Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииVi.2. самое главное: защитить иртыш и нас от ртутной катастрофы

VI.2. Самое главное: защитить Иртыш и нас от ртутной катастрофы

В последнее время внимание СМИ в Омской области привлек мэр Москвы Ю. Лужков. Он действительно написал известное письмо в Правительство, где на новый лад предложил старый проект, казалось бы, уже похороненный в советское время: перебросить в Среднюю Азию воды сибирских рек, построив канал на юг от места слияния Иртыша с Обью. Думаю, среди омичей у этого проекта вряд ли найдутся сторонники.

Но дело в другом: даю голову на отсечение, что этот проект, по крайней мере, при нашей жизни никогда не будет реализован. Он стоит миллиарды и миллиарды долларов, а Россия сейчас экономит на всем, кроме доходов “олигархов” и содержания бюрократии. К сожалению, информационный шум вокруг лужковского проекта отвлекает общественное мнение от другой угрозы - увы, реальной и все более нарастающей. Речь идет об угрозе заражения водного бассейна реки Иртыш павлодарской ртутью. В течение нескольких десятилетий Павлодарский завод, а затем АО “Химпром” сбрасывал содержащие ртуть отходы производства, что называется, “под себя”. В результате, по данным российского Минприроды, под землей на территории завода и рядом с ним скопилось 930 тонн ртути, по данным казахской стороны - 1089 тонн. Причем ртуть медленно, но верно движется к Иртышу.

Одним из первых обратил внимание на эту страшную угрозу доктор А. Нестеренко – в недавнем прошлом главврач Ленинского района, а ныне – лидер общественной организации “ЗНУТЕК” (“Защита населения от угрозы техногенной катастрофы”). С помощью этого смелого и неравнодушного человека нам удалось собрать материалы, на основе которых готовились депутатские запросы, письма и даже парламентский запрос “Об экологической ситуации в бассейне реки Иртыш”. В апреле 2003 г. вместе с А. Нестеренко мы побывали в Минприроды у заместителя министра К. Янкова, где получили из первых рук информацию о намерениях власти в отношении угрозы ртутной катастрофы.

Интересно, что когда мой парламентский запрос под названием “Об угрозе экологической катастрофы в бассейне реки Иртыш” рассматривался на Совете Государственной Думы, против решительно выступил В. Жириновский. Он требовал изменить название запроса и не пугать народ катастрофами. Я не удивился, ибо помнил, как, проезжая на поезде от Москвы до Владивостока, Владимир Вольфович в интервью журналисту СТВ, тогда еще не ликвидированному, заявил, что Омск стоит… на Оби! Название запроса, однако, пришлось изменить. Хотя фракция Жириновского не отдала за него ни одного голоса. Интересны также ответы Правительства на мои депутатские и парламентский запросы. Суть их проста: волноваться нет оснований, ибо ртуть до Иртыша будет двигаться еще лет 80. Видимо, Чернобыль ничему не научил господ чиновников. В действительности, по данным мониторинга омских специалистов, ртуть с превышением предельно допустимой концентрации обнаружена в скважинах на подступах к Иртышу, а также в его воде и донных отложениях близ Павлодара. Более того, данные Центра мониторинга за загрязнением окружающей среды подтверждают наличие ртути с превышением ПДК в половине проб иртышской воды в пределах Омской области! Кстати, имеющиеся на вооружении Центра прибор-анализатор фиксирует ртутное загрязнение не менее 10 ПДК, т.е. специалисты в этом отношении практически слепы.

Для демеркуризации (очистки от ртути) павлодарского очага загрязнения за основу был взят рабочий проект Киевского института СП “Еврохим”, предусматривающий проведение работы в три этапа:

  • локализация очага путем возведения специальной стены в грунте протяженностью 699 метров и глубиной 25 метров в течение 1,5-2 лет. На 1 января 2003 г. работы выполнены на 49 % и, возможно, в этом году будут закончены. Думаю, что ускорить их помогли и наши обращения;
  • извлечение ртути из грунта и строительных конструкций. Фактически собрано около 17 тонн из почти тысячи;
  • складирование ртути и ртутьсодержащих отходов в хранилище.

Заявления в омских средствах массовой информации о том, что проблема ртути побеждена, поскольку к концу 2003 г. “стена в грунте” будет завершена, представляются мне чрезмерным оптимизмом. Напомню, что таким образом нас уже успокаивали по поводу Чернобыля и Семипалатинского полигона. В действительности специалисты признают, что главными являются работы двух последних этапов. Так, даже эксперты Минприроды заявили мне и доктору А. Нестеренко, что не могут предсказать, как поведут себя подземные воды, зараженные ртутью, после окончания возведения стены в грунте: пойдут в обход, проникнут под стеной или поверх нее в период паводков.

По заявлению губернатора Павлодарской области Д. Ахметова, очаг ртутного загрязнения распространился в последние годы на площадь 1 кв.км., тогда как в 1996 г. составлял 0,03 кв.км., т.е. увеличился более чем в 30 раз.

Все это в очередной раз мы устно и письменно изложили в Минприроды, поставив перед его руководством следующие вопросы:

  • о поставке в Омскую область специальной научной лаборатории, оснащенной современными анализаторами. Для того, чтобы ответить на вопрос, что делать, нужно иметь точную информацию о том, куда попала ртуть и сколько ее на самом деле;
  • о воздействии на казахстанскую сторону с тем, чтобы она не ограничивалась строительством стены, но срочно приступала к двум следующим этапам очистительных работ. Уверен, что и российское Правительство может и должно выделить деньги и принять участие в работах по предотвращению ртутной катастрофы на Иртыше;
  • об участии федерального Правительства в программе альтернативного водоснабжения города Омска и 17 сельских районов, расположенных на реке Иртыш по принципу 50:50. В областном бюджете текущего года на эти цели уже предусмотрено 2 млн. 650 тыс. рублей.

Грустный и смешной сюжет моих отношений с Правительством связан с другой проблемой Иртыша. После того, как в средствах массовой информации промелькнули сообщения о намерениях Китая увеличить забор воды в Черном Иртыше, а в Европе по этому поводу прошли даже демонстрации “зеленых”, я обратился с запросом в МИД. Смысл полученного ответа, если пересказать его простым языком, сводился к следующему:

  • для беспокойства нет особых оснований, поскольку китайцы до 2020 г. собираются забирать около 1 кубического км воды в год, что составляет 0,1 стока Иртыша;
  • в крайнем случае можно будет построить комплексный гидроузел в Омской области ценою всего (!) 1,5 млрд. рублей и таким образом компенсировать потери воды. То, что 1,5 млрд. рублей – это седьмая часть бюджета Омской области, московских чиновников волнует мало;
  • Китай не присоединился к международным конвенциям об использовании рек и отказывается вступать по этому поводу в переговоры с Россией, хотя заключил двустороннее соглашение с Казахстаном (вполне вероятно, идущее вразрез с интересами России);
  • китайская угроза Иртышу не идет ни в какое сравнение с казахстанской. Казахстан не только варварски эксплуатирует Бухторминское водохранилище после того, как продал иностранцам свои электростанции, но и не собирает ртуть, которая в количестве 700 тонн движется к Иртышу. То, что в этом письме названа цифра 700 тонн, а не 930, как нам заявляли во время визита в Минприроды, говорит лишь о полном информационном разброде в российском Правительстве.

Грустно в этом ответе то, что нас в очередной раз отговаривают “креститься” пока “не грянет гром”. Смешно же здесь другое: требуешь информации про павлодарскую ртуть – успокаивают тем, что до Иртыша ей идти еще долго. Требуешь информацию про действия Китая – “успокаивают” тем, что угроза из Казахстана намного опаснее. В результате скорость нарастания проблемы намного опережает запаздывающие попытки ее решения.

Защиту Иртыша и всех нас от ртутной катастрофы считаю самым главным направлением моей работы среди тех, что не связаны с законодательством. Впрочем, не дай Бог, нам может потребоваться и Закон “О преодолении последствий экологической катастрофы в бассейне реки Иртыш”. Чтобы этого не случилось, сколько хватит сил, буду “терзать” высокопоставленных правительственных чиновников и полусонное большинство Государственной Думы письмами и запросами, через газеты, радио и телевидение будить общественное мнение. Без нашей великой сибирской реки не представляю себе Омска и нашего региона. Сделаем все возможное, чтобы иртышская вода была пригодной для питья, плавания и рыбалки. Ведь нам всем здесь жить…