Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииV.16. аграрная политика: почему чужих фермеров власть любит больше, чем своих крестьян?

V.16. Аграрная политика: почему чужих фермеров власть любит больше, чем своих крестьян?

V.16.1. Село: расплата за "реформы"

Представители российской власти, особенно именующие себя реформаторами, много раз "с самых высоких трибун" заявляли, что сельское хозяйство - это "черная дыра": сколько ни помогай - все равно растратят, пропьют или разворуют! Звучит это эффектно, но факты говорят об обратном: агропромышленный комплекс приносит стране значительные доходы, а российские горе-реформы в значительной степени сделаны "на костях" трудового крестьянина.

Так, например, в 2001 г. из бюджетов всех уровней в стране на поддержку агропромышленного комплекса было выделено 70 млрд. руб., а доходы этих бюджетов от АПК составили 110 млрд. - такой высокой доходности могут позавидовать большинство отраслей производства. И все это несмотря на то, что за 1990-е годы в результате дикого диспаритета (т.е. несоответствия) цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию из села было "выкачано" более 500 млрд. рублей!

Не знаю ни одной страны из тех, что именуют себя цивилизованными, индустриальными и т.п., где бы власть так плохо относилась к собственному крестьянину, как в России. Вот лишь некоторые тому доказательства.

Во-первых, нищенский уровень государственной финансовой поддержки. В России в среднем в расчете на 1 гектар пашни он составляет примерно 16 долларов (около 500 рублей), в странах Евросоюза - свыше 600 долларов (почти 20 тыс. руб.). Иначе говоря, Европа помогает своим крестьянам почти в 40 раз лучше, причем даже в долларах больше, чем Россия - в рублях!

Но и это еще не все. Когда европейский фермер везет произведенное мясо, например, в Россию, он получает от государства экспортную субсидию в размере 70 % цены. Как говорят, нам и не снилось.

Напротив, в России после разрушения СССР и плановой системы доля сельского хозяйства в общих расходах федерального бюджета неуклонно снижается: 1991 г. - 19 %, 1997 г. - 3 %, 1998 г. - 2,3 %, 2001 г. - 1,7 %, 2003 г. - 1,3 %. Если учесть, что сам федеральный бюджет за эти годы сократился многократно, реальная бюджетная поддержка сельского хозяйства упала в несколько десятков раз!

Сумма расходов на сельское хозяйство из бюджетов всех уровней в 2003 г. составляет в России немногим более 60 млрд. рублей, что почти на 20 % ниже уровня 2002 г. В федеральном бюджете финансирование по разделу "Сельское хозяйство и рыболовство" в 2003 г. предусматривается в объеме 30 млрд. рублей. Это на 12 % больше, чем в 2002 г. Однако увеличение расходов покрывает лишь инфляцию, тогда как реальная поддержка сельского хозяйства в лучшем случае останется на уровне прошлого года. Более того, в 2004 году Правительство предлагает сократить поддержку сельского хозяйства еще на 3 млрд. рублей.

Зато большинству развитых стран и в мрачном сне не привидятся природные условия, в которых выращивает хлеб и разводит скот российский крестьянин. С европейским сравним у нас, пожалуй, климат только в Краснодарском и Ставропольском краях да Ростовской области. Более половины всех российских хлебов выращивается в зоне т.н. рискованного земледелия. С учетом всего этого упреки некоторых областных руководителей в адрес омских крестьян за то, что наши цены на зерно сравнимы с ценами на Нью-Йоркской бирже, выглядят явно несправедливыми.

Во-вторых, диспаритет (т.е. несоответствие затратам труда) цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, на продовольствие и сельхозтехнику, на то, что производится крестьянами, и то, что необходимо для крестьянского труда. Соотношение этих цен несправедливо до дикости, когда за тонну горючего весной требуют 2-3 тонны зерна осенью, когда бутылка минеральной воды стоит дороже, чем бутылка молока и т.п. Не секрет: 15 лет назад в расчете на тонну зерна можно было купить в 3-4 раза больше горючего, техники, запчастей или удобрений. Не удивительно, что обеспеченность сельхозтехникой крестьянских хозяйств и акционерных обществ составляет в стране в среднем 40-60 % от нормы.

Увы, все попытки Второй Госдумы принять закон об обеспечении паритета цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию были блокированы Президентом Б. Ельциным, а Третья Дума согласилась с такой же, как у Б. Ельцина, позицией Президента В. Путина и покорно сняла закон с рассмотрения.

В-третьих, "горе от урожая". В ХХ веке российский крестьянин пережил нашествия, "смуты" и "реформы", причем ко всему умел приспособиться. Но такого, кажется, еще не было. В последние три года, благодаря собственному труду и погоде, селяне собрали хорошие урожаи. В любой другой стране это радость и для села, и для города. Но не то в России: спекулянты, в основном столичные, часто работая через подставные местные компании, сбили цену за тонну зерна осенью 2002 года до 800 и даже до 600 рублей. В результате большой хлеб либо ушел за бесценок, либо сгнил из-за недостатка приспособленных помещений. Власть осталась практически безучастной к крестьянской беде. 6 миллиардов рублей, о которых так много шумели, - сумма ничтожная - были выделены слишком поздно и до крестьян не дошли.

В итоге долги села выросли, а под угрозой банкротства оказалось больше хозяйств, чем в неурожайные годы. Еще более парадоксально, что абсурдное падение цен на зерно никак не сказалось на цене готового хлеба и хлебопродуктов. Обогатились на крестьянской беде не горожане, но очередная группа "новых русских" разных национальностей.

В-четвертых, вместо зарплаты - "пособие по бедности". Крестьяне - едва ли не рекордсмены по обнищанию среди российских общественных групп. Если современная зарплата интеллигенции в реальных деньгах составляет примерно 1/3 от уровня конца 1980-х годов, то зарплата крестьян - менее 1/4. В Омской области в советское время работник сельского хозяйства получал в среднем около 240 рублей; сейчас - около 1800, что на прежние деньги означает менее 60. А ведь эта средняя зарплата - нечто вроде средней температуры по больнице. Многие крестьяне получают всего по несколько сот рублей и не видят “живых” денег многими месяцами. Не случайно, по статистическим сводкам, именно работники сельского хозяйства регулярно занимают первое, а в летние месяцы второе место снизу по уровню оплаты труда.

В-пятых, забота о чужих. Известно, что любое нормальное правительство защищает своего, отечественного производителя, в т.ч. с помощью системы таможенных пошлин и квот (квота - это установление предельно допустимого объема ввозимой продукции или ее доли на национальном рынке) на ввозимую продукцию. Любое нормальное правительство заботится о продовольственной безопасности своей страны и знает, что предельно допустимым для национальной безопасности считается объем импорта в 30 %. Россия же при Б, Ельцине полностью открыла свои границы и импортные продукты питания составили 40-50 %. После взлета курса доллара в 1998 г. импорт сократился, но затем вновь поднялся почти до 50 %. Так, по данным Министерства экономики, доля отечественного мяса на российском рынке за последние три года снизилась с 77 % до 42 %, а импорт вырос в 6 раз! В 2001 г. в Россию было ввезено продовольствия на 8 млрд. долларов - более 250 млрд. рублей. Причем речь идет о таких продуктах, для достаточного производства которых в России следовало затратить всего 2,5 млрд. долларов или 75 млрд. рублей.

Иностранные правительства помогают своим фермерам продвигать товары на наш рынок, российское – тем же фермерам им же и тоже на наш рынок. Так, американский Президент Клинтон, победивший на выборах Джорджа Буша старшего, в 1996 г. пообещал Борису Ельцину поддержку на выборах в обмен… на свободный ввоз в Россию американской курятины, которая получила наименование "ножки Буша"! По сообщению иностранной печати, Б. Ельцин согласился, и ограничения были отменены. Президент в России сменился, а мы по-прежнему едим "ножки Буша". Только младшего.

"Валюта за продовольствие - российским крестьянам, а не иностранным фермерам!" - это наше требование, выдвигавшееся еще в 1990 г., до сих пор саботируется Правительством.

В-шестых, вступление в ВТО как прямая угроза разорения. Как уже отмечалось, российское Правительство спешит вступить во Всемирную торговую организацию. Это предполагает еще большее открытие нашего рынка для импортных товаров. По оценкам экспертов Министерства сельского хозяйства и Российской сельскохозяйственной академии, в случае вступления в ВТО конкурентоспособными в России окажутся лишь производство зерна и яиц. Все мясомолочное и другие направления сельхозпроизводства будут полностью разорены.

Слушая и читая информацию об акциях протеста европейских фермеров, о том, как в ответ на ничтожные по нашим меркам притеснения они перекрывают дороги и блокируют здания правительственных органов, управляющих сельским хозяйством, я иногда думаю: интересно, что еще нужно сделать с российским крестьянином, чтобы он - нет, не перекрыл дорогу - но хотя бы на выборах проголосовал против той власти, которая отказывает ему в поддержке, заботится об иностранном конкуренте больше, чем о нем, и вообще довела до нищенского состояния?..

Во Второй Думе абсолютное большинство депутатов, представляющих интересы села, объединились в единую Аграрную группу. В Третьей Думе депутаты-аграрники разделились: большая часть вошла в оппозиционную Агропромышленную группу (АПДГ) во главе с Николаем Харитоновым, меньшая - в проправительственные депутатские объединения "Отечество - вся Россия" и "Народный депутат".

Фактический раскол Аграрной партии произошел еще на стадии выборов. Он не был случайным и отражает процесс расслоения российской деревни. Те, кто отражает интересы трудового крестьянства, просто не могут не быть в оппозиции. Напротив, земельные "бароны" и их представители естественным образом присоединились к "партии власти". В некоторых случаях, когда речь шла об общих интересах села, в Думе два эти направления объединялись. Но по ключевым вопросам о земле и о федеральных бюджетах резко разошлись. Депутаты от оппозиции, представляющие интересы крестьянина-работника, голосовали против, а будущие новые помещики и их представители - "за" (подробнее см. раздел V.2.).

В Третьей Думе в состав АПДГ я вошел по многим причинам: во-первых, как человек левых взглядов, но беспартийный; во-вторых, как депутат от смешанного избирательного округа, в состав которого входят два с половиной городских округа и пять сельских районов; в-третьих, поскольку на разных этапах политической жизни меня поддерживали аграрное движение области, агросоюз и профсоюз работников агропромышленного комплекса (АПК).

Хотя в селе родился и провел лучшие годы, хотя за время парламентской работы успел пообщаться с руководителями хозяйств, механизаторами, лидерами агропрофсоюзов, настоящим специалистом в сельском хозяйстве себя не считаю. Зато безусловно разделяю мнение российских аграрников о том, что без возрождения села страну возродить невозможно. Поэтому в четырех парламентах не было ни одного случая, когда бы я не поддержал российского крестьянина, голосуя за все решения в его интересах и против всех решений, его интересы ущемляющих. При этом никогда не думал, что российскую деревню можно спасти отдельно от города или за его счет, точно так же, как город нельзя и невозможно спасти за счет деревни. Только вместе!

Во всех четырех парламентах работу по защите интересов селян вел по двум основным направлениям:

  • поддержка агропромышленного комплекса;
  • поддержка сельских работников бюджетной сферы вообще и интеллигенции - в особенности.

Поскольку работа в интересах бюджетной сферы описана ранее, коротко остановлюсь на поддержке АПК, опуская ключевой вопрос о земле.

Наша АПДГ в Третьей Думе стала главным лоббистом, в хорошем смысле "толкачом", активно поднимавшим проблемы российского села. Два года аграрный думский комитет также возглавлял наш представитель - Владимир Плотников. Когда Правительству стало ясно, что Комитет активно выступает против закона о продаже земель сельскохозяйственного назначения, В. Плотникова заменили Г. Куликом, грубо нарушив при этом все прежние договоренности.

Именно наша АПДГ наиболее остро и последовательно ставила в Думе вопросы развития агропромышленного комплекса, а в некоторых случаях смогла хотя бы отчасти продвинуть их решение.

Во-первых, аграрники всегда считались людьми умеренными и склонными к компромиссу. Однако, учитывая нищенское финансирование сельского хозяйства, мы, в отличие от представителей АПК в "партии власти", ежегодно и практически консолидировано голосовали против Закона о федеральном бюджете. Причем не из упрямства или из идеологических соображений, но из соображений практических. Думаю, любой честный человек, независимо от политических взглядов, не может согласиться с разорением села и аграрной политикой Правительства.

Однако усилиями депутатов группы практически ежегодно увеличивались расходы бюджета на сельское хозяйство по сравнению с предложениями Правительства. Разумеется, "размазанные" тонким слоем на всю Россию, как каша по тарелке в сказке о лисе и журавле, эти деньги были едва заметны. Но кому-то всё же помогли.

Во-вторых, АПДГ активно поддержала создание Россельхозбанка, причем не только политически и морально, но и бюджетными деньгами. Поскольку сезонное сельскохозяйственное производство по определению не может жить без кредитов, появление банка немного облегчило положение части российских крестьян.

В-третьих, в первые годы работы Третьей Думы часть денег, дополнительно заложенных нами в бюджет, направлялась на программы лизинга сельхозтехники (говоря по-русски, ее аренды и выкупа в рассрочку). Без этого пополнение парка такой техники в акционерных обществах и фермерских хозяйствах было бы еще медленнее, а устаревание - еще быстрее. К сожалению, в бюджете 2003 года расходы на лизинг сельхозтехники были сокращены по сравнению с 2002 г. почти в 4 раза и отстоять их не удалось.

В-четвертых, за счет денег, добавленных усилиями нашей группы в федеральный бюджет, производилось субсидирование банкам на уменьшение ставки кредитов для АПК. Крестьяне, получавшие накануне посевной льготные кредиты под 8 % годовых, справедливо в целом ругая Государственную Думу, могли бы помянуть добрым словом депутатов Аграрного Комитета и Агропромышленной группы.

В-пятых, при принятии Налогового кодекса, в частности, его 25-й главы "Налог на прибыль", объединенными усилиями депутатов-аграрников удалось сохранить, хотя и в явно усеченном виде, налоговые льготы для сельскохозяйственных товаропроизводителей. В противном случае страна получила бы новый "обвал" в виде разорения акционерных обществ и крестьянских хозяйств.

В-шестых, наше давление помогло и помогает отсрочить вступление России в ВТО, которое способно привести к уничтожению всего мясомолочного направления в отечественном сельском хозяйстве.

В-седьмых, депутаты нашей группы были в числе инициаторов принятия Федерального Закона "О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей" № 83-ФЗ от 09.07.2002г. Закон предполагает особый порядок реструктуризации задолженности сельских товаропроизводителей. Реструктуризация долгов предусматривает полное списание сумм пеней и штрафов; предоставление отсрочек на уплату основного долга и начисленных процентов; списание основного долга и начисленных процентов.

В декабре 2002 г. наша группа организовала специальное расширенное совещание по проблемам исполнения этого закона, а затем выступила с инициативой принятия специального Постановления Госдумы. В Постановлении предлагается приостановить в отношении сельскохозяйственных организаций на период их финансового оздоровления действие закона "О несостоятельности (банкротстве)" и статьи 47 Налогового кодекса, которая допускает взыскание долга по налогу за счет имущества должника.

Увы, Президент и Правительство и по этому поводу остались глухи и немы. При новых руководителях, как это было и при Б. Ельцине, по-прежнему хронически не исполняется Федеральный Закон "О государственном регулировании агропромышленного производства". А ведь в этом законе есть всё, чего в общем виде требует российское село и что по большей части получает фермер на западе: прямые дотации товаропроизводителям, льготные кредиты, обеспечение разумного соотношения цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию, защита от иностранной конкуренции и т.п.

Теперь судьба российского крестьянина и агропромышленного комплекса, как и судьба большинства народа в целом, зависит от его собственного выбора в 2003 и 2004 годах. Победят левые и патриотические силы – село получит настоящую поддержку и будет жить. Победят “центристы” или правые – в лучшем случае продолжит борьбу за выживание.