Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииV.17. промышленная и финансовая политика: почему падает кривая роста?

V.17. Промышленная и финансовая политика: почему падает кривая роста?

Президент В. Путин, его Правительство и послушное думское большинство получили страну на подъеме, однако к концу срока их полномочий экономический рост становится все более и более вялым. Так, по официальным данным, в 2000 г. рост валового внутреннего продукта в России (т.е. суммарный рост производства во всех отраслях) составил 9 %, в 2001 - 5,1 %, в 2002 - 4,1 % (причем почти исключительно за счет сырьевых отраслей - нефть, газ, цветные металлы и т.п.), а в 2003 г. ожидается его дальнейшее замедление.

Серьезные экономисты во главе с бывшим директором Института проблем глобализации М. Делягиным, который не принадлежит к оппозиции, прогнозируют после президентских выборов 2004 г. новую крупную девальвацию рубля к доллару, как это было в 1998 г. Однако новый виток кризиса может начаться и раньше. По прогнозам, после разгрома Ирака цены на нефть упадут, возможно, до 10-12 долларов за баррель. Это потребует пересмотра российского бюджета, который на нефти держится, и резкого сокращения социальных программ, включая заработную плату.

Факторами экономического роста были политика Правительства Е. Примакова - Ю. Маслюкова и низкий курс рубля по отношению к доллару, который повысил конкурентоспособность российских товаров на внутреннем рынке. Фактором торможения стала политика Правительства М. Касьянова, которое назначил и поддерживает новый Президент.

V.17.1. Курс торможения, или экономика против человека

В начале XXI века страна фактически получила "второе издание" того курса, который Е. Гайдар и его "команда" проводили в начале 1990-х годов. В России продолжается принципиальный спор двух главных политических направлений о том, какими путями следует выходить из кризиса.

Позиция Правительства М. Касьянова, а прежде - Е. Гайдара и В. Черномырдина, заключается в том, что экономику надо по максимуму предоставить рынку, и пусть рынок нас вытаскивает из той самой ямы, в которую столкнули "рыночники".

Позиция народно-патриотического блока, экономического отделения Российской Академии наук, многих промышленников и губернаторов, - позиция, наиболее четко представленная в программных документах группы С. Глазьева, заключается в том, что для выхода из кризиса государство должно усилить свое регулирующее действие на экономику. Именно так выводил из кризиса Соединенные Штаты Америки в 1930-х Франклин Рузвельт, Францию в 1940-х - генерал де Голль, не говоря уже о нашем собственном опыте советского периода.

Увы, уроков из экономического разгрома, учиненного Ельциным-Гайдаром-Черномырдиным, Правительство не извлекло. Повторяя те же самые ошибки, оно пытается развивать экономику за счет человека и при этом превращает факторы экономического роста в факторы торможения. Вот лишь некоторые из них.

1. Обескровливание экономики путем искусственного ограничения количества денег в обращении. Как известно, согласно теории монетаризма, поклонниками которого оказались все последние российские правители, начиная с Е. Гайдара, все зло - от большого количества денег у людей. Хочешь, чтобы цены не росли, - уменьшай денежную массу в обращении. Увы, если бы теория была верна, цены в России перестали бы расти через год после начала "реформ", как нам и обещал Борис Ельцин. Но если жизнь опровергает теорию, - тем хуже для жизни! Правительство продолжает свою политику с упрямством, достойным лучшего применения, причем не только в Год Козы, но ежегодно. Приведу лишь некоторые примеры:

  • отказ всерьез повышать людям зарплату, пенсии и пособия при дополнительных доходах федерального бюджета за последние три года не менее 500 млрд. рублей;
  • перечисление большей части дополнительных доходов бюджета на опережающую выплату внешних долгов. В 2001 г. Президент России объявил сокращение внешнего долга главным достижением экономической политики. Это действительно достижение - для иностранных кредиторов, но никак не для российских ветеранов, детей и работников бюджетной сферы. Согласно практике, принятой во всем мире, долги полностью платят лишь тогда, когда собираются брать новые кредиты. Совсем недавно российское Правительство “простило” развивающимся странам около 40 млрд. долларов, которые они были должны Советскому Союзу, и не потребовало за это списания с нас ни единого доллара! Есть только одно объяснение барской щедрости Правительства за счет народа, которая напоминает поведение Кисы Воробьянинова из “Двенадцати стульев”: правящая олигархия боится, что в уплату долгов иностранные кредиторы могут потребовать ее собственные заграничные счета, на которых лежит не менее 200 млрд. незаконного вывезенных долларов, т.е. в 1,5-2 раза больше, чем осталось долгов у России;
  • отказ рассчитываться по госзаказу с российскими предприятиями. Многим омичам памятна история, когда летом 2002 г. в городе не платили зарплату учителям, врачам и работникам культуры. Однако не все знают, что одной из главных причин была традиционная политика федерального Правительства. Когда в январе 2002 г. инфляция превысила 3 % и Президент сделал по этому поводу внушение Правительству, оно решило бороться с ростом цен традиционным способом - не платить людям деньги. Например, пять месяцев омские оборонные предприятия, выполнив госзаказ, денег не получали. В итоге бюджет города и области не досчитался 100 млн. рублей от налогов. Вот где была зарыта зарплата!

Деньги - кровь экономики, тем более рыночной. Что можно сказать о враче, который откачал у человека кровь, а потом заставляет его быстро бежать? Но разве не то же самое делают правительственные экономисты? Экономика отвечает замедлением темпов.

В результате всех этих "драконовских" мер инфляция в 2000 г. составила 20,2 %, в 2001 - 18,6 %, в 2002 - около 15 %. В 2003 г. инфляция ожидается на уровне 10-12 %, но при этом прожиточный минимум (т.е. стоимость товаров и услуг первой необходимости) вырастет почти на 23 %, а именно это важно для большинства народа.

Прибавлю к этому, что правительственный расчет роста цен отличается от расчета обычной хозяйки дома еще более, чем женская логика от научной. Иногда мне самому хочется пожить в той стране, где цены растут не по жизни, а по официальной статистике. Иначе говоря, инфляцию не удалось подавить даже ценою искусственного торможения экономики и искусственной бедности людей.

2. "Экономия" на инвестициях. В отличие от промышленного и сельскохозяйственного производства, которое в 1990-х годах упало в России в несколько раз, капиталовложения в экономику (инвестиции) сократились в несколько десятков раз. Все 1990-е годы страна практически ничего не создавала, но лишь "проедала" то, что было создано нашими ветеранами, которых к тому же еще и обругали как "гомо советикус" или "совков". Очевидно, что без капиталовложений любая экономика не развивается, но только разваливается.

Подобно темпам роста производства, рост инвестиций при действующем Президенте и Правительстве постоянно замедлялся: 2000 г. - 17,4 %, 2001 г. - 8,7 %, 2002 г. - 2,6 %.

Но, пожалуй, самая страшная экономия, которой Правительство занимается уже 13 лет, - это “экономия” на вложениях в человека. Именно эти вложения признаны в мире наиболее выгодными в долгосрочной перспективе, и именно здесь мы получим (если уже не получили) самые тяжелые последствия: когда на оборонных заводах, которые с самолетов и ракет переквалифицировались на кастрюли и лопаты, появляется заказ на современные сложные изделия, все чаще оказывается, что его просто некому выполнять! Чтобы заменить станки, при наличии денег достаточно нескольких месяцев; чтобы вырастить скот – 2-3 лет; на воспитание же современного работника и гражданина потребуется лет 10-15. Вот почему не раз говорил: экономить на образовании, медицине, науке и культуре – хуже, чем топить ассигнациями!

На словах Правительство обеспокоено низким уровнем вложений в экономику. Даже принятие Земельного Кодекса аргументировалось тем, что под частную собственность на землю иностранцы будут вкладывать деньги в российское производство. Однако это очередная ложь: в Китае частной собственности на землю нет, а иностранные капиталовложения превосходят их уровень в российскую экономику в десятки, если не сотни раз. В таких условиях одним из главных источников инвестиций должен стать государственный бюджет. Однако все попытки, с 1996 года предпринимавшиеся левопатриотическим блоком, принять специальный закон о бюджете развития и заложить необходимые деньги в федеральный бюджет, были провалены Правительством. В результате государственные капиталовложения в бюджете 2003 года не только не растут, но сокращаются. Таким образом, Правительство нажимает еще на один экономический “тормоз”.

3. Новая "финансовая пирамида". Как известно, громадные инвестиционные программы должны была появиться в России в связи с пенсионной реформой. Действительно, на эти программы в бюджете Пенсионного фонда в 2002-2003 г. выделяется более 180 млрд. руб. - больше, чем на образование в федеральном бюджете. Однако вместо того, чтобы вложить эти деньги в производство и тем самым обеспечить его мощное ускорение, Пенсионный фонд закупает… государственные ценные бумаги! Тем самым повторяется политика создания государственных финансовых "пирамид" В. Черномырдина - С. Кириенко, которая привела к "черному августу" 1998 г.

4. Бегство капитала - законное и незаконное. Обескровливание экономики и низкий уровень капиталовложений еще более усиливается в результате бегства капитала из страны. В 1990-х гг. ежегодно из России вывозилось, по оценкам моего товарища, крупного британского лейбористского эксперта Джона Росса, не менее 20 млрд. долларов ежегодно, по данным российских экспертов, - от 24 до 50 млрд. долларов в год. В начала XXI века - 21-22 млрд. долларов в год. Одно время эти показатели превосходили бюджет страны, но и сейчас составляют добрую его половину.

13 лет мы, представители левопатриотического блока, требуем остановить бегство капитала, но безрезультатно. Президент Б. Ельцин этой проблемы вообще не признавал, и не удивительно: по данным зарубежной печати, обе его дочери имели счета в швейцарских банках, одна - под именем "Царина" (Царица), другая - "Синдерелла" (Золушка). Президент В. Путин вывоз капитала признал, после чего его Правительство и Администрация приняли меры… к облегчению вывоза капитала!

В июле 2001 г. и на рубеже 2003 г. через Госдуму Правительство, Администрация Президента и послушное им думское большинство "продавили" законы, открывающие бегству капитала легальные пути. В первом случае, несмотря на сопротивление Председателя Банка России В. Геращенко, была снижена норма обязательной продажи выручки экспортеров сырья Центральному банку - оставляй себе за границей еще больше денег! Во втором случае был еще более ослаблен валютный контроль, тогда как Франция, Италия и другие страны с вполне рыночной экономикой в кризисных ситуациях вывоз капитала резко ограничивали.

Бегство капитала - одна из главных причин медленного экономического роста, нищенских и не вовремя выплачиваемых пенсий и зарплат. Более того, по мнению экспертов, это главная причина, которая может вызвать в 2004 г. повторение августа 1998 г.

5. Фактическое поощрение экономической преступности. Наиболее известный тому пример – история с ломом цветных металлов. Несколько лет в стране их разворовывали и отправляли на экспорт: срезали километры проводов, вынимали содержимое светофоров, тащили запчасти машин, не говоря уже о алюминиевых емкостях и оловянной посуде на дачных участках. Возмущению против Правительства и Парламента не было границ.

Еще во Второй Думе был подготовлен проект Закона “О государственном регулировании экспорта лома и отходов цветных металлов”, который должен был отсечь экономические корни воровства и остановить хищников, которые скупали и вывозили за рубеж разворованное. Закон прошел Госдуму и Совет Федерации, но был отклонен Президентом В. Путиным. Правительство нам объясняло, что не так боремся, но само бороться не хотело никак. При современном составе Парламента набрать две трети голосов и в Думе, и в Совете Федерации, чтобы преодолеть вето Президента, естественно, не удалось. Народ продолжал ругать власть, а полукриминальные фирмы – воровать лом. В конце концов проблема решилась сама собой, когда воровать стало практически нечего. В современной России все труднее понять, где кончается бедлам и начинается преднамеренное вредительство.

6. Приватизация - до основания. В свое время Ю. Лужков назвал приватизацию по Чубайсу крупнейшей экономической аферой ХХ века. И действительно, за три года (1993-95) в стране было приватизировано примерно 70 % всей государственной собственности, тогда как в Великобритании при Маргарет Тэтчер - около 15 % за 12 лет.

Пожалуй, наиболее абсурдная и криминальная страница в истории приватизации – это передача частным лицам колоссальных природных богатств страны и мгновенное превращение этих лиц в “олигархов”. В интервью радио “Свобода” 16 сентября 2002 г. ректор Санкт-Петербургского горного университета В. Литвиненко, которого активно прочат в преемники А. Волошину на посту руководителя Администрации Президента, заявил, что не менее 90 % всех природных богатств в России оказались в руках примерно 45 человек. По некоторым экспертным оценкам, компании, эксплуатирующие природные ресурсы, платят в зарубежных странах в виде налогов и других платежей не менее 50 % суммарного дохода, а в России – только около 6 %. Со сверхприбыли, соответственно, 80-90 % и 40-50 %. В случае их национализации или хотя бы нормального налогообложения бюджет страны, по расчетам Российской Академии наук, мог бы получить дополнительно около 50-70 млрд. долларов, т.е. практически удвоиться.

Часто вспоминаю слова одного немца – не коммуниста, не социалиста, но просто человека со здравым смыслом: странный вы народ, русские! Нефть отдали, газ отдали, цветные металлы отдали, а хотите жить хорошо. Странный народ!

Однако афера явно не закончилась, и в начале ХХ века очередь дошла до электроэнергетики, последних государственных нефтяных и газовых компаний и даже железных дорог.

Если в прежние годы Правительство хотя бы формально должно было согласовывать программу приватизации с Парламентом, утверждая ее специальным федеральным законом, то большинство Третьей Думы с восторгом проголосовало за закон, который устранил Парламент от этих вопросов. Результаты не замедлили сказаться. Приведу лишь два примера, имеющие прямое отношение к омичам.

Пример первый - продажа "Славнефти" в 1,5-2 раза ниже стоимости, обогатившая Р. Абрамовича примерно на 1,5-2 млрд. долларов. Между прочим, "Славнефть" под руководством М. Гуцириева была прибыльной государственной компанией, однако сначала ей навязали нового руководителя, затем сделали убыточной и, наконец, продали за полцены. В политических кругах ходят упорные слухи, что таким образом "партия власти" рассчиталась с крупнейшим российским олигархом за финансирование прошлых парламентских и президентских выборов, а заодно - и выборов будущих.

Пример второй - ФГУП “Омский опытный завод “Эталон”. Ни по экономическим, ни по техническим, ни по каким-либо другим критериям предприятие под приватизацию попасть не могло. Кроме того, оно обеспечивает национальную безопасность страны в области высокотемпературных измерений. С просьбой исключить "Эталон" из программы приватизации директор и коллектив обратились к губернатору Омской области и ко мне - депутату по 129 округу. В свою очередь, мною было направлено два запроса премьеру М. Касьянову и проведена встреча с руководством Госстандарта. Несмотря на то, что Госстандарт согласился отсрочить приватизацию, а Минимущество не возражало против исключения предприятия из программы, Правительство настояло на своем абсурдном решении, которое явно пойдет в ущерб стране, области и коллективу. Видимо, Чубайса хотят превзойти!

Очевидно, что приватизация прибыльных государственных предприятий подрывает доходы бюджета, снижает управляемость экономики и в конце концов тормозит ее развитие. Однако о возможности частичной национализации современное Правительство не хочет даже и слышать. Так, 23 января 2002 г. Госдума приняла в первом чтении очень робкий закон о национализации, позволяющий производить ее в исключительных условиях за деньги и на основе специальных законодательных актов. Однако уже через день фракции, именуемые "кремлевской шестеркой", "продавили" отмену ранее принятого решения. Между прочим, в любой цивилизованной стране, кроме России, национализация - такой же инструмент экономической политики, как и приватизация.

Разумеется, как депутат, принадлежащий к левой оппозиции, я выступал и голосовал против:

  • законов о бюджете на 2000-2003 годы, в которых выражается суть олигархической экономической политики;
  • законов, облегчающих вывоз капитала;
  • закона, снимающего парламентский контроль над приватизацией;
  • законов о "реформе" естественных монополий;
  • законов, облегчающих банкротство отечественных предприятий и т.п.

Напротив, я выступал и голосовал за:

  • закон “О национализации”. Этот закон в очень осторожном варианте Госдума приняла 23 января 2002 г., однако затем с депутатами, как обычно, поработали Правительство и Администрация Президента, и через день закон был провален. За него проголосовали лишь 152 депутата, в т.ч. Агропромгруппа – 97,7 %, КПРФ - 96,4 %, “Регионы России” - 34 %, группа “Народный депутат” - 10,5 %, “Яблоко” - 5,9 %, СПС – 3,2 %, “Единство” - 0, “Отечество” - 0, ЛДПР - 0 (два дня назад было 97,7 %). Видимо власть боится даже самого слова “национализация”;
  • закон, признающий юридически ничтожными решение о приватизации, вынесенное на основе Указа Б. Ельцина (фактически - о возвращении в государственную собственность множества крупных предприятий);
  • закон “О государственном регулировании деятельности в области экспорта лома цветных металлов”, который должен был покончить с их колоссальным разворовыванием в России;
  • все поправки к бюджетам в интересах развития отечественной промышленности.

Ежегодно группа депутатов и экспертов Народно-патриотического союза России во главе с С. Глазьевым готовила альтернативные бюджеты страны, предполагавшие изменение экономического курса. Как член Координационного Совета НПСР и эксперт в области социальной политики я принимал участие в подготовке и обсуждении этих альтернативных бюджетов. Так, наш альтернативный бюджет на 2003 год за счет сокращения выплаты внешних долгов, отказа от бюджетного профицита и дополнительного налога на сверхдоходы от использования природных богатств предполагал увеличение средней заработной платы в бюджетной сфере в течение 1 года до 6-7 тысяч рублей, студенческих стипендий и детских пособий – до 1 тысячи рублей. При этом 150 млрд. рублей должны были остаться для поддержки отечественной промышленности и сельского хозяйства. Это обеспечило бы рост производства быстрее, чем денежной массы, находящейся в обращении. Как известно специалистам и как доказывает опыт Китая, инфляция при этом практически не возникает. Проект бюджета сопровождался блоком законов, которые должны были обеспечить его реализацию.

Увы, все эти проекты были отвергнуты Правительством. В таких условиях единственным шансом изменить экономический курс оставалось прямое обращение к народу - референдум по ключевым вопросам нашей жизни.

Помимо перечисленных выше, мощными тормозами экономического развития являются:

  • приватизация земли, поскольку она приведет к повышению финансовой нагрузки на предприятия и цен для населения (см. раздел V.2.);
  • "реформа" естественных монополий, поскольку она приведет к повышению цен на энергоносители;
  • таможенная и отчасти налоговая политика, которые будут рассмотрены в следующих разделах.

Начнем с того, что ВТО - это не Всероссийское театральное общество, как многие все еще думают, а Всемирная торговая организация. Она создана в 1995 г., и те, кто в нее вступают, обязаны выполнить многочисленные жесткие условия, прежде всего - открыть собственные рынки для иностранных товаров. Вступать в ВТО имеет смысл тем государствам, которые уверены, что от экспорта своих товаров они выиграют больше, чем проиграют - от импорта чужих.

Недавно в ВТО выступил, например, Китай. Но после того, как более 20 лет проводил реформы и обеспечивал экономический рост примерно по 9 % в год на душу каждого китайца и после того, как добился для себя особых благоприятных условий. Тем не менее, по прогнозам китайских экспертов, в результате вхождения в ВТО страну ожидают дополнительно несколько десятков миллионов безработных - цена немалая даже для Китая.

В отличие от китайцев, российская власть все хочет "вчера". Перед телекамерами в присутствии американского коллеги российский Президент заявил, что Россия готова вступить в ВТО немедленно. Представители Правительства называли сроки: 2003-2004 гг. Такая спешка приводит лишь к тому, что другие страны выставляют России на переговорах дополнительные условия (так называемые "ВТОплюс"). Главное из них - вывести внутренние цены на энергоносители на мировой уровень. Понятно, что при оборудовании, устаревшем на две трети, при низкой производительности труда и конкурентоспособности товаров, при экономике, разоренной невиданным в мире в невоенное время экономическим кризисом, - при всех этих условиях выполнить такое требование - все равно, что сразу лечь в гроб.

Но и при более благоприятных условиях вступление в ВТО в ближайшее время приведет к разорению:

  • целых отраслей промышленности, например, автомобильной и авиационной, с которыми связаны миллионы людей;
  • большей части сельского хозяйства;
  • многих торговых компаний, поскольку соглашение о ВТО предполагает создание равных условий для иностранных конкурентов, которые экономически превосходят наши компании в сотни и тысячи раз.

Тревогу по поводу вступления в ВТО мне приходилось слышать от самых разных управленцев и бизнесменов - начиная от руководителей сельского хозяйства и заканчивая нефтяниками и президентами торговых компаний. Еще печальнее другое: хотя Россия не стала пока членом Всемирной торговой организации, за последствия намерений Правительства проникнуть в нее любой ценой многие расплачиваются уже несколько лет.

Готовясь к вступлению в ВТО, Правительство ежегодно снижает таможенные пошлины, а, следовательно, и доходы федерального бюджета. Когда пошлины снижаются на технологическое оборудование, которого не производят в России, - это понятно: такое снижение идет на пользу отечественному производству. Но в большинстве случаев речь идет о другом. Прямой вред России приносит снижение:

  • импортных пошлин на продовольствие, что подрывает отечественный агропромышленный комплекс;
  • экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты, что помогает "олигархам" гнать их на Запад, одновременно повышая цены на бензин и солярку внутри страны.

Приведу лишь два примера правительственных “ошибок”, про которые обычно говорят, что они хуже, чем преступления.

Пример первый – авиация. Хотя в России разработаны современные модели самолетов, есть необходимый производственный и кадровый потенциал для их производства, Правительство упорно отказывается вкладывать деньги в отечественную авиационную промышленность. О трагической ситуации с производством АН-70 на “Полете” и других омских заводах расскажу позднее. Сейчас о другом. Отказываясь помогать своим, Правительство одновременно предоставляет компании “Аэрофлот” громадные льготы по таможенным пошлинам и даже по налогу на добавленную стоимость для закупки “Боингов”. Причем цена этих льгот многократно превосходит затраты, которые потребовались бы для запуска в производство отечественных моделей самолетов!

Но, пожалуй, самый вопиющий пример антироссийской таможенной политики Правительства - история с автомобильной промышленностью. Мало того, что пошлины на импортные автомобили в Китае 100 %, а в России - 25 %. Решив поднимать пошлины на подержанные иномарки, Правительство обсуждало проблему более полугода, и в результате торговые компании натащили в страну зарубежных автомобилей б/у и запчастей к ним на 8 млрд. долларов! Ровно столько же потерял отечественный автопром и не менее половины этой суммы - российские бюджеты всех уровней. В итоге впервые в своей истории остановился "Автоваз". Даже зарубежные компании, которые создали или создают производство автомобилей на российской земле, в письме к Правительству выразили тревогу по поводу проводимой политики и намерения вступить в ВТО - получается, что они заботятся о российской экономике больше нашего Правительства!

Думаю, вступать в ВТО стране придется. Как говорится, назвался груздем… Но готовы мы к этому будем лет через 10-15. И уж во всяком случае решение такое можно принимать не раньше, чем страна восстановит свой экономический потенциал и только на выгодных условиях, каких добились китайцы. Вступление же в ВТО сейчас - это разорение отечественной промышленности и сельского хозяйства, это миллионы безработных и дальнейшее обнищание народа. Да, иномарки станут дешевле. Но кто их купит? Быть может, процентов 15 населения, наиболее богатых или работающих на экспорт, от этого и выиграют. Но остальные наверняка пострадают еще больше.

По вопросу о вступлении в ВТО Государственная Дума специально приглашала Германа Грефа и других высокопоставленных чиновников, ответственных за переговоры по этой проблеме. Наша Агропромышленная депутатская группа рассматривала этот вопрос совместно с экспертами Минсельхозпрода и Россельхозакадемии. Моя позиция по этому вопросу полностью совпадает с позицией левопатриотического блока, российских промышленников и аграрников: в ВТО можно вступать только тогда, когда это пойдет России на пользу. И не раньше.

V.17.3. Налоговая политика: богатые не заплачут, а бедные?..

Как гласит предание, на одном из московских кладбищ почти рядом находятся могилы двух известных людей. Оба умерли от инфаркта, причем один – в советское время, а второй – в послесоветское. Надпись на первой могиле гласит: “Спи спокойно, дорогой друг: факты не подтвердились!”. На второй же надгробной плите высечено: “Он заплатил налоги – и спит спокойно!”.

Действительно, с тем, что налоги в России необходимо снижать, согласны все. Однако две ведущие политические силы – “партия власти” и народно-патриотическая оппозиция – расходятся по двум ключевым вопросам:

  1. Кому именно нужно облегчать налоговое бремя?
  2. Кто должен оплатить неизбежные на первых порах потери бюджета от снижения налогов.

Правительство России и послушное ему думское большинство более или менее последовательно проводят “налоговую реформу” по двум основным направлениям:

  • перекладывание налогов с организаций на конкретного человека, физическое лицо;
  • снижение налогов для лиц и организаций с высокими доходами и повышение налогов для лиц и организаций с доходами низкими и средними.

Первое направление обосновывается тем, что так делают во всем мире. При этом ярые защитники правительственной “реформы” забывают, однако, что в развитых странах Запада людям есть с чего платить, а в России большинству – просто не с чего. Так, например, минимальная зарплата во Франции составляет около 1 тыс. долларов, в России – менее 15. Но здесь Запад нам почему-то не указ. Вот и получается в очередной раз: зарплата – как у нас, налоги – как у них!

Примером перекладывания налогов с организаций на людей может служить замена налога на пользователей автодорог налогом на владельцев транспортных средств, - замена, вызвавшая массовое возмущение владельцев “Жигулей” первых моделей или “иномарок” типа “Запорожца”. Действительно, очень многие ветераны, инвалиды да и работающие люди с невысокой зарплатой используют свои автомобили лишь в летний сезон, как правило, для поездок на дачные участки. Однако платить их заставляют за полный год, причем для некоторых новый налог оказывается равным двухмесячной зарплате или пенсии!

Мы, как могли, боролись против такой политики. Я лично отстаивал поправки к закону, направленные на защиту интересов людей с низкими доходами, ветеранов и инвалидов, но потерпел поражение.

“Палкой о двух концах” оказывается и политика снижения налогов на организации. Например, при понижении налога на прибыль с 35 до 24 %, которое подается Правительством чуть ли не как главное его достижение, одновременно была отменена так называемая инвестиционная льгота, которая давала возможность предприятиям, вкладывающим прибыль в развитие производства, уменьшить налог наполовину, т.е. до 17,5 %. Каждому первокласснику понятно, что налог в 17,5 % меньше, чем налог в 24 %. Каждому, кто учил в школе основы экономики, очевидно: такая “реформа” не выгодна тем, кто развивает производство, а, следовательно, это еще один фактор торможения!

Второе направление “реформы” – снижение налогов для богатых и увеличение их для бедных – выглядит еще хуже первого. Вот лишь три примера на эту тему.

1. Едва ли не главным достижением налоговой политики Правительством объявлена плоская 13-процентная шкала налогообложения физических лиц. Однако в результате Россия стала единственной страной “цивилизованного мира”, где рабочий оборонного завода, начинающий учитель, доярка на ферме платят такие же налоги, как “олигарх” Ходорсковский, оценивающий свое состояние в 8 млрд. долларов – более 250 млрд. рублей, или 1/10 бюджета страны, либо “олигарх” Абрамович, чье состояние лишь немногим меньше. Я другой такой страны не знаю! Весь мир, кроме России, давно согласился: чем больше получаешь дохода, тем больше отдаешь государству. И у нас даже при Б. Ельцине Министр финансов А. Лившиц говорил “новым русским”, что “надо делиться”.

Интересно, что недавно около 10 крупнейших американских миллиардеров во главе с самым богатым человеком в мире Билом Гейтсом обратились к Президенту США с неожиданной просьбой: не отменять и не сокращать высокий налог на наследство, который установлен в Соединенных Штатах. “Акулы капитала” считают, что их дети, получившие миллиарды “на блюдечке с голубой каемочкой”, не будут работать, как их отцы, а, следовательно, потомство обречено на развращение и вырождение. Но наше Правительство с тупым упрямством продолжает снижать налоги с богатых.

2. Другое якобы достижение налоговой политики – регрессивная шкала социального налога. По новому закону, организации с обычной зарплатой работников отчисляют в бюджеты в виде социального налога, идущего на пенсии, медицинское и социальное страхование, 35,6 % фонда заработной платы. Однако те организации, в которых заработная плата превышает 100 тыс. рублей на человека в год, платят всего 20 %, при 300 тыс. – 10 %, свыше 600 тыс. – 2 %. Принцип все тот же: чем больше зарплата – тем меньше налог. И здесь принципы цивилизованного рынка и социальной справедливости вывернуты наизнанку.

3. Верхом движения вспять от норм социального государства, а вместе с тем и верхом цинизма следует признать третье “достижение реформы” - ликвидацию или сокращение налоговых льгот для учреждений образования, медицины, науки, культуры, для организаций, использующих труд инвалидов, - словом, практически для всего социально ориентированного бизнеса. Обосновывается эта, извините за выражение, политика уже не ссылками на опыт Запада, но идеологией “равенства”: все должны платить одинаковые налоги. В действительности же нигде в “цивилизованном” мире школа не платит налоги наравне с нефтяниками, музей или театр – наравне с газовиками, больница – на уровне табачной компании, а инвалидов не уравнивают с “олигархами”. После ваучерной приватизации, когда все якобы поделили поровну, это уже второй случай за последнее десятилетие, когда стереотипы самого примитивного “казарменного” коммунизма используются для введения “дикарского” капитализма позапрошлого века.

Последствия подобной налоговой политики, помимо названных выше, сводятся к следующим:

  • повышение опережающими темпами цен на товары для детей, на лекарства, на платные медицинские и образовательные услуги, на билеты в музеи, театры и кинотеатры, на квартиры, которые строятся полностью или частично за счет бюджетов и т.д., и т.п.;
  • значительное уменьшение доходов организаций бюджетной сферы, включая школы, больницы, учреждения науки и культуры. По данным Минобразования России, только образовательные учреждения потеряли в 2002 г. 3,5 млрд. рублей от ликвидации налоговых льгот. На эти деньги можно целый год учить в школе почти полмиллиона детей;
  • ликвидация нескольких десятков тысяч рабочих мест для инвалидов, разорение или финансовое удушение общественных организаций инвалидов и предприятий, использующих их труд;
  • обвальная ликвидация системы санаторно-курортного лечения работающих граждан России, тяжелейший удар по отечественным санаториям, особенно на юге страны. В результате введения социального налога в бюджете Фонда социального страхования на санаторно-курортное лечение предусматривалось в 2001 г. 12,146 млрд. рублей, в 2002 г. – 6,852, в 2003 г. – 1,64 млрд. рублей. Не знаю, кому и сколько в Правительстве заплатили турфирмы Турции, Кипра или Египта за подобную политику, но если не платили – еще хуже: иногда глупость и упертость бывают опаснее продажности;
  • потенциальное снижение доходов бюджета, а значит – и социальных программ. Нам говорят, что в результате введения плоской налоговой шкалы для нищих и “олигархов” доходы бюджета выросли. Но они всегда увеличиваются в условиях экономического роста и снижаются в условиях спада, который не за горами. Не случайно, премьер М. Касьянов 12 февраля 2003 г. в Госдуме прямо ссылался на налоговую реформу как на причину, не позволяющую повышать зарплату в России.

После всего этого вряд ли нужно говорить, что вместе с моими товарищами по народно-патриотическому блоку я не поддержал ни одного налогового закона или поправок к нему, принятых в интересах богатых против бедных. Но мы работали с этими законами, сколько хватало сил. Отстаивая необходимость социальной направленности налоговой системы, мне не раз приходилось работать на Бюджетном Комитете до глубокой ночи или в выходные дни. При этом работать в таких “вредных” условиях, что в пору, как в горячем цехе, просить молоко. В результате поправок, предложенных депутатами народно-патриотического блока нашего Комитета по образованию и науке, а часто и мною лично с огромным трудом удалось сохранить:

  • освобождение от налога на прибыль расходов предприятий на содержание медицинских, образовательных, культурных и иных социальных учреждений, которые находятся на их балансе (в противном случае большинство этих учреждений были бы закрыты);
  • часть налоговых льгот для учреждений образования, медицины, науки, культуры, в т.ч.:
  • льготы по налогу на добавленную стоимость, которые Правительство предлагало отменить вместе с отменой лицензирования дополнительного и профессионального образования;
  • 10-процентную льготную ставку по налогу на добавленную стоимость для организаций, производящих медикаменты, для издательств, выпускающих литературу, связанную с образованием, наукой, культурой, для средств массовой информации;
  • часть налоговых льгот для общественных организаций инвалидов и предприятий, использующих их труд, включая:
  • освобождение в основном от налога на прибыль общественных организаций инвалидов, а именно: права относить на издержки производства часть прибыли, направленную на социальные нужды инвалидов и содержание общественных организаций инвалидов;
  • льготы по налогу на прибыль для всех предприятий, на которых инвалиды составляют не менее 50 %, а их доля в оплате труда – не менее 25 %. Аналогично предыдущей, льгота предполагает право относить на издержки производства часть прибыли, направленную на социальные нужды инвалидов и содержание их организаций;
  • льготы по налогу на добавленную стоимость для хозяйственных обществ, весь уставной капитал которых принадлежит общественным организациям инвалидов, при условиях, описанных в предыдущем абзаце;
  • освобождение от социального налога общественных организаций инвалидов и их предприятий. Однако в результате пенсионной реформы им приходится перечислять 14 % от фонда зарплаты в Пенсионный фонд, чтобы работники не потеряли право на страховую и накопительную части пенсии.

Что касается налогообложения малого бизнеса, то я голосовал за закон О. Дмитриевой – И. Грачева, более благоприятный для небольших фирм, чем президентский, и за все поправки, улучшающие президентский проект. Интересно, что однотипные предложения к этому закону ставились на голосование Е. Лигачевым от имени левого блока, Е. Примаковым от имени Торгово-промышленной палаты, О. Дмитриевой и И. Грачевым в качестве лидеров партии развития предпринимательства. В итоге организации, работающие по упрощенной схеме, удалось освободить от социального налога, однако в целом закон оказался весьма урезанным.

Разумеется, руки мы не складываем. Только летом-осенью 2002 г. совместно с другими депутатами мною было внесено 5 законопроектов, нацеленных на возвращение социальных налоговых льгот, в т.ч. образованию и инвалидам. На 1 марта 2003 г. два из них даже получили поддержку в Бюджетном Комитете – здравый смысл и совесть некоторых депутатов перед выборами проясняются. Но Правительство и Администрация Президента, которые являются полными хозяевами в Третьей Думе, пока ни одного законопроекта не поддержали. Скорее всего, судьба этих предложений, как и курса страны в целом, будет зависеть от результатов парламентских и президентских выборов.