Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииV.10. пенсионная реформа: кого обогатит накопительная система?

V.10. Пенсионная реформа: кого обогатит накопительная система?

В последнее время от представителей официальной власти мы много слышим о том, как государство заботится о пожилых людях и повышает им пенсии. Едва ли не ключевой аргумент в подобных рассуждениях состоит в том, что средняя пенсия превысила прожиточный минимум. Однако при этом "забывают", а, точнее, замалчивают, как минимум, четыре обстоятельства.

Во-первых, сам этот прожиточный минимум "обрезан" до неприличия. Так, в Омской области в последнем квартале 2002 г. он утвержден в сумме 1260 руб., тогда как прожиточный минимум работающего человека - 1831 руб. Как будто человеку, как только он стал пенсионером, уже нет необходимости есть, пить, одеваться и платить за квартиру.

Во-вторых, современные пенсии по-прежнему много ниже, чем были в советский период. Учитывая, что цены в России сейчас привязаны к доллару, минимальная советская пенсия в 70 руб. составила бы не менее 2250 руб., 100-рублевая, какую получали многие миллионы людей, - не менее 3200 руб., а 120-рублевая - под 4000 руб. Сравните с этим вашу пенсию и посчитайте, насколько Вас, как сейчас говорят, "кинули". А ведь за 13 лет при нормальной жизни пенсии должны были не упасть, но, по крайней мере, удвоиться!

В-третьих, многие миллионы людей в стране продолжают получать пенсию ниже официально установленного прожиточного минимума пенсионера. Один из тех вопросов, на которые не может ответить никто из политиков, сохранивших остатки совести, - это вопрос о том, как прожить на пенсию в 1000, 900 или даже 800 рублей.

В-четвертых, теперь у Правительства и Президента нет даже формальных оснований отказываться от повышения пенсий, ибо и в бюджете страны, и в бюджете Пенсионного фонда в последнее время доходы постоянно превышают расходы. Эти доходы правящая олигархия обязана была потратить на тех, чьим трудом создана страна, но тратит их… - на опережающую выплату внешних долгов и свои собственные нужды!

Понятно, что при такой ситуации о "социальном государстве" и социальной политике вообще говорить не приходится, а все власти перед пенсионерами в неоплатном долгу. И все же нельзя путать тех, кто старался, но не был в состоянии помочь старшему поколению, и тех, кто проводил "реформы" за его счет. За подобные ошибки на выборах пенсионеры расплачиваются уже который раз.

В работе думских депутатов левой, патриотической и социальной ориентации и моей личной работе по защите интересов пенсионеров можно выделить два основных направления:

  1. Срыв некоторых правительственных планов, которые более всего угрожали интересам людей.
  2. Действия, направленные на улучшение пенсионного обеспечения.

I.

Как известно, варианты правительственной концепции пенсионной реформы, различаясь в деталях, предусматривали несколько ключевых позиций, направленных против интересов пенсионеров. Остановлюсь подробнее на двух.

Во-первых, повышение пенсионного возраста. Эта идея содержалась еще в Постановлении Правительства В. Черномырдина № 790 от 07.08.1995 г., а затем была продублирована в т.н. "программе Грефа", текст которой был передан в Госдуму весной 2000 г.

Тогда В.И. Матвиенко, успокаивая общественное мнение, публично заявила, что пенсионный возраст повышаться не будет. Однако на мой прямой вопрос в Госдуме Министр экономики ответил: пенсионный возраст повышать не собираемся, но это один из вариантов. И хотя принятый в 2001 г. блок пенсионных законов предусматривает сохранение пенсионного возраста, уверен: вопрос о его повышении продолжает рассматриваться как "один из вариантов" хотя бы потому, что этого требует Международный валютный фонд.

В "программе Грефа" пенсионный возраст предлагали поднимать на 5 лет и женщинам, и мужчинам. Однако наиболее смелые "реформаторы", требуя "равноправия" и ссылаясь на более высокую продолжительность жизни у женщин, требовали, чтобы пенсионный возраст был установлен одинаковым для всех - 65 лет. В качестве аргумента при этом использовался опыт Запада, а также то, что в большинстве республик бывшего Союза пенсионный возраст уже повышен.

Понятно, что при общем сокращении продолжительности жизни в стране, в т.ч. у мужчин до 58 лет, в результате подобной "смелости" были бы ликвидированы "как класс" либо все пожилое население, либо, по крайней мере, пенсионеры-мужчины. Что же касается западных образцов, то, когда в России средняя продолжительность жизни приблизится к 80 годам, тогда и мы сможем спокойно обсуждать возможность и целесообразность избавления от такого "пережитка" социализма, как самый низкий в мире пенсионный возраст.

Во-вторых, фактическая отмена льготных пенсий путем передачи ответственности за их выплату негосударственным пенсионным фондам. Высокопоставленные российские чиновники много раз заявляли, что, если, например, учителя, врачи или работники вредных производств хотят получать льготную пенсию (в т.ч. за выслугу лет), они должны создавать негосударственные пенсионные фонды. Правда, никто не уточнил, на какие именно деньги это будет делать обнищавшая интеллигенция или даже шахтеры, нередко не получавшие зарплаты многими месяцами. Поэтому речь шла о том, чтобы лишить социальной поддержки многие сотни тысяч людей. Именно эта идея была не просто предложена, но и "продавлена" через Госдуму при принятии в первом чтении президентского законопроекта "О трудовых пенсиях" летом 2001 г.

Работа над президентскими пенсионными законами потребовала очень много времени и сил, подготовки десятков поправок, многочисленных встреч с представителем Президента по этому закону М. Зурабовым, трудных дискуссий на Комитете по труду и социальной политике и на пленарном заседании Государственной Думы. Однако дала она лишь сравнительно небольшие результаты. С помощью поправок ко второму чтению удалось:

  • сохранить досрочную пенсию (за выслугу лет) для продолжающих работать по специальности педагогов и сельских медиков при стаже 25 лет, для городских медиков - при стаже 30 лет. Понимая, что утвержденные Правительством списки профессий и должностей дискриминируют многих медиков и педагогов и пытаясь добиться их изменения, хочу подчеркнуть: лишиться права на досрочную пенсию могли все;
  • ввести в закон положение о том, что если размер пенсии, рассчитанной по новым правилам, окажется ниже, чем рассчитанной по прежним, то пенсия уменьшаться не должна. На практике, однако, работающие пенсионеры стали получать не меньше, чем получали, но меньше, чем могли бы получать по 113-му закону, если бы прекратили работу;
  • ликвидировать разницу между пенсиями работающих и неработающих и тем самым прекратить экономическое стимулирование бегства пенсионеров с низкооплачиваемой работы;
  • сохранить право на две пенсии для тех, кто их получал прежде (инвалидам вследствие военной травмы, участникам ВОВ, ставшим инвалидами, родителям погибших военнослужащих, вдовам участников ВОВ, не вступившим в новый брак и др.);
  • увеличить до 900 рублей базовую пенсию для инвалидов I группы, детей-инвалидов, инвалидов с детства;
  • сохранить право инвалида на получение пенсии при продолжении работы;
  • включить в страховой стаж периоды нахождения в отпуске по уходу за ребенком до полутора лет, но не более трех лет в общей сложности.

Однако коренные проблемы пенсионной реформы остались нерешенными. Вот лишь наиболее важные из них.

1. “Нестраховые периоды”. Не включены в пенсионный стаж: время учебы, годы ухода за детьми (для женщин, ушедших на пенсию до 2002 года), годы работы на Севере и службы в армии с коэффициентами. Это тем более нелепо, что только в 1998-2000 гг. в стране стало на 4 миллиона меньше детей, что люди с высоким образованием в среднем приносят больше дохода в бюджет страны, а северяне и военнослужащие обеспечивают решение важнейших государственных проблем.

Еще в 1999 г. вторая Дума принимала мою поправку о возвращении этих периодов в пенсионный стаж, но тогда ее заблокировал Совет Федерации. В 2001 и в 2002 г. аналогичные законы, соавтором которых бы и я, были приняты Третьей Думой. Однако первый из них был отклонен Президентом В. Путиным, а второй - Советом Федерации, который не согласился с мнением своих же собственных членов согласительной комиссии, поддержавших наш законопроект. Надеюсь, что вето Совета Федерации удастся преодолеть.

Уверен: исключение "нестраховых периодов" из пенсионного стажа - вопиющая несправедливость, которая должна быть ликвидирована. Не раз пытался доказывать это депутатам Госдумы. Процитирую отрывок одного из моих выступлений на эту тему 15 марта 2001 г.

"Идеология нового закона проста: чем дольше и больше человек получал доходы, тем выше должна быть его пенсия. Это действительно отражает требования социальной справедливости, но только с одной стороны.

Скажу больше: это вместе с тем отражает и ту примитивную философию, точнее, рыночную психологию, которая была характерна для стран первоначального накопления капитала в XVIII веке. Помните, как бывший Президент России любил повторять: “Чем больше вы работаете для себя, тем больше приносите пользы стране”? Результаты у нас перед глазами. Больше всего на себя поработали так называемые олигархи и “новые русские”, но чем больше они “работали”, тем беднее становилась остальная часть населения и страна в целом.

На рубеже XXI века подобная идеология представляется безнадежно устаревшей, а основанный на ней закон наказывает как раз тех, кто потратил свою жизнь на дела, не приносящие дохода, но чрезвычайно полезные для государства. Судите сами.

Во-первых, закон заметно уменьшает стаж фронтовиков и некоторых других категорий военнослужащих. Но разве военная служба это личное дело каждого, а не конституционный долг? Что мы таким образом стимулируем? Разве вам, коллеги, не приходилось слышать от многих выполнивших свой долг мужчин, что другой раз они бы хорошо подумали, прежде чем служить?

Во-вторых, разве мы не заинтересованы, чтобы люди работали на Севере, добывали там природные богатства, сохраняли целостность российской территории? Или мы хотим, чтобы Чукотка, Камчатка, Сахалин и масса других территорий последовали за Аляской?

В-третьих, в начале XXI века пора понять, что труд женщины по воспитанию детей – это не ее личное дело, тем более в стране, переживающей демографическую катастрофу. Вместо этого закон поощряет бездетных и наказывает тех, кто еще сохранил “безумство храбрых” - иметь детей в условиях полной и окончательной победы “реформ” над населением! Необходимо вернуть периоды по уходу за детьми в пенсионный стаж.

В-четвертых, образование. Похоже, в нашем Правительстве сохранилось еще представление, что это вещь необязательная: хочешь – получай, и тогда уменьшается твой стаж, дающий право на пенсию; хочешь – живи без образования.

Однако и этот подход устарел, по меньшей мере, на полстолетия. По данным американских экономистов, люди с образованием 14,5 лет и более, составляя 25% активного населения, создают более половины валового внутреннего продукта, тогда как люди с образованием 10,5 лет и менее, фактически оказываются иждивенцами. В России ситуация аналогичная.

Если страна не собирается быть сырьевым придатком и кладбищем радиоактивных отходов, но двигаться в направлении информационного общества, такую политику пора менять.

Иногда нам говорят, что люди с высоким образованием и без того получили привилегии, поскольку у них выше средняя заработная плата, чем у людей физического труда. Это действительно так в индустриально развитых странах, но совсем не обязательно в современной России. Правда, что почти все богатые люди у нас – люди с высшим образованием. Однако отсюда вовсе не следует, будто почти все образованные люди богаты. Напомню, что ставка 18-го разряда ЕТС по-прежнему ниже прожиточного минимума. Напомню, что работники сельского хозяйства, образования, науки, здравоохранения получают нищенские зарплаты. За что же тех, кто лечит, учит, просвещает, делает открытия еще раз наказывают при выходе на пенсию?

Очевидно, что этот порок закона нужно исправлять".

2. Несправедливый механизм индексации. По Закону предполагается, что базовая часть пенсии в обязательном порядке индексируется 2 раза в год, но лишь при том условии, что рост цен со времени предыдущей индексации превышает 6 %. Это положение содержит подводные камни троякого рода.

Во-первых, индексировать пенсионеру надо не средний рост цен, но рост прожиточного минимума. Именно вокруг него, как уже отмечалось, "вращается" средняя пенсия в России. Между тем, по официальным данным, например, в 2003 году цены в среднем вырастут на 10-12 %, тогда как прожиточный минимум - почти на 23 %! Если даже будет исполнен бюджет Пенсионного фонда и средние пенсии за год увеличатся на 17-18 %, это означает, что среднестатистический пенсионер в текущем году станет на 5-6 % беднее. После этого все похвальбы власти достижениями пенсионной реформы оказываются обманом чистой воды.

Во-вторых, при снижении инфляции пенсии вообще могут оказаться замороженными. Если Россия когда-нибудь достигнет положения развитых стран, где цены растут по 2-3 % в год, пенсии по закону можно будет не повышать по 2-3 года!

В-третьих, именно это положение закона стало формальной основой для скандальной истории о повышении пенсии с 1 февраля 2003 года на 31 рубль. Дело в том, что, согласно официальной статистике, цены с прошлого повышения увеличились не на 6, но лишь на 5,5 %. И хотя бюджет Пенсионного фонда предусматривал увеличение с 1 февраля на 6 % всей пенсии, включая ее базовую и страховую часть, было принято решение воспользоваться ситуацией и ограничиться повышением только базовой части. Так и получилась прибавка, которая в пересчете на советские деньги меньше 1 рубля. Только под давлением массового возмущения пенсионеров, которые десятками тысяч стали пересылать Президенту свою надбавку в конвертах, глава государства предложил правительству и Пенсионному Фонду соблюдать закон.

3. Усиление пенсионного неравенства. Ставя во главу угла пенсионный капитал, пенсионная реформа явно ориентируется на людей с большими доходами и дискриминирует трудовой стаж. По новому закону можно всего 5 лет получать "длинный рубль" и перечислять взносы в Пенсионный фонд, а потом вовсе не работать. Наоборот, люди, проработавшие десятки лет, а также те, кто в свое время ушел на пенсию по спискам № 1 и № 2 (в т.ч. по "горячей сетке") вынуждены остаток жизни прозябать на нищенскую пенсию.

4. Угроза подрыва базовых отраслей производства. Для отраслей с тяжелыми и вредными условиями труда пенсионная реформа предполагает создание профессиональных пенсионных систем. На первый взгляд, выглядит это справедливо: вредит производство здоровью работника – пусть за его счет работник и получает досрочную или повышенную пенсию. Однако предложенный Правительством и принятый Госдумой в 1-м чтении проект закона фактически подрывает базовые отрасли и ведет к массовым увольнениям.

Проект предполагает, что предприятия таких отраслей будут дополнительно отчислять на выплату досрочных пенсий 14 % от фонда заработной платы. В ответ работодатели, конечно, в массовом порядке будут увольнять железнодорожников, металлургов, шахтеров, нефтяников, газовиков, работников лесной и химической промышленности. Не случайно 10 профсоюзов базовых отраслей высказались категорически против принятия закона. Разумеется, я голосовал против него. Но вопрос о том, удастся ли улучшить проект ко второму чтению, зависит от работы профсоюзов с депутатами каждого региона. Правительство дало нам некоторые обещания, но, думаю, угрозу окончательно могли бы отвести лишь массовые акции протеста в базовых отраслях производства.

5. “Культ потомков” за счет “предков”. Переход к накопительной системе в России связан с тем, что часть пенсионных денег изымается из “общего котла” и уже не делится между современными пенсионерами, но формально зачисляется на индивидуальные счета пенсионеров будущих. На практике же этими деньгами распоряжается Пенсионный фонд. В 2002 году таких денег примерно 55 млрд. рублей (что составляет 1/9 часть от общей суммы взносов), в 2003 будет более 56 млрд. Этих денег более чем достаточно, чтобы вернуть пенсионерам украденный стаж - на это потребовалось бы лишь 11 млрд. руб. в год. Следовательно, от реформы теоретически могут выиграть молодые, но пожилые от нее уже проиграли.

6. Новая “пирамида”. Самое интересное, что и в 2002, и в 2003 году недоплаченные пенсионерам огромные деньги Пенсионный фонд вкладывает не в промышленность, где они могли бы обеспечить экономический рост и рабочие места, но, представьте себе,.. в государственные ценные бумаги! Следовательно, повторяется политика финансовых "пирамид" Черномырдина-Кириенко, которая привела к “черному августу” 1998 года. В этом случае пенсионные деньги на индивидуальных счетах молодых превратятся в "дым" так же, как совсем недавно - вклады ветеранов. Между прочим, серьезные специалисты прогнозируют повторение августа 1998 г. уже в 2004 г. после президентских выборов в результате проводимой финансово-промышленной политики.

II.

В Третьей Думе попытки улучшить положение пенсионеров предпринимались депутатами левой, патриотической и социальной ориентации по многим направлениям. Назову лишь несколько законопроектов, подготовленных мною, по моей инициативе или с моим участием.

1. Законы о возвращении в пенсионный стаж "нестраховых периодов" - см. выше.

2. Закон, дающий право репрессированным, ставшими инвалидами, получать две пенсии (по аналогии с инвалидами войны, хотя и в несколько меньших размерах). Закон провален депутатами правящей партии "Единая Россия" при голосовании 17 января 2003 г.

3. Очередная версия законопроекта, принятого Госдумой в первом чтении 11 апреля 2003 г., распространяющая право на досрочную пенсию на работающих с детьми педагогов и медиков в учреждениях всех типов, видов и организационно-правовых форм. Законопроект призван решить три проблемы:

  • дать пенсию педагогам в медицинских учреждениях и медикам в учреждениях образовательных;
  • обеспечить возможность получения досрочной пенсии педагогам и медикам, работающим в негосударственном секторе, в т.ч. в ведомственных образовательных и медицинских учреждениях;
  • ограничить творимый Правительством произвол, когда пенсию не дают только потому, что в одно время учреждение называлось немного иначе, чем написано в списке, хотя педагогическая или лечебная деятельность при этом оставалась той же самой.

4. Законопроект, уточняющий право исчисления пенсионного стажа для лиц, уходящих на пенсию в 45 лет женщины и 50 лет мужчины. Речь идет об инвалидах по зрению I группы и лицах больных гипофизарным нанизмом (лилипутах) и диспропорциональных карликах, которым каждый дополнительный процент при конвертации пенсионных прав должен считаться не сверх 25-ти (20-ти) лет стажа, но сверх 15-ти (10-ти) лет, как это было по ранее действовавшему пенсионному закону.

5. Законопроект, предоставляющий право на две пенсии инвалидам с детства вследствие ранения в результате военных действий в период Великой Отечественной войны.

Дальнейшая судьба всех этих законопроектов будет зависеть от того, как избиратели поработают со своими депутатами или каких депутатов они выберут в следующую Государственную Думу.

Но главным нашим требованием остается принцип: минимальная, а лучше базовая пенсия должна быть не ниже прожиточного минимума. Утверждаю: финансовые возможности у государства для этого есть.

Законы об установлении минимальной пенсии на уровне прожиточного минимума периодически голосовались в Государственной Думе. Вот как за один из таких законов голосовали депутатские фракции и группы 4 октября 2000 г.: Агропромгруппа - 95,2 %, КПРФ - 93,1 %, "Отечество - вся Россия" - 34,8 %, депутаты, не вошедшие в объединения - 21,4 %, группа "Народный депутат" - 12,9 %, СПС - 12,5 %, "Яблоко" - 10,5 %, группа "Российские регионы" - 6,8 %, "Единство" и ЛДПР - 0.

Думаю, депутаты, которые проваливают в Парламенте такие законы, не имеют права смотреть в глаза своим избирателям, сколько бы они ни клялись им в любви перед новыми выборами.