Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россии: отчет и размышления о парламентской работеI. думские выборы: «бывали хуже времена...»

I. Думские выборы: «Бывали хуже времена...»

Желая зла недругу, древние китайцы говорили: чтоб тебе жить в век перемен! Но в те времена «демократии по-российски» еще не ведали, иначе пожелание наверняка было бы изменено: чтоб тебе все время выборы!

Выборы — это испытание для любого человека и в любой системе. Однако в России, увы, каждые новые выборы — это новый «рекорд» грязных технологий, причем как на уровне страны в целом, так и на уровне регионов. А мой 129-й округ в прошлом году установил «рекорд рекордов».

I.1. Парадокс национального мазохизма: чем хуже партия — за народ, тем лучше народ — за партию!

8 декабря прошлого года, в день своей победы, я испытывал настроение, близкое к траурному. Избравшись в Госдуму впервые, многие испытывают восторг «первого обладания»: «Это прежние сидели там, почем зря, а вот я приду и…». Когда попадаешь в парламент в пятый раз, иллюзий уже нет: слишком хорошо знаешь, что результат будет зависеть не только и даже не столько от тебя, сколько от общего расклада сил. Именно этот расклад не мог не привести всех сторонников социальной поддержки людей в удрученное состояние 8 декабря.

Проработав положенный срок в Третьей Думе, с полной ответственностью могу сказать: законы социального характера (в том числе десятки моих) лучше всех поддерживали депутаты КПРФ, Агропромышленной группы, членом которой был и я, а также «яблочники». Хуже всех за социальные законы в интересах детей, ветеранов и пенсионеров, инвалидов, крестьян, «оборонщиков» и всех нуждающихся в поддержке государства, — хуже всех за эти законы голосовали ЛДПР (фракция Жириновского) и «Единство — Единая Россия».

По идее выборы должны быть воздаянием каждому по делам его: поддерживал людей — получай голоса, голосовал против их интересов — иди в отставку. Но не тут-то было: в новой Думе «яблочники» как фракция исчезли вовсе; коммунистов и их союзников стало в два с половиной раза меньше; зато наибольшую «прибавку» получили именно «единороссы» и Жириновский. Приходится лишь констатировать очередной парадокс российской политики: чем хуже партия голосует за народ, тем лучше народ за партию. Как пел когда-то Высоцкий:

Эх, за веру мою беззаветную
Столько лет отбывал я в «раю».
Променял я на жизнь беспросветную
Несусветную глупость свою.

8 декабря прошлого года мне стало ясно, что «ручная» Третья Дума сменится «подкаблучной» Четвертой, а сделать что-нибудь для людей будет в ней много сложнее, чем в предыдущей.

Разумеется, «парадокс национального мазохизма» имеет свои причины, в том числе в предвыборных технологиях. Назовем лишь некоторые, наиболее одиозные и распространенные.

Раскол. Зимой 2003 г. голоса избирателей, настроенных в пользу левопатриотических сил, оказались расколоты между КПРФ и «Родиной». Этот блок был создан по инициативе Кремля и оказался крайне разношерстным. Если  Д. Рогозин, в настоящее время лидер блока, с самого начала был человеком администрации, то ситуация с другим лидером — С. Глазьевым — значительно сложнее. Не вдаваясь в детали, скажу главное: Администрация Президента пыталась использовать С. Глазьева, а он, в свою очередь, — использовать Администрацию. Силы, естественно, оказались неравны. Как я и предупреждал Сергея Юрьевича еще в июле 2003 г., поняв, что он не собирается быть марионеткой, Кремль сделал ему «коробочку», фактически выбросив из созданного им же блока. В итоге молодой, перспективный политик, похоже, резко уменьшил шанс на политический взлет, а мы, левопатриотический блок, лишились перспективного кандидата в Президенты в 2008 г. Впрочем, время еще есть.

В результате многие из тех, кто голосовал за «Родину», были обмануты. В Четвертой Думе блок в целом голосует за социальные законы (хотя и существенно хуже КПРФ) и против законов антисоциальных. Однако его лидеры делают вид, что «грехи» антисоциальной политики целиком лежат на правительстве, а президент здесь ни причем. Спрашивается, почему же он эти антисоциальные законы подписывает?

Обман. Примеров ему на последних думских выборах нет числа. Напомню лишь один, самый «оригинальный». Если прежде власть критиковала левопатриотические силы справа, обвиняя в намерении вернуть страну назад, то теперь взялась обстреливать якобы слева — за связь с бизнесом. Центральные и местные каналы наперебой «мыли кости» «олигархам» в списках КПРФ и Народно-патриотического блока. Однако пиарщики от власти «забыли» упомянуть, что и денег на счете, и бизнесменов в списке левых было много меньше, чем у «единороссов» или правых. Еще бы! Кому захочется, чтобы его сначала обливали грязью по всем каналам, а потом «натравили» налоговиков и силовиков. Кстати, придя в Госдуму, не многие сравнительно крупные бизнесмены, бывшие в списке КПРФ, дисциплинировано голосуют за социальные законы. Но дело сделано: тех, кто поддерживает законы в интересах людей, в новой Думе стало много меньше.

Подкуп. В этом смысле 2003 г. не дал ничего нового по сравнению с 1995 и 1999 гг.: все те же крашенные передвыборные двери, вкрученные в подъездах лампочки, подачки ветеранам и крупная проплата руководителям, «пожертвования» нищим бюджетным организациям, особенно школам и больницам, — словом все та же «спонсорская помощь», как сказал бы Грибоедов, числом — поболее, ценою — подешевле.

«Ноу-хау» 2003 г. можно считать, пожалуй, лишь наглый, нескрываемый подкуп избирателей за счет Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП), предусматривающей выделение из бюджета страны денег на конкретные объекты в регионах. Начиная с 2002 г., так называемая непрограммная часть ФАИП ценою в несколько миллиардов бюджетных рублей была отдана «на откуп» лидерам агрессивно-послушномого большинства депутатов Третьей Думы. В итоге, например, в Саратовской области, представленной лидерами «единороссов» Л. Слиской и В. Володиным, или в Магаданской области, в которой избирался В. Пехтин, количество строящихся за счет бюджета объектов измерялось сотнями, а в других регионах не доходило и до десятка. Понятно, что перед выборами такой «добытчик» за чужой счет, все годы голосовавший против народа, с гордостью заявлял населению: «Смотрите, сколько я для вас сделал!». И действовало — избирали на новый срок. Такой практикой не довольны и многие «рядовые» депутаты «Единой России».

Нажим. Этот «метод» отработан давно и в деталях. Большой начальник говорит среднему: «Если в городе (районе) не победит партия „Единая Россия“ (ПЕДР) и кандидат Х., тебе не работать». Средний начальник повторяет это «полусреднему» и т.д. до самого «низа». Аналогичные «советы», но в более мягкой форме, по команде сверху дают преподаватели своим студентам, а учителя — родителям. Главы сельских администраций объясняют мужикам (а еще лучше — их женам), что если результат будет «неправильным», отключат воду, электричество, или не дадут «горючки». И все это — «от Москвы до самых до окраин». Конечно, так делают не все и не везде, но большинство руководителей и в большинстве случаев. Как говорилось в одной басне:

…медведь на кнопки надавил,
И еж, чтоб не лишиться места,
Хоть был колюч, но уступил.

Вот так и «выбирает» народ тех, кого за него давно уже выбрало начальство.

Забавно, что и сами региональные начальники сплошь и рядом оказываются жертвой собственных действий. Депутаты, которых они регулярно «проталкивают» в Думу, не раз послушно голосовали за то, чтобы отобрать у регионов деньги в пользу «центра», в то же время «переваливая» на регионы ответственность за осуществление социальной поддержки граждан, за то, чтобы самих губернаторов и руководителей законодательных органов выгнать из Совета Федерации и т.п. Пожалуй, и эти руководители слишком редко вспоминают эпизод из знаменитого фильма «Щит и меч», где главному герою задают вопрос:

— Какой, по-вашему, самый худший зверь сидит в человеке?
— По-моему, заяц…

Единственной «новацией» последних выборов можно считать то, что нажим вновь приобрел в них большее значение по сравнению с подкупом.

«Ящик для идиота». В отличие от предыдущих думских выборов, где два крыла «партии власти» («Единство» и «Отечество») поочередно «мочили» друг друга с помощью ОРТ и НТВ, на сей раз «расстреливаемый» был один — народно-патриотический блок, а телевизионных убийц — целый «взвод». Трудно даже найти канал, который отказал бы себе в удовольствии «выстрелить» в безоружного.

По мнению иностранных наблюдателей, подтвержденному расчетами социологов, в России было два телевизионных лидера избирательной кампании: «ПЕДР» и КПРФ с той лишь разницей, что вся без исключения информация о «ПЕДР» была положительной, а вся без исключения о КПРФ — отрицательной. Слов нет, у коммунистов и левопатриотического блока есть свои грехи и ошибки. Но это тот самый случай, про который говорят: даже черт может ссылаться на доводы священного Писания! В свое время Вл. Высоцкий заметил, что телевизор может быть как «окном в мир», так и «глупым ящиком для идиота». В период избирательной кампании «окно» закрывается, а «ящик» становится особенно глупым, точнее — оглупляющим.

Интересно, что три из пяти перечисленных особенностей выборов «по-российски» еще 8 декабря 2003 г. отметил президент Парламентской Ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) Брюс Джордж, хотя и сформулировал их в наукообразной обтекаемой форме.

«Фундаментальный принцип о том, что партии и кандидаты должны соревноваться на равных, был подорван». «Широкое использование административного ресурса и фаворитизма в СМИ в пользу „Единой России“ создали несправедливую обстановку для других партий и кандидатов». Кроме того, в ходе избирательной кампании «были использованы огромные преимущества в результате владения государственными ресурсами, оборудованием, зданиями». «В результате были искажены результаты выборов».

Замечу, что руководство ОБСЕ настроено закрывать глаза на грехи российских властей и отнюдь не симпатизирует оппозиции.

Обсчет. Наблюдатели ОБСЕ не заметили прямой подтасовки результатов голосования. Между тем, оппозиция в лице КПРФ и «Яблока» собрала по этому поводу колоссальный материал, который в настоящее время передан в судебные органы. По оценкам оппозиционных экспертов, «вброс» бюллетеней в пользу «ПЕДР» составил около 2 млн., в результате чего КПРФ не досчиталась двух десятков депутатов, а «Яблоко» и СПС вообще не прошли в Парламент. Достоверность этих данных предстоит проверять суду (если в России он еще что-то может), но результат «обсчета» десятки миллионов людей уже в следующем году почувствуют, как минимум, на своем кармане.

Теперь, когда все кончилось, вспоминается больше смешное: вот по всем информационным каналам рекламируется пустой мешок, на поклон к нему свозится более ста тысяч горожан и селян от мала до велика, высокие начальники и жутко ученые люди поют славу мешку и «мешочнику», а бабушки (говорят, всего за 200 рублей) уверяют по телевизору, что при виде мешка у них проходят болезни.

Вот по Второму каналу показывают мою газету «В интересах омичей» и газету «Красный путь», уверяя, что от них возникает чесотка; мы, в свою очередь, отвечаем: у кого чесотка от смолинских газет, — пожалуйста, к мешку — он лечит! И т.д., и т.п., и пр.

Это теперь, когда все кончилось, из статьи Дм. Колесова «Лабуда от Хабулды» («Омский вестник». — 2004. — 21 июля) омичи узнали кое-что о связях «Агротраста» с питерской группировкой братьев Мирилашвили, о злоупотреблениях бюджетными деньгами, о том, что делом фирмы занимается ФСБ, и еще кое-какие сведения, известные информированным людям еще до начала выборов.

А тогда все было иначе. Выборы по 129 Омскому избирательному округу оказались самыми грязными среди пяти избирательных кампаний, в которых мне пришлось участвовать, и одними из самых грязных в стране. Вот лишь несколько фактов.

На 20 ноября 2003 г. по стране было всего тринадцать случаев, когда кандидатов, которым отказали в регистрации окружные избирательные комиссии, регистрировала комиссия Центральная. Три из них — в 129 округе, включая меня. Зарегистрировали меня последним в Омской области, с третьего раза, причем Центральная избирательная комиссия не только не нашла существенных нарушений в действиях моей «команды», но и указала Окружной избирательной комиссии на ненадлежащее исполнение избирательного законодательства. Впрочем, винить всю комиссию не справедливо, ибо регистрацию дважды срывала группа людей, связанных с Х. Шушубаевым. Его доверенное лицо М. Сяглов мотивировал предложение не регистрировать Смолина, среди прочего, и тем, что, будучи инвалидом I группы по зрению, я расписываюсь не рукой, но специальным штампом.

Губернатор Омской области неоднократно публично высказался против моего избрания, сопровождая это примерно следующими словами: знаю, что по закону не положено, но все равно скажу. Между прочим, я всегда выражал и выражаю готовность работать с региональными и местными властями — от губернатора до главы сельской администрации — в интересах Омской области.

От имени КПРФ и членов моей «команды» (в том числе с помощью детей из малообеспеченных семей) на только что отремонтированных стенах домов, свежевыкрашенных дверях подъездов и т.п. расклеивались листовки якобы в мою поддержку. Люди, естественно, приходили в ярость, звонили в мой штаб, требовали возмещения ущерба. Но мы к листовкам никакого отношения не имели. Напротив, нашим штабом в прокуратуру и окружную избирательную комиссию были переданы номера машин, на которых разъезжали «расклейщики».

Таблички «шефы — «Агротраст» в период избирательной кампании появились на каждой школе в округе, хотя ни до, ни после того, кроме Калачинского района, о таких «шефах» никто ничего не знал. Говорят, каждой школе выделили по 10 тыс. рублей, а директор одной уверял меня, что получил 800 руб. На многих школах таблички весят до сих пор. Вот до какого унижения доводит людей нищета.

«Мочили» меня по всем омским каналам примерно раз в три дня, а ближе к выборам — по три раза на день. Делалось это обычно «руками» людей, для которых я больше всего работал: педагогов, медиков, ветеранов и инвалидов. Бог им судья.

Простить не могу лишь доктору из БСМП, который заявил по телеканалу: мама Смолина регулярно лежит у нас в больнице, мы к нему обращались, но ремонт сделать не помог. Дело не в том, что ремонт больницы за счет федеральных денег профинансировать невозможно, а местные власти по таким вопросам мне навстречу идут не всегда. Дело даже не в том, что никаких обращений по этому поводу ни я, ни мои помощники не видели. Дело в том, что человек, дававший клятву Гиппократа, не может опускаться до такой низости, как причинение вреда здоровью больного. Хорошо, что я запретил маме три месяца смотреть телевизор. Не то, наверное, остался бы уже и без нее.

Наконец, в предвыборный день и день выборов, когда агитация запрещена по закону, в городе Омске расклеивались листовки: «Уберем прокисшего депутата — Смолина дегенерата!» До сих пор прокуратура ищет авторов листовки, которых все знают. Но, думаю, так и не найдет.

Итог известен: Смолин — 47,83 %, Шушубаев — 20,63 %. Тем не менее, когда вспоминаю выборы, в памяти всплывают строки Некрасова: «Бывали хуже времена, но не было подлей».