Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииV.13. защита страны и военнослужащих: чью армию будем кормить?

V.13. Защита страны и военнослужащих: чью армию будем кормить?

Глубоко убежден, что после множественных катастроф, которые страна пережила в 1990-х гг., все еще оставаться великой державой ей позволяют, главным образом, два фактора: остатки оборонного потенциала и остатки потенциала человеческого (в особенности научно-образовательного). Однако те и другие находятся под угрозой окончательного разрушения. Кратко остановлюсь лишь на нескольких вопросах, относящихся к области законодательства об обороне и социальной защите военнослужащих.

1. Военная безопасность. Как известно, СССР ценою больших затрат и усилий добился военно-стратегического паритета (равновесия сил) с США и тем самым обеспечил безопасность себе и своим союзникам. События последних лет, включая Югославию и Ирак, показывают: в нашем несчастном мире все еще не может быть безопасности, которая не была бы основана на силе.

Между тем, как уже говорилось, частью геополитической катастрофы стало крушение советской армии, а уровень военной безопасности страны опустился много ниже “красной черты”. Нагляднее всего это демонстрирует судьба советского ракетно-ядерного оружия.

В свое время СССР на весь мир заявил, что никогда не применит это оружие первым. И это не удивительно: мы имели столько обычных вооружений, что могли потягаться с любой армией мира. После Россия военную доктрину пересмотрела и, напротив, объявила о готовности и в случае нападения первой применить ядерное оружие. Это следствие не воинственности, но слабости: после массового разворовывания военного имущества, особенно в Германии, после смерти от голода нескольких матросов на острове Русский, после всеобщего морального разложения, в т.ч. и в армии, - после всего этого рассчитывать на ее боеспособность было бы слишком оптимистично. Но и запас прочности ракетно-ядерного потенциала скоро может придти к концу.

Основу этого потенциала с начала 1980-х гг. составляли знаменитые ракеты наземного базирования СС-18 (“Сатана”) с разделяющимися головными частями. К началу 1990-х гг. Россия имела более 700 таких ракет, причем каждая несла по 10 боеголовок. Напротив, основу американской военной мощи составляли и составляют стратегические ракеты, базирующиеся на подводных лодках.

Добившись от Б. Ельцина подписания договора СНВ-2, США положили конец ракетно-ядерному паритету, причем двояким образом.

Во-первых, согласно Договору, в первую очередь уничтожаются ракеты наземного базирования, т.е. те, которые составляют главный “щит” России, тогда как ракеты морского и подводного базирования, где наиболее сильны американцы, затрагиваются лишь в незначительной степени.

Во-вторых, Вашингтон заложил в Договор возможность быстрого восстановления прежней ядерной мощи. Снимаемые с ракет боеголовки будут не уничтожаться, но складироваться, а сокращаемые стратегические бомбардировщики – консервироваться. Вернуть боеголовки на ракеты – вопрос нескольких дней, а бомбардировщики расконсервируются за несколько часов. Москве же после ликвидации своих наземных ракет с разделяющимися головными частями возвращать боеголовки будет просто некуда: “Сатана” производилась на Украине и, чтобы наладить ее выпуск в России, потребуются десятки миллиардов долларов; ресурс стратегической авиации и подводных лодок стремительно приближается к концу, не говоря уже о трагедиях типа “Курска”; если сохранится современный уровень финансирования, к 2010 году на боевое дежурство будут поставлены в лучшем случае несколько десятков ракет “Тополь М” (СС-27) вместо разрешенных Договором СНВ-2 736. Прибавим к этому, что мастерство военных летчиков и моряков невозможно поддерживать на прежнем уровне из-за недостатка практики: только в бюджете 2003 года на топливо и ГСМ не достает по минимальной потребности 2,2 млрд. рублей.

Думаю, после сказанного читателю ясно, почему, будучи убежденным сторонником мира (по западной терминологии, “голубем”, а не “ястребом”), я голосовал против Договора СНВ-2. Большинство депутатов левопатриотического блока выступает за разоружение, но не одностороннее. Баланс стратегических сил уже к концу 1990-х гг. сместился в пользу США даже по сравнению с началом 1960-х гг., когда американское преимущество над СССР было подавляющим. В 2003 г. в России оборонный бюджет составит около 340 млрд. рублей, в то время как Соединенных Штатах – 355 млрд. долларов. На закупки военной техники в США выделяется средств в 40 раз больше, чем в России. Что будет после 2010 года, когда закончится ресурс СС-18, не хочется даже и думать. Телевизионные кадры Югославии и Ирака могут превратиться в реальность…

2. Статус военнослужащих: зарплата и социальные гарантии.

Хотя в армии по состоянию здоровья не служил, ее значение для страны понимаю прекрасно. Думаю, формула прошлого века: “Кто не хочет кормить свою армию - будет кормить чужую” ничуть не потеряет своей актуальности и в веке XXI. Очевидно, что армия не может быть боеспособной, если для военнослужащих не созданы достойные социальные гарантии. Поэтому свою задачу в Парламенте всегда видел в том, чтобы по возможности защитить защитника.

Еще во время работы в составе Комитета Верховного Совета России по делам инвалидов, ветеранов войны и труда и социальной защите военнослужащих принимал участие в подготовке проекта первой редакции Закона “О статусе военнослужащих”, который содержал немало статей, обеспечивающих социальную защиту солдат и офицеров. В 1998 г. была принята новая редакция того же Закона, в которой социальные гарантии существенно расширялись. Наш Комитет по образованию и науке, естественно, работал тогда над Законом в части обеспечения права военнослужащих на образование. Важнейшие положения в этой области, предложенные или поддержанные нашим Комитетом, содержит статья 19. Не пересказывая содержание статьи, хочу прямо заявить, что считаю установленные ею многочисленные льготы для военнослужащих при поступлении в профессиональные учебные заведения совершенно справедливыми, а, быть может, и недостаточными: с одной стороны, страна обязана поддерживать тех, кто обеспечивает ее оборону; с другой стороны, армия у нас по преимуществу рабоче-крестьянская, а учебные льготы для армии в какой-то степени смягчают неравенство прав граждан в области образования.

В Третьей Думе среди касающихся армии наибольшие дискуссии вызвал президентский закон “О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросам денежного довольствия военнослужащих и предоставления им отдельных льгот”, который правильнее было бы назвать законом об отмене льгот для военнослужащих. Получив массу писем и телеграмм, от имени Агропромышленной депутатской группы 15 ноября 2001 г. я выступал против закона по следующим причинам:

  • в Законе “О статусе военнослужащих” (статья 12) давным-давно было прописано положение о том, что денежное содержание офицеров должно соответствовать окладам государственных служащих. Поэтому все содержание нового президентского закона заключалось не в переводе натуральных льгот в денежную форму, как нам вещали господа из Правительства, но просто в отмене льгот. Причем для этого из примерно 70 категорий льготников Правительство в качестве первых “подопытных” выбрало именно военнослужащих;
  • льготы предполагалось отменить 1 января 2002 г., а зарплату начать повышать только с 1 июля. Однако по логике все должно быть наоборот: “утром – деньги, вечером - льготы”;
  • все расчеты действующих офицеров и военных пенсионеров, которые я получал в письмах из Омска, доказывали, что они от закона больше потеряют, чем выиграют. В частности, закон снижал базу для исчисления военных пенсий, исключая из нее стоимость продовольственного пайка;
  • президентский закон не содержал никакой конкретной программы повышения денежного довольствия военнослужащим и военных пенсий, причем 2 года перед его принятием Правительство обманывало армию, обещая повышение и с 2000, и с 2001 г., но этих обещаний не выполнив;
  • бюджет страны вполне позволял увеличить зарплату военнослужащим, не отменяя льгот. В крайнем случае, повысить ее можно было чуть меньше, чем предлагало Правительство, но ни у кого ничего не отбирать.

Хотя точка зрения народно-патриотической оппозиции и моя личная в данном случае совпала с позицией Комитета по обороне, этот закон, затрагивающий интересы 15 млн. военнослужащих и военных пенсионеров (вместе с членами семей), был “продавлен” через Госдуму. За отмену льгот проголосовали “Единство” (100 %), ЛДПР (91,7 %), “Отечество” (91,5 %), СПС (81,1 %), группа “Народный депутат” (78,3 %), группа “Регионы России” (44,4 %). Против отмены – КПРФ (91,7 %) и Агропромгруппа (86 %).

Хотя с течением времени возмущение в армии немного спало, до сих пор слышу упреки в адрес Государственной Думы от тех, кто считает, что проиграл от отмены льгот больше или столько же, сколько выиграл от повышения зарплаты. Уверен, что несмотря на повышение с 1 июля 2002 г. и с 1 января 2003 г., а также ожидаемую индексацию в 1,11 раза с 1 октября 2003 г., денежное содержание тех, кто защищает Родину, остается явно недостаточным. Еще хуже обстоит дело с сохранившимися социальными гарантиями:

  • при расчетной усредненной стоимости общевойскового суточного продовольственного пайка около 50 рублей в 2003 г. устанавливается его денежная компенсация в размере лишь 20 рублей;
  • в пределах выделенных на продовольственное обеспечение средств продуктами (натуральным пайком и котловым питанием) могут быть обеспечены не более 67 % военнослужащих, а остальные 33 % получат лишь денежную компенсацию в размере 20 рублей;
  • кухонный столовый инвентарь и другие необходимые расходы армии в 2003 г. профинансированы примерно на 50 %;
  • в настоящее время имеют право на бесплатный проезд в отпуск около 2 млн. военнослужащих и членов их семей. Однако бюджетом обеспечивается проезд не более 50 %. Это повлечет дальнейшее увеличение количества обращений военнослужащих в суды;
  • оплата транспортным предприятиям компенсаций за бесплатный проезд военнослужащих городским и пригородным общественным транспортом в бюджете не предусмотрена (потребность около 4 млрд. рублей);
  • бюджетом 2003 г. предусмотрено обеспечение военнослужащих только полевой формой одежды и т.д.;
  • наконец, главное – в бюджете 2002 года на программу жилищных сертификатов для военнослужащих было выделено около 12 млрд. рублей, в 2003 – около 11 млрд. С учетом роста цен это, как минимум, на 20 % меньше. Всего в России около 40 тысяч бесквартирных офицеров с семьями, тогда как по программе жилищных сертификатов предусмотрены деньги лишь на 5,5 тысяч квартир.

Если вспомнить, что за последние 3 года доходы федерального бюджета более чем на 500 млрд. рублей превысят его расходы, становится очевидным, что власть лицом к своей армии так и не повернулась.

3. Отсрочки от призыва.

Уверен: нашей армии нужно не “пушечное мясо”, но современные парни с хорошей подготовкой и гражданской зрелостью. Именно поэтому позиция Комитета по образованию и науке и моя личная позиция заключалась в следующем: чтобы молодой человек мог по-настоящему исполнить свой воинский конституционный долг, он должен получить право на полноценное образование.

Не все знают: одной рукой подписав Указ о переходе в 2000 году к профессиональной армии, Президент Б. Ельцин другой рукой внес в Госдуму закон, отменявший большую часть отсрочек по мотивам образования и предполагавший призыв студентов в солдаты (за исключением узкого круга вузов, которые должны были устанавливаться Указом Президента). Понятно, что это привело бы к произволу и взяткам в Президентской Администрации, а главное – к понижению образовательного уровня населения страны и самой армии. С большим трудом нам удалось “отбить” эти положения ельцинского закона во Второй Думе.

В Третьей Думе по вопросу об отсрочках, связанных с образованием, мне также пришлось вести длинные и тяжелые дискуссии с представителями Минобороны, думского Комитета по обороне и Президентской Администрации. В результате в новой редакции статьи 24 Федерального Закона “О воинской обязанности и военной службе” ценою больших усилий удалось добиться более или менее приемлемого компромисса:

  • 1) впервые появилось положение о праве на отсрочку для старшеклассников в возрасте 18-20 лет до окончания средней школы;
  • 2) для тех, кто получает профессиональное образование, после 9 классов, полностью сохранено право на две отсрочки для получения такого образования на двух уровнях (например, ПТУ + техникум, ПТУ + вуз, техникум + вуз);
  • 3) те, кто закончил среднюю школу до 18 лет, также сохранили право на две отсрочки на получение профессионального образования;
  • 4) те же, кто воспользовался отсрочкой в средней школе, сохранили право не быть призванными в армию лишь на одном уровне профессионального образования (либо ПТУ, либо техникум, либо вуз). Таким образом, сумма отсрочек во всех случаях равна двум;
  • 5) полностью сохранена отсрочка для аспирантов;
  • 6) сохранилось право учащегося ПТУ, студента техникума или вуза 1 раз уйти в академический отпуск или перейти в другое учебное заведение того же уровня при сохранении отсрочки от призыва. Напротив, те, кто из профессионального учебного заведения исключен, право на отсрочку немедленно теряют.

Таким образом, парни, заканчивающие школу после 18 лет, потеряли право на две отсрочки для получения профессионального образования (осталась только одна), но зато выиграли отсрочку для окончания школы. Большего при данном составе Государственной Думы, с одной стороны, позиции Правительства и Президента – с другой, сделать было нельзя.

4. Альтернативная гражданская служба (АГС). Она введена в большинстве “цивилизованных” стран для тех, кто по религиозным или иным убеждениям не может служить в вооруженных силах. В современной России таких много меньше, чем “уклонистов” по другим причинам (“дедовщина”, высокий процент травм и самоубийств и т.п.). Думаю, разумный закон об АГС мог бы, с одной стороны, защитить права немногочисленных пацифистов, а с другой – превратить часть “уклонистов” в “альтернативщиков” и тем самым помочь больницам и школам, хосписам и патронажным службам. Кроме того, введение АГС предусмотрено Конституцией РФ.

Очевидно: АГС должна быть настолько жесткой, чтобы большинство призывников не выбрали ее вместо армии, и настолько мягкой, чтобы “уклонисты” предпочли ее добыванию “липовых” справок о мнимых болезнях – от тяжелой язвы до легкой шизофрении. Увы, закон, “продавленный” через Госдуму Президентской Администрацией, скорее всего, сделает гражданскую службу лишь редким исключением, ибо он оказался слишком жестким по всем основным позициям:

  • гражданину придется доказывать свое право на АГС в порядке, определяемом Правительством РФ. Призывная комиссия вправе отказать в АГС гражданину по целому ряду оснований;
  • призывные комиссии определяют место прохождения АГС и род занятий “альтернативщиков” (в рамках перечня, установленного Правительством). Поэтому служить они будут, как правило, в войсках, но без оружия и вдалеке от места жительства;
  • срок АГС в 1,75 раза превышает срок службы по призыву, а для граждан, проходящих ее в организациях Вооруженных Сил – в 1,5 раза.

Несмотря на плотную работу над законом, большинство моих, как и иных, поправок, направленных на разумное облегчение АГС, были отклонены. Одно из немногих достижений – право “альтернативщиков” на получение образования в заочной и очно-заочной (вечерней) формах. Однако общей картины это не меняет: при данном законе АГС не станет реальной альтернативой службе армейской.

Другое и, пожалуй, главное достижение состоит в том, что нам удалось “провалить” поправку нескольких депутатов, которая предполагала отмену практически всех действующих отсрочек и замену их АГС. Эта поправка должна была мгновенно превратить в “альтернативщиков” студента и аспиранта, сельского учителя и сына – единственного кормильца одинокой матери, а четверть страны преобразовать в некий стройбат или зону принудительного труда. Слава богу, совместно с другими депутатами мне удалось убедить Госдуму такого решения не принимать.

5. Перспективы профессиональной армии. Как известно, Президент Б. Ельцин обещал ее к 2000 году, действующий Президент обещает к 2010, а правые требуют немедленно. Думаю, это тот случай, когда правы военные: в среднесрочной перспективе армия должна формироваться на смешанной, призывно-контрактной основе.

Исключительно контрактная армия:

  • много дороже, причем дополнительные расходы на нее могут быть использованы Правительством как обоснование отказа от повышения пенсий и заработной платы;
  • не всегда эффективнее, ибо не каждый, кто хочет быть “контрактником”, способен овладеть воинским мастерством;
  • не обязательно выше по боевому духу, ибо даже за деньги рисковать своей жизнью способен не каждый.

Что касается “неуставных отношений”, или, попросту говоря, “дедовщины”, то ее долгое время не было в советский период при призывной армии, и никто не может дать гарантии, что она не сохранится в армии контрактной. Здесь дело не в способе комплектации армии, но в моральных качествах солдат и офицеров.

Стоит заметить, что помимо работы над законами, моя позиция в отношении армии и военнослужащих выражена:

  • в голосовании практически во всех случаях за предложения думского Комитета по обороне, направленные на увеличение бюджетных расходов на нужды армии и социальную защиту военнослужащих;
  • в голосовании против провокационных поправок, требующих сокращения военных расходов под предлогом передачи денег на социальные нужды. Считаю, что нам нужен не передел пустого бюджета между нищими, а его наполнение в результате нового экономического курса;
  • в регулярной работе с Министерством обороны и другими министерствами на пользу военнослужащим Омска, их семьям и военным учебным заведениям.

Если народ не хочет кормить чужую армию, он должен выбрать себе такую власть, которая бы, во-первых, обеспечила бы каждому защитнику Родины достойный уровень жизни и полноценные социальные гарантии, а во-вторых, с помощью социальной, образовательной, культурной и информационной политики помогала формированию патриотического сознания, иначе вся “телевизионная забота” об армии останется блефом.