даже правовое управление Госдумы дало заключение о том, что проект Трудового кодекса противоречит статье 55 Конституции РФ, пункт 2 которой утверждает, что в России не должны приниматься законы, ограничивающие общепризнанные права и свободы граждан и ухудшающие их положение.

Результатом массовых акций протеста стали переговоры Правительства и руководства ФНПР, которые, однако, явились не поиском компромисса, но формой давления на профсоюзных лидеров. В итоге на голосование был вынесен так называемый согласованный вариант, который почти не отличался от правительственного.

По новому Кодексу многие граждане России переводятся на краткосрочные трудовые договоры. В общей сложности это не один десяток миллионов работников: все пенсионеры; все, кто работает на предприятиях с коллективом до 40 человек, а в сфере торговли и бытового обслуживания до 25 человек; все, кто выполняет оборонный заказ и т.д. Каждый год или полгода (в зависимости от того, на какой срок заключается договор) они будут испытывать стресс по поводу дальнейшей работы.

Новый Кодекс значительно ухудшает положение женщин, имеющих детей: после исполнения ребенку трех лет женщину можно направлять в командировки, привлекать к сверхурочным работам, вызывать на производство в праздничные дни и ночное время. Правда, с ее согласия, но попробуй откажись – тут же уволят. Одна из статей кодекса разрешает платить до трети заработной платы натурой, исключая только водку, патроны и наркотики. Если прежнее законодательство предусматривало увольнение работника только с согласия профсоюзов, то в новом говорится лишь об учете мнения профсоюзного органа. Перечень подобных “нововведений”, значительно ухудшающих положение работника и увеличивающих его зависимость от начальника, можно продолжать и продолжать.

Одним из главных аргументов, выдвигавшихся Правительством в пользу нового Трудового кодекса, являлась ссылка на то, что в нем содержится норма, требующая, чтобы минимальная оплата труда равнялась прожиточному минимуму. Однако после принятия Кодекса среднегодовое отношение минимальной зарплаты к прожиточному минимуму не только не возросло, но даже сократилось с 24,5 % в 2002 г. до 21,5 % в 2003 г. Таким образом, минимальная зарплата удаляется от прожиточного минимума, а обещания “партии власти” оказались фикцией.

Отношение к правительственному варианту кодекса я высказал публично, в т.ч. на парламентских слушаниях. Вот несколько цитат из этого выступления:

Правительственный проект Трудового кодекса – это… возврат к трудовым отношениям даже не до 1917 года, а до года 1905… Нам говорят, что классовый подход – это пережиток советского периода, но на самом деле это Правительство демонстрирует классовый подход. Оно идет не путем исторического цивилизационного компромисса, а путем классовой борьбы и порождает эту классовую борьбу".

“С экономической точки зрения дешевая забитая рабочая сила… - это крайне неэффективная рабочая сила. В тех странах, где существует эффективная рабочая сила, она не дешевая. А там, где она дешевая, она действительно неэффективная”.

“Здесь много говорили о женщинах с детьми. Я хочу подчеркнуть: защита их прав – это тоже не благотворительность. Данные Госкомстата свидетельствуют: через 50 лет нас останется половина от того, что есть сейчас…

Правительство думает, что оно защищает интересы работодателей - и ошибается… а кто на них будет работать через 50 или 75 лет? На Кипре ведь для всех места не хватит, кто-то должен остаться и в России”.

  • Совместно с астраханским депутатом О. Шеиным и некоторыми другими депутатами мною был внесен альтернативный проект Трудового кодекса (“Кодекс десяти”), который предусматривал:
  • зарплату – не ниже прожиточного минимума;
  • постепенное сокращение рабочей недели до 35-ти часов;
  • право профсоюзов получать информацию о финансовом состоянии предприятий и участвовать в управлении ими;
  • сохранение всех существовавших прав работников и профсоюзных организаций.

К сожалению, этот проект был отклонен агрессивно-послушным большинством Госдумы.

К чести Омских профсоюзов следует сказать, что они продолжали борьбу за трудовые права работников и после принятия в первом чтении согласованного, а точнее, соглашательского варианта Кодекса. По их инициативе ко второму чтению законопроекта мною было внесено 25 поправок, большинство которых выносилось на голосование на пленарном заседании. Одна из них была принята комиссией, готовившей законопроект, еще одну удалось “продавить” при окончательном утверждении закона. Она позволяет гражданам до 18 лет и молодым специалистам устраиваться на работу без испытательного срока и тем самым увеличивает для них гарантии занятости.

Однако этим список достижений и ограничивается, а потому я голосовал против нового Трудового кодекса, и об этом не жалею.

Более того, практика подтвердила наши неутешительные прогнозы: все положения нового Трудового кодекса, направленные на защиту работника, не исполняются и не ясно, когда будут исполнены; напротив, все положения, направленные против человека труда, выполняются с усердием, достойным лучшего применения. Уверен: Кодекс не продвинул Россию в число лидеров ХХI века, но, наоборот, вместе с Земельным кодексом, Налоговой реформой и другими аналогичными законами толкает нас в прямо противоположную сторону - в век ХIХ.