Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииV.5. интеллигенция: чем \"прогневили\" правительство ученые, учителя, врачи и работники культуры?

V.5. Интеллигенция: чем "прогневили" Правительство ученые, учителя, врачи и работники культуры?

Все, что было сказано о невозможности обеспечить достойное будущее страны при бедном и задавленном работнике, в еще большей мере относится к политике государства в отношении интеллигенции. Грустно и смешно, но российская интеллигенция, во многом подготовившая новейшую революцию начала 1990-х годов, вновь стала ее жертвой. Многие годы нижняя часть статистических сводок уровня зарплаты выглядит следующим образом: 5-е место - медицина, 4-е - наука, 3-е - образование, 2-е - культура, 1-е снизу - сельское хозяйство. Правда, в летние месяцы работники сельского хозяйства обычно выходят на 2-е место снизу, оттесняя на последнее работников культуры. Страна по-прежнему хуже всех платит тем, кто вкладывает свой труд в самый главный ее ресурс - в человека. И еще тем, кто всех кормит.

Пожалуй, самый тяжелый удар якобы-реформаторами был нанесен по науке. Мало того, что зарплата ученых и других работников, занятых в этой сфере, в среднем сократилась, как и у большинства интеллигенции, не менее, чем в 3 раза. Другие показатели разгрома науки впечатляют еще больше.

Так, согласно оценкам специалистов, в послесоветский период финансирование науки сократилось не менее чем в 20 раз. Критическим для национальной безопасности страны считается уровень бюджетных расходов на фундаментальные научные исследования в 2 % от валового внутреннего продукта (ВВП). В России в 2003 году он составит 0,31 % ВВП, т.е. в 6,5 раз меньше допустимого! По действующему закону, в федеральном бюджете на науку должно выделяться не менее 4 % от расходной части. В действительности, в текущем году выделяется 1,7 %.

Конечно, не каждый, имеющий научную степень, может быть назван настоящим ученым, и не факт, что двое занятых в науке дадут результат, в два раза превосходящий результат одного человека. Но тем не менее, общая мировая тенденция заключается в росте финансирования и количества работающих в этой сфере. Более того, по прогнозам футурологов, в информационном обществе от 60 до 90 % работников должны иметь высшее образование или научные дипломы. В этом смысле в последние 15 лет Россия не приближалась к цивилизации, но удалялась от нее.

Так, количество работающих в науке с 1990 по 1999 г. сократилось с 1,9 млн. до 872 тыс. и продолжает сокращаться. Часть этих людей превратилась в “челноков” и рыночных торговцев, другая же уехала за границу. По данным российского Фонда фундаментальных исследований, только в первой половине 1990-х гг. научная миграция из России составила не менее 80 тыс. человек, причем уезжали как раз люди, составлявшие цвет отечественной науки. Прямые потери российского бюджета от “утечки умов” за этот период составили не менее 80 млрд. рублей. Другие эксперты, считая с 1970 по 2000 год, оценивают потери советского и российского бюджетов в 1 трлн. долларов!

Рассказывают, что экс-премьер России В. Черномырдин на одном из заседаний Правительства задал вопрос: “Поднимите руку, кто здесь без ученой степени?”. А когда ни одной руки не поднялось, продолжил: “За что же вы науку так не любите?”. Увы, моральное заступничество бывшего премьера науке на пользу не пошло: “остепененные” члены Правительства и Администрации Президента продолжают губить науку и своих бывших товарищей по ней с упорством, достойным лучшего применения. Да и сам В. Черномырдин ничего доброго для науки не сделал: вместо того, чтобы учить жить своих подчиненных, лучше бы он помог ей материально…


Пожалуй, главное, хотя и очень скромное, наше достижение в отношении интеллигенции – повышение в декабре 2001 г. зарплаты работникам образования, медицины, науки и культуры в среднем в 1,54 раза (тарифная часть увеличилась в среднем в 1,89 раза). Решение принималось специальным законом, где мне довелось быть членом согласительной комиссии. Даже этот очень скромный закон проходил тяжело. Наши попытки ввести его в действие раньше, и сохранить “вилку” между 1-м и 18-м разрядами хотя бы на уровне 1:6 (а не 1:4,5) не были поддержаны большинством Госдумы. Конечно, шаг вперед сделан, но, по данным профсоюзов, в начале 2003 г. средняя зарплата, например, в образовании вновь оказалась на уровне 50 % от промышленности и почти у половины “бюджетников” опустилась ниже прожиточного минимума. Напомню, что, по действующему закону, средние ставки педагогических работников в образовании должны быть выше средней зарплаты в промышленности и даже в 1940 году средняя зарплата в этой области составляла от ее уровня в промышленности 97 %.

Другими нашими скромными достижениями в защите интересов российской интеллигенции следует признать:

  • сохранение в течение 12 лет налоговых льгот для организаций образования, медицины, науки, культуры, средств массовой информации. Многим это позволило выжить в самые тяжелые кризисные годы, однако новый Президент, Правительство и думское большинство большую часть льгот отменило;
  • практически ежегодное, хотя и небольшое, увеличение бюджетных расходов в сферах деятельности, обращенных к человеку, в т.ч. Академии наук, государственных научных фондов, федеральных целевых программ и федеральной адресной инвестиционной программы. Разумеется, эти бюджетные деньги качественно изменить положение интеллигенции не могли;
  • увеличение с 1 января 2003 года в 3 раза надбавок за ученые степени доктора и кандидата наук в вузах, а с 1 апреля – таких же надбавок в научных организациях и в научно-исследовательском секторе высшего образования. Если надбавки в образовании были увеличены с согласия Правительства, то против увеличения надбавок в науке Правительство прямо возражало, и их увеличение исключительная заслуга нашего Комитета по образованию и науке.

Вообще, в канун 2003 года впервые за несколько лет над российской интеллигенцией нависли сразу пять угроз или, если хотите, "дамокловых мечей".

Во-первых, внося в Госдуму проект федерального бюджета на 2003 год, Правительство предлагало отменить 25-процентную надбавку для сельских учителей, а равно работников культуры и медицинских работников. При этом давление профсоюзов и трудовых коллективов работников бюджетной сферы оказалось столь сильным, что эту угрозу удалось ликвидировать при рассмотрении вопроса в Бюджетном Комитете, не вынося нашу поправку на пленарное заседание.

Во-вторых, предлагая проект поправок к закону "Об основах федеральной жилищной политики", Правительство пыталось ликвидировать коммунальные льготы для сельской интеллигенции. Четырежды рассмотрение этого вопроса на пленарном заседании Госдумы переносилось. В конце концов, законопроект был принят, однако теперь льготы предлагается ликвидировать (точнее, передать этот вопрос на рассмотрение субъектов Российской Федерации) с 2005 года, когда парламентские и президентские выборы останутся позади.

В-третьих, Правительство пытается пересмотреть установленное законом положение об уровне зарплаты в образовании. Начиная с Указа Президента Б. Ельцина № 1 от 11 июля 1991 г., начиная с Закона РФ "Об образовании" 1992 г., была установлена, но не исполнялась, норма, согласно которой средние ставки зарплаты педагогических работников в системе образования должны быть не ниже средней зарплаты в промышленности. Увы, выступая в Госдуме 9 октября 2002 г., В. Матвиенко, которая выражала точку зрения Правительства, заявила, что теперь Правительство исходит из положения, согласно которому зарплата в непроизводственных отраслях должна быть на уровне 80 % от ее уровня в производственных отраслях. При этом даже в Распоряжении Правительства № 1756-р "Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года" записано: в 2006 году вывести оплату труда в этой сфере на уровень средней зарплаты в промышленности.

В-четвертых, в 2003 г. Правительство предлагает 33-процентную индексацию зарплаты работников образования, медицины, науки, культуры. Однако, по данным профсоюзов, рост прожиточного минимума с декабря 2001 года, когда зарплата повышалась последний раз, до октября 2003 года, когда ее предполагается поднимать вновь, составит 40 %, тогда как обещанное повышение - только 33 %! Это означает, что в плановом порядке работники бюджетной сферы станут, как минимум, на 7 % беднее.

В-пятых, предлагается уже с октября текущего года перевести педагогов, медиков, работников науки и культуры на отраслевые системы оплаты труда. Хочу подчеркнуть: идея отраслевых систем оплаты труда - это в принципе идея правильная, и мы как законодатели предлагали ее на протяжении уже более 10 лет. Однако разработанная Министерством труда правительственная концепция по этому вопросу страдает двумя трудноизлечимыми "заболеваниями". Во-первых, это попытки отменить государственные гарантии в области заработной платы и вместо отраслевых систем оплаты труда создать региональные. Во-вторых, попытка ввести новую систему оплаты труда практически при тех же деньгах.

Таким образом, из пяти угроз российской интеллигенции со стороны Правительства совместными усилиями законодателей, профсоюзов и самих работников удалось ликвидировать (а, точнее, отсрочить) лишь две. Увы, в своих атаках на интеллигенцию власть, похоже, не разумеет простой истины: скорее верблюд пройдет через игольное ушко, чем богатая страна с нищей интеллигенцией войдет в информационное общество и обеспечит себе достойное будущее.

Новые угрозы для российской интеллигенции и для интеллектуального потенциала страны в целом исходят от президентского закона “Об организации власти в субъектах Российской Федерации” и решений Комиссии Правительства РФ по вопросам оптимизации бюджетных расходов, принятые в конце марта 2003 года. Среди прочего, эти документы содержат следующие предложения:

  • передать большую часть ПТУ, техникумов и колледжей, а также часть вузов с федерального бюджета на региональные и местные. – Опыт показал, что в регионах, которые на рубеже 1990-х гг. приняли ПТУ в свое ведение, они финансируются хуже и закрываются чаще;
  • пересмотреть установленный законом норматив, согласно которому в России за счет федерального бюджета должны обучаться не менее 170 студентов на 10 тысяч населения. – Учитывая, что сейчас таких студентов 192, сокращение может составить свыше 15 % бесплатных учебных мест;
  • сократить госзаказ на подготовку студентов в государственных вузах по тем специальностям, которые дублируются в вузах негосударственных. – Почти все гуманитарное образование в России станет платным. Экономистами, управленцами и политиками будут только дети богатых. Отсталость страны, новые конфликты или даже революции окажутся неизбежными;
  • исключить из законодательства положение о том, что на науку должно ежегодно выделяться не менее 4 % расходной части федерального бюджета. – Науку предлагают навсегда оставить в нищете, а у ученых отнять последнюю надежду;
  • ликвидировать или приватизировать множество научных организаций и федеральных государственных унитарных предприятий в сфере науки, включая, возможно, государственные научные центры. – Это может окончательно разрушить остатки научного потенциала страны, закрыть нам путь в информационное общество и превратить Россию в захолустье мировой цивилизации;
  • отменить с 2005 года оплату из федерального бюджета услуг по распространению и трансляции общероссийских телеканалов в городах с населением менее 200 тысяч человек. – Парадоксально, что электронные и печатные СМИ продолжают представлять эфир почти исключительно политикам от “партии власти”, которые уничтожили для них налоговые льготы и другие формы государственной поддержки, которые сохранялись при более левом Парламенте, а теперь организуют новую атаку на права граждан в области свободы информации. Впрочем, особенно удивляться не приходится: по известному выражению, в отношении творческих работников СМИ административная петля сменилась экономической, но в тех же руках и на тех же шеях. Точнее было бы сказать, что вместо одной петли они получили сразу две. Разве что поводок подлиннее…

Интересно, сколько еще раз интеллигенция будет приводить к власти тех, кто отбирает у нее деньги и свободу.