Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россии: отчет и размышления о парламентской работеIii. социальная политика на переломе и «перелом» социальной политики

III. Социальная политика на переломе и «перелом» социальной политики

Добившись всей полноты власти, правящая «олигархия» продолжила курс в духе Ельцина — Гайдара и, в частности, приступила к ликвидации системы социальных гарантий, отчасти доставшихся нам от советского периода, отчасти же созданных первыми российскими парламентами в качестве своеобразной «подушки безопасности» при катастрофическом падении уровня жизни в начале 1990-х гг. Начать было решено с уничтожения законодательного наследия прежнего периода.

III.1. «Похоронная команда»

Руководители Четвертой Думы, представляющие, естественно, правящую партию, наперебой гордятся «эффективностью» ее работы. Утверждают, например, что за весеннюю сессию 2004 г. Дума рассмотрела многие сотни законопроектов — на порядок больше, чем любой из предыдущих парламентов. Однако хвалиться нечем: большинство «рассмотренных» вопросов представляют собой законодательные инициативы регионов или социально ориентированных депутатов, направленные на решение тех проблем, которые более всего волнуют людей. Впрочем, почти с такой же скоростью штампуются правительственные законы антисоциальной направленности.

Госдума отклонила, в частности:

  • более десятка депутатских и региональных инициатив, направленных на борьбу с наркоманией;
  • почти столько же законопроектов (включая предложенный мною), предназначенных для того, чтобы защитить людей от отравления самогоном или «паленой» водкой;
  • немногим меньше законодательных предложений, призванных ограничить насилие, аморализм и безнравственную рекламу на телевидении;
  • все без исключения законы, направленные на увеличение детских пособий;
  • все законодательные инициативы в интересах инвалидов, ветеранов, пенсионеров, работников бюджетной сферы и т.п.

Помимо сомнительной юридической казуистики, авторы законопроектов из российских регионов слышат обычно следующий аргумент: проблема важная, но решайте ее сами, через региональные законы. Выступая очередной раз на пленарном заседании 23 июня 2004 в поддержку очередного социального закона, не удержался и заметил коллегам по этому поводу: если бы в мире проводилось первенство по бюрократическому «футболу», сборная России из числа думских депутатов и правительственных чиновников, наверняка, стала бы чемпионом!

Увы, среди отклоненных или поставленных в очередь на отклонение находится и около 70 законов и законопроектов в интересах людей, подготовленных мною или с моим участием. Каждый из них я отстаивал и буду отстаивать до конца. Кстати, пора дать справку.

Некоторые количественные показатели работы депутатов Госдумы по одномандатным округам от Омской области (данные получены из информационной базы Госдумы)

Параметры Воробчуков Смолин Харитонов
1. Количество законодательных инициатив 0 80 0
2. Количество выступлений 0 74
(практически все в защиту законов или иных предложений социального характера)
31
(практически все от имени Комитета с предложением отклонить социально значимые законы)

Среди моих законопроектов, которые уже успела отклонить Дума, назову лишь два.

Во-первых, проект закона об учреждении в обязательном порядке должности Уполномоченного по правам человека в каждом субъекте Российской Федерации. Предлагая его Думе, исходил из того, что одному федеральному Уполномоченному с тем валом проблем в области прав человека, который возник в современной России, справиться невозможно. Ему нужны помощники в каждом регионе.

Действительно, за последние 15 лет в сравнимых ценах минимальная зарплата в стране упала по меньшей мере в 3,5 раза, минимальная пенсия — в 2,5, расчетная стипендия студента вуза — в 3,5, студента техникума и колледжа — в 7 раз, учащегося ПТУ — в 10 раз, детское пособие — в 8 раз и т.д. После короткого периода «демократии без берегов» политическая свобода и свобода СМИ также все более и более «закручивается» административными «гайками».

По данным социологического исследования в Ульяновской области, 50 % граждан полагают, что в настоящее время права человека нарушаются чаще, чем было в советскую эпоху, и только 2 % придерживаются противоположного мнения. На бытовом уровне во время встреч и приемов люди постоянно говорят о том, что прежде можно было, по крайней мере, пожаловаться в партком, а сейчас на бюрократию и нуворишей нет никакой управы.

Несмотря на то, что острота проблемы очевидна, что введение должности Уполномоченного по правам человека в регионах соответствует европейской практике и требованиям Совета Европы, что законопроект получил поддержку 26 субъектов Российской Федерации, Правительство и Администрация Президента высказались против закона, и он был «завален». За права человека проголосовало:

  • КПРФ — 98,1 %,
  • «Родина» — 92,1 %,
  • ЛДПР — 27,8 %,
  • «Единая Россия» — 0,7 %.

Забавная дискуссия по поводу законопроекта состоялась между мною и представителем Президента в Думе А.А. Котенковым. Цитирую по памяти:

Котенков. Почему все правозащитники только и говорят, что о правах заключенных, как будто у нас нет других проблем? Надо принять решение, чтобы такие законопроекты больше не рассматривать.

Смолин. Уважаемый мною представитель Президента предлагает нам нарушить Конституцию и лишить депутатов конституционного права законодательной инициативы. О правах заключенных я практически ничего не говорил, но в одном совершенно согласен с г-ном Котенковым: «на воле» у нас проблем, действительно, много больше!

Во-вторых, среди десятка отклоненных Думой по требованию Правительства был мой «антисамогонный» законопроект. Специалистом в этой области себя, разумеется, не считаю, однако, как и во многих других случаях, четко выполнил требование избирателей.

Встречаясь с людьми, особенно в деревне, постоянно слышал шесть вопросов: Где работа? Где зарплата? Когда поднимут пенсию? Когда правительство начнет помогать не чужому фермеру, а чужому крестьянину? Когда по телевидению прекратят бесконечно убивать и насиловать? Неужели нельзя покончить со спаиванием народа самогоном и «паленой» водкой?

Как известно, Россия пережила крупнейшую в мире демографическую катастрофу и получила так называемый «русский крест»: рождаемость низкая, как в Европе, а смертность, особенно у мужчин, в трудоспособном возрасте высокая, как в Южной Азии или Африке. Одна из важных причин смертности — отравление и злоупотребление алкоголем. По прогнозам Госкомстата, если ситуацию не изменить, через 50 лет нас останется половина, а через 70 лет — треть.

Подчеркну: законопроект был направлен не против людей, которые гонят самогон или делают вино для себя, но против тех, кто спаивает других и на этом наживается. Думские депутаты и юристы из числа независимых отмечали хорошую юридическую проработку текста. Тем не менее, правительство высказалось против закона, и Думой он был «провален». За закон проголосовали:

  • КПРФ — 94,2 %,
  • «Родина» — 84,2 %,
  • «Единая Россия» — 4,9 %,
  • ЛДПР — 2,8 %.

В тех немногочисленных случаях, когда отклонение законопроекта выглядит слишком одиозным в глазах избирателей, «ПЕДР» принимает решения о «заматывании», перенося их рассмотрение на неопределенный срок. Так поступили с законами:

  • об «автогражданке», который должен был отложить срок поборов с населения, уменьшить их размеры и предоставить льготы инвалидам, ветеранам и другим социально незащищенным группам;
  • о повышении минимальной зарплаты до прожиточного минимума не позднее 2007 г. и др.

Во всех случаях новое думское большинство работает в режиме «похоронной команды»: не предлагая ничего полезного для большинства людей, проводит «зачистку» чужих законодательных инициатив. Разница лишь в том, что в одном варианте законопроекты «хоронят заживо», а в другом — ждут, пока они «умрут» сами, т.е. будут пропущены все предусмотренные сроки их исполнения.