Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей – в интересах россииVii. личное дело

VII. Личное дело

Род мой не дворянский, но крестьянский. Прадеды и деды в молодости пахали землю: по одной линии – на Украине, по другой – на Волге. Впрочем, судя по фамилии, когда-то в роду были и сельские ремесленники. Катаклизмы советской истории семью не обошли: оба деда попали под репрессии. Но, слава богу, их судьбу и характер это не сломало.

А вот родители мои уже интеллигенты в первом поколении. Оба - учителя: отец – математики и физики, а мама – литературы и русского языка. Судьба свела их в Омском пединституте, после окончания которого они отправились в целинный Северный Казахстан. Там, в селе Полудено родились дети: сначала сестра Светлана, а затем и я. Годы, проведенные в селе, быть может, лучшие не только в моей жизни, но и в жизни родителей.

Отец мой, Николай Трофимович, прошел войну пулеметчиком. В семье мы не раз обсуждали, в чем было его главное призвание: учить детей или растить сады. Посаженный им фруктовый сад в селе был лучшим, а в Северном Казахстане – одним из первых. Учителем отец проработал всю жизнь. Много лет руководил сельской школой, а позднее школой № 100 в Омске. Среди его учеников – крупные хозяйственные руководители, ученые и журналисты. Но главное – тысячи детей всех национальностей из “простых” и неблагополучных семей в казахстанском селе и омском “Порт-Артуре”. Его педагогическим девизом было: “Трудных детей не бывает”. До сих пор мне нередко приходится слышать: “Здравствуйте, я ученик Вашего отца…”.

Отец сохранил свои убеждения и веру в социальную справедливость. Поэтому жизнь его укоротили не только фронт и ранения, но и потрясения 1990-х гг. Похоронив его на Дружинском кладбище, мы написали на надгробии: “Фронтовик – Учитель - Человек”!

Благодарение богу, жива мама, Анна Фоминична. Она тоже всю жизнь учила детей, вела литературные и драматические кружки, прекрасно пела в молодости.

Психологи говорят, что у каждого человека стремление к общественным достижениям во многом зависит от количества материнской любви, полученной в детстве. Свою долю я получил сполна. Незрячего сына мама возила по врачам, и от одной из них услышала: “Чего Вы с ним носитесь? Он у Вас умственно отсталый!”. Может быть, это дополнительно подтолкнуло родителей в дошкольном возрасте прочесть сыну чуть ли не всю классическую детскую литературу и обучить устному счету. Учиться родители помогали всю жизнь. Серьезно больная мама ездила со мной в Москву собирать в Ленинской библиотеке материалы для кандидатской диссертации.

По семейной традиции сестра Светлана тоже закончила Омский педагогический, став преподавателем иностранного языка. С учетом моего исторического образования, семью часто называли “педсоветом Смолиных”.

В северо-казахстанском селе прожиты первые 7 лет моей жизни, а следующие 44 – в Омске. Омскую среднюю специальную школу-интернат № 95 (ныне - № 14) в 1970 году закончил с золотой медалью. Тогда только что ввели новые правила присуждения медалей, и на всю область нас оказалось 17 человек. Параллельно закончил с отличием детскую музыкальную школу № 2 и даже занял призовое место на детском областном конкурсе исполнителей на народных инструментах. В 10-м классе получил 1-й разряд по шахматам.

В выборе профессии колебался между музыкой и гуманитарными науками. В конце концов выбрал науки. Поступил на исторический факультет Омского государственного педагогического института (ныне - университет). Был Ленинским стипендиатом, участвовал в “Студенческих веснах” и межвузовских шахматных турнирах. Несколько раз становился чемпионом области по шахматам среди незрячих и однажды – чемпионом института. Получил диплом с отличием. Годы юности вспоминаю как светлые, но трудные, всегда наполненные работой.

На последнем курсе института сделал еще один жизненный выбор. После пяти лет дружбы в школе и институте мы с Надеждой сыграли свадьбу, а прямо во время государственных экзаменов родился сын Женя.

После окончания института два года работал учителем в Школе рабочей молодежи № 4, затем – ассистентом, старшим преподавателем и доцентом в альма-матер – Педагогическом институте. В 30 лет защитил кандидатскую диссертацию по философии в Уральском госуниверситете.

Считаю, что в жизни мне всегда везло с учителями. Каждого из них помню поименно, а со многими встречаюсь до сих пор. Свою главную книгу по образовательной политике назвал: “Знание - свобода”. Вот текст на ее первой странице:

Главным в моей жизни учителям: родителям - Анне Фоминичне и Николаю Трофимовичу; учителям и воспитателям Омской специальной школы-интерната № 95 и среди них Соколовой Валерии Александровне, Кузнецовой Изольде Михайловне, Герониной Валентине Георгиевне; преподавателям Омского государственного педагогического института им. А.М. Горького Новикову Ивану Никифоровичу, Фомину Борису Константиновичу, Худякову Виктору Николаевичу; научному руководителю кандидатской диссертации Когану Льву Наумовичу - с благодарностью до конца моих дней посвящаю”.

Политикой заниматься не собирался, но был выдвинут в Парламент коллективом родного пединститута. В 1990 году избран народным депутатом России, в 1993 – депутатом Совета Федерации первого созыва, в 1995 – депутатом Госдумы второго созыва, в 1999 – депутатом Госдумы третьего созыва. Каждый раз напрямую населением города и области.

В последнее время как-то перестали задавать вопрос о депутатских привилегиях, но, думаю, скоро начнут. Скажу, не дожидаясь: во-первых, за действующий Закон о статусе депутата не голосовал, но, напротив, голосовал за все законы, уменьшающие депутатские социальные гарантии; во-вторых, поскольку в депутаты избирается все больше предпринимателей, способных купить голоса, все меньше из них живут на зарплату, особенно во фракциях “партии власти”. Поэтому “за всю Одессу” отвечать не собираюсь, буду говорить только о собственной жизни.

В Омске с женой Надеждой живем мы в квартире недалеко от железнодорожного вокзала, которую мои родители получили почти 35 лет назад. Квартира на 1-м этаже, “хрущевка”. Московская квартира на Рублевском шоссе однокомнатная и по-прежнему служебная. Кажется, она осталась единственной неприватизированной во всем доме. В связи со скорым окончанием строительства дома Омским педуниверситетом, надеюсь вместе с несколькими десятками профессоров получить новую квартиру, сдав свою университету. Имею дачный участок – 7 соток. Дома на нем пока по-прежнему нет, зато есть строительный вагончик и баня. Участок находится на самом берегу Иртыша. Летнего отдыха без воды не представляю. Там написана добрая половина моих статей и книг, в т.ч. часть этого отчета.

За прошедшие годы за рубежом, а равно и в правительственных санаториях не отдыхал ни разу. Акций и счетов в зарубежных банках нет. Налоговые декларации в инспекции Ленинского округа сдаю ежегодно и в срок. Недавно появился мобильный телефон – оказывается, очень удобно. По закону, зарплата депутата Госдумы увязана с зарплатой Министра. Однако конкретные размеры ее устанавливает Президент. Поэтому обвинения в том, что депутаты положили себе высокие оклады, справедливы наполовину. Это в Америке депутаты устанавливают зарплату себе и Президенту, а в России зарплату себе и депутатам устанавливает Президент.

В конце советского периода у нас, а в Европе и Америке - до сих пор, зарплата парламентария сравнима с зарплатой профессора. И это справедливо. К сожалению, сейчас в России зарплата управленцев, включая депутатов, крайне завышена. В советский период профессор и депутат Верховного Совета получали около 500 рублей, сейчас ставка профессора около 5 тысяч рублей, а оклад депутата 16 тысяч, не считая разного рода накруток и премий, которые ее практически удваивают.

Считал и считаю, что зарплата тех, кто управляет, должна быть увязана с результатами труда, в данном случае – с уровнем жизни народа. Когда страна идет на подъем, люди живут все лучше и лучше, можно поднимать зарплату Президенту, министрам, депутатам. Когда страна валится в яму, а народ нищает, об этом не может быть и речи.

Поэтому, во-первых, внес в Госдуму закон, который должен поставить оклады высших чиновников и депутатов в зависимость от средней зарплаты в стране, а во-вторых, уже много лет перечисляю часть депутатской зарплаты тем, кто больше нуждается в деньгах. Начинал с 5 тысяч в 1997 году, в 2002 году эта сумма выросла почти до 50 тысяч. Чем больше увеличивали зарплату, тем больше отчислял за нужды людей. Деньги в основном шли на лекарства инвалидам и пенсионерам, на нужды детей-сирот и детей-инвалидов, нашей культуры и образования. Некоторые адресаты указаны в таблице, завершающей предыдущий раздел. Намерен и дальше помогать людям, хотя, к сожалению, средств из депутатской зарплаты хватает лишь единицам из многих тысяч.

Помимо законодательства и политики, немного занимаюсь преподаванием и наукой: в России судьба парламентария непредсказуема, поэтому “форму” по основной специальности надо держать. Прогнозы развития России, сделанные мною на рубеже 1980-90 годов и сведенные в книгу “Куда несет нас рок событий”, к сожалению, вполне подтвердились. Всего же мною опубликовано пять авторских книг, семь книг в соавторстве и около 350 различных статей. Большинство из них, конечно, относится к публицистике. Последняя книга названа “Излом: иное было дано?” и прямо полемизирует со знаменитым изданием конца 1980-х годов.

Специально докторскую диссертацию писать было некогда, но лет пять назад друзья подсказали, что получить степень доктора наук можно по совокупности работ. В июне 2001 г. такая защита состоялась в одном из ведущих Советов Московского педагогического госуниверситета. Диссертация была посвящена образовательной политике и, естественно, обобщила результаты размышлений и практической работы за предыдущее десятилетие. Учиться и заниматься наукой намерен, пока живу.

Надеюсь, этой традиции последует и сын Евгений. После окончания исторического факультета Омского госпедуниверситета он немного поработал моим помощником, затем руководил Омским представительством Всероссийского научно-технического информационного центра и, наконец, возглавил небольшую туристическую фирму. В настоящее время сын получает второе профессиональное образование в Московской высшей школе социальных и экономических наук. Если все будет нормально, получит диплом магистра управления в области культуры и туризма.

В последние годы я получил несколько знаков государственно-общественного признания: медаль К. Ушинского – высшую педагогическую награду в стране; серебряный знак Уполномоченного по правам человека за защиту этих прав средствами законодательства – такой знак ежегодно вручается лишь 10 организациям и гражданам; наряду с губернатором Ярославской области А. Лисицыным и мэром Москвы Ю. Лужковым, международную премию “Филантроп”, которая для политиков выражается не в деньгах, но в виде почетного знака; медаль им. Вавилова – высшую награду общества “Знание” России; вместе с четырьмя другими депутатами, четыре раза избиравшимися в Парламент по одномандатным округам, - Грамоту – высшую награду Госдумы.

Свободного времени в жизни работающего политика практически нет. За последние много лет отчетливо помню только один полностью выходной день, когда старался о работе даже не думать. Если же появляются “просветы”, отдаю их книгам, плаванию, иногда – театрам и концертам, совсем редко – шахматам. Люблю музыку в тесном кругу друзей – особенно песни бардов и русские романсы. Играю практически на всех клавишных инструментах, а после 35 лет немного научился аккомпанировать себе на гитаре. Года три назад вдруг снова почувствовал тягу к русской философской поэзии: Ф. Тютчеву, А. Фету и особенно Е. Баратынскому. Вот лишь четыре его строки:

Дало две доли провиденье
На выбор мудрости людской:
Или надежды и волнения,
Иль безнадежность и покой.

Я свою долю выбрал: надежды и волненья.
На всю оставшуюся жизнь.