Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россии: отчет и размышления о парламентской работеIii.3. три «перелома» в социальной политике

III.3. Три «перелома» в социальной политике

Очевидно: наступление на социальное государство и социальные права человека в России уже началось и будет продолжаться по всем «фронтам», включая право на достойную зарплату, социальную поддержку в старости и по инвалидности, на образование, медицину, культуру, отдых. Однако весной и летом 2004 г. направлениями трех главных «педроссовских» ударов по социальной политике стали: новый закон о социальном налоге, Жилищный кодекс и так называемый закон о ликвидации льгот. С их принятием социальная политика получила тройной «перелом позвоночника». Рассмотрим их по порядку.

III.3.1. Социальный налог: «делиться» должны… бедные!

Как известно, снижения налогового бремени для отечественных товаропроизводителей в период избирательной кампании 2003 г. требовали едва ли не все влиятельные политические силы — от левых до правых. При этом, однако, они расходились насчет того, какие именно группы населения должны выиграть от снижения налогов, а какие — компенсировать его бюджету и «бюджетникам».

Решение о снижении социального налога с 35 до 26 %, принятое Правительством и поддержанное большинством IV Думы, на оба вопроса отвечает вполне определенно: в 2005 году, как это было и прежде, снижение налогов будет выгодно «большому бизнесу», а фактически оплатят его люди с низкими и средними доходами (прежде всего, пенсионеры, дети, инвалиды, интеллигенция и студенты), которые недополучат более 200 млрд. бюджетных денег.

Прежде это делалось путем установления единой для всех «плоской» шкалы подоходного налога с физических лиц. В результате чего, например, молодой учитель, имея зарплату на уровне половины прожиточного минимума, и «старейший» по бизнес-стажу «олигарх», покупающий «с жиру» иностранные футбольные клубы, платят в казну равную долю своих доходов — 13 %. Интересно, что во всех «цивилизованных» странах, на опыт которых любят ссылаться российские, извините за выражение, «экономисты», существует прямо противоположная практика: чем больше получаешь, тем большим процентом дохода «делишься» с теми, кто получает меньше.

Однако та же порочная идея, причем в ухудшенном варианте, была перенесена на социальный налог. Установленная для него налоговая шкала является отнюдь не прогрессивной и даже не «плоской», но… регрессивной: чем больше получаешь, тем меньше на твою зарплату начисляется социальный налог. При этом в следующем году высокооплачиваемые будут платить его в 13 раз меньше, чем остальные (2 % вместо 26). В итоге и из заработка в 5 тысяч рублей в месяц и из доходов в 65 тысяч рублей ежемесячно, бюджет получит примерно 15,5 тысяч рублей в год. На законном основании богатые не доплачивают, а бедные — не дополучают!

Ради того, чтобы в следующем году «большой» бизнес платил меньше, Правительство идет на все: блокирует повышение пенсий; отменяет только что введенную накопительную пенсионную систему для лиц старше 37 лет; ставит в трудное положение организацию летнего отдыха детей, детско-юношеские спортивные школы, даже выплаты по больничным листам. Такова ожидаемая цена бесстыдного лоббирования властью интересов «олигархов» в ущерб большинства населения. Такова расплата этого большинства за политическую наивность в период выборов 2003 г.

Детальный анализ проекта Жилищного кодекса (ЖК) и сопутствующих законопроектов, предложенных фракцией «Единая Россия» и «примкнувшим» к ней Павлом Крашенинниковым (СПС), не представляется целесообразным хотя бы потому, что в момент, когда пишется этот отчет, закон принят лишь в первом чтении. Самая же общая оценка этого законопроекта может быть выражена формулой: те, кто не имел жилья, практически теряют шансы его получить, а те, кто имел, рискуют потерять.

Если редакция законопроекта не будет изменена, теряют шансы получить жилье многочисленные категории льготников, установленные федеральным законодательством. Очереди прекратят существование, а право на бесплатное и льготное жилье получат лишь те категории людей, которые установлены законодательством регионов, причем по единственному основанию — малообеспеченности. При этом следует учесть, что:

  • ежегодный ввод жилья в России за последние 15 лет сократился более чем вдвое (с 76 до 37 млн. кв. метров);
  • по программе Правительства даже к 2010 г. этот ввод немного не достигнет уровня 1990 г.;
  • по заявлениям Президента, к тому же времени за счет ипотеки жилье сможет приобретать лишь каждая третья семья (30% против 9,5% в настоящее время);
  • обеспеченность жильем в современной России составляет 20 кв. метров, в Европе — около 40, в США и Канаде — около 70;
  • в последние годы параллельно восстановлению мощностей жилищного строительства происходит увеличение неравенства возможностей в приобретении жилья.

Учитывая все это, лицам с низкими и средними доходами в обозримой перспективе вряд ли есть смысл ожидать улучшения жилищных условий. Поправки, направленные на защиту права на жилье для средне- и малообеспеченных, уже поданы мною совместно с депутатами Г. Хаванской и О. Шеиным в профильный Комитет. Однако надежды, что их удастся «продавить» в Думе, практически нет.

В случае принятия ЖК, граждане, имеющие жилье, рискуют его потерять, как минимум, по двум причинам.

Во-первых, законопроект значительно расширяет основания для выселения неплательщиков из занимаемых жилых помещений: выселять будет разрешено не только тех, кто не платит за найм и обслуживание жилья, но и тех, кто не оплачивает коммунальные услуги.

Во-вторых, предполагается разрешить органам государственной власти и местного самоуправления в случае, если земля под жилым помещением, занимаемым гражданином, требуется для государственных или местных нужд, (например, для строительства дороги), изымать жилое помещение с выплатой компенсации. При этом размер которой будет установлен тем же органом власти или самоуправления, который решил изъять жилье, и, конечно, не в пользу гражданина. Очевидно, что возможность приобретения гражданином равноценного жилого помещения в этом случае окажется более чем проблематичной.

Помимо всего прочего, Госдумой в первом чтении принят законопроект, предполагающий введение налога на недвижимость (включая земельные участки, приватизированные квартиры и гаражи) в размере от 0,1 до 1 % рыночной цены имущества. Конкретный размер налога должен устанавливаться региональными властями, которые, естественно, заинтересованы в увеличении бюджетного дохода. Например, если трехкомнатная или приличная двухкомнатная квартира в Омске будет оценена в 800 тыс. рублей, а областное Законодательное Собрание установит налог на недвижимость в размере 0,7%, хозяину квартиры придется платить 2 800 руб. в год. Очевидно: этот налог будет мощным стимулом для переселения людей с низкими и средними доходами из центра и престижных районов на окраины городов. Все это в очередной раз доказывает вполне определенную социальную направленность политики современной российской власти.

III.3.3. Погром в законе

Апофеозом (писатель Ю. Поляков назвал бы это «апофегеем») «новой» социальной политики российской власти следует признать законопроект об отмене 41 и внесении антисоциальных изменений в 155 законодательных актов РФ (в окончательном варианте полностью или частично отменяются — 112 и изменения вносятся в 152). Официальными властями он именуется «законом о льготных выплатах», немногими оставшимися независимыми журналистами — законом о ликвидации льгот или «Апрельскими тезисами Голиковой» (по имени замминистра финансов Т. Голиковой, которая докладывала его на заседании Правительства 29 апреля 2004 г.). В свое время мною была опубликована статья, посвященная этому «чуду» юриспруденции под названием «Социалка — на свалку», а семь членов думского Комитета по образованию и науке во главе с нобелевским лауреатом Ж. Алферовым подписали подготовленное мною заявление под заголовком «Погром в законе».

Целый месяц, пока в Госдуме шла работа над этим законом (ныне — 122 ФЗ), из памяти у меня не выходили строки В. Высоцкого:

Нам ни к чему сюжеты и интриги:
Про всё мы знаем — ну, что ты нам ни дашь.
Я, например, на свете лучшей книгой
Считаю кодекс уголовный наш.
И если мне неймется иль не спится,
Или с похмелья нет на мне лица,
Открою кодекс на любой странице
И — не могу: читаю до конца!

Памятуя рекомендации народной мудрости насчет исправления горбатого, думская оппозиция, включая депутатов от КПРФ, большую часть членов фракции «Родина» и более половины независимых депутатов, голосовала против закона в 1-м чтении. Но активно работала при его подготовке ко 2-му. Оказалось это немногим легче, чем «из болота тащить бегемота»: объем закона был «слоновий», а сила проталкивания — «медвежья».

В последнюю неделю июля думский Комитет по бюджету и налогам работал в режиме «сумасшедшего дома средней руки». И неудивительно: в это время к собственному шестисотстраничному законопроекту только Правительство представило три блока поправок объемом более трехсот страниц. Общее же количество поправок превысило 6000. Для того, чтобы обсудить их в нормальном парламентском режиме, потребовалось бы более тысячи часов работы Бюджетного комитета. Он, горемычный (и я вместе с ним), действительно работал до глубокой ночи. Однако в силу немыслимой гонки законопроекта на обсуждение каждой поправки выделялось в среднем не несколько минут, как положено, но лишь несколько секунд.

Думаю, мы, депутаты левой, патриотической и социальной ориентации, сделали все или почти все, что могли. Выступая на пленарном заседании 3 августа, первый зампред Комитета по бюджету, представитель «партии власти», В. Шуба специально отметил мою работу. Увы, из числа предложенных мною лично или в соавторстве с другими депутатами 296 поправок было принято лишь 29. «Кодекс социальных наказаний» принципиально изменить не удалось.

Что же сулит населению России в 2005 г. этот закон, подобный бракованному телевизору советской эпохи, наспех склепанному в последнюю ночь перед новым годом?

Посаженные на «информационную диету» российские граждане постоянно слышат от представителей Правительства, что принятие закона стало прорывом в социальных реформах, а от парламентских «педроссов», — что закон сохранил все существующие социальные гарантии и льготы. Слышат, но не очень верят: согласно июльскому социологическому опросу, даже в части замены льгот денежными компенсациями закон поддерживают лишь 25 % населения, тогда как против выступают 58 %. Действительно, под давлением массовых акций протеста и социально ориентированных депутатов Правительство пошло на существенные уступки. Удалось, в частности:

  • сохранить в Трудовом кодексе положение о минимальной зарплате, обязательной во всех регионах страны. Увы, эта минимальная зарплата составляет по-прежнему 600 рублей, тогда как в единственном московском приюте для бездомных животных на содержание одной бродячей собаки в месяц выделяется 1800, а бродячей кошки — 1050 рублей. Предложенная мною поправка № 882 о том, чтобы минимальная заработная плата сравнялась с прожиточным минимумом не позднее 1 января 2007 года, 3 августа была провалена думским большинством. За поправку проголосовали:
  • КПРФ — 98 %,
  • «Родина» — 94,9 %,
  • «Единая Россия» — 2 %,
  • ЛДПР — 0;
  • запретить снижение зарплаты работникам бюджетной сферы в 2005 г. В условиях разрушения Единой тарифной сетки это существенно, хотя, честно говоря, понижать зарплату дальше некуда;
  • вести так называемый социальный пакет для инвалидов всех категорий, участников Великой Отечественной войны и других социально незащищенных групп населения. Правда, как он будет работать, никому не ведомо, ибо, в отличие от медицинских, социальные эксперименты проводятся сразу на людях, причем в масштабе всей страны.

Однако упорно распускаемые государственными СМИ слухи о том, что во втором чтении закон приобрел «человеческое лицо», явно преувеличены. В результате его принятия по-прежнему теряют или рискуют потерять:

  • 15 млн. учителей, врачей, ученых, работников культуры и социальной сферы — все федеральные гарантии в области оплаты труда. За исключением тех, кто работает в федеральных учреждениях, ответственность за зарплату интеллигенции полностью «сбрасывается» в регионы. «Утешительный приз» в виде рекомендаций трехсторонней комиссии, которые должны учитываться региональными властями, в стране, где не исполняются даже законы, выглядит просто смешно. Попытка же сохранить федеральные гарантии оплаты труда для работников бюджетной сферы большинством Думы поддержана не была. За поправку № 2978 проголосовали:
  • КПРФ — 90,2 %,
  • «Родина» — 71,8 %,
  • «Единая Россия» — 3 %,
  • ЛДПР — 0 %;
  • большинство из 22 млн. семей с детьми — всякие надежды на повышение детских пособий, перекладываемых на бюджеты субъектов РФ, а во многих регионах — и на их своевременную выплату;
  • 9,5 млн. ветеранов труда и столько же тружеников тыла — льготы, за исключением коммунальных, которые предполагается ликвидировать через год-два другим законом — новым Жилищным кодексом.

Мы требовали не ликвидировать социальные гарантии ветеранам, но дать им право выбора: натуральные льготы, или деньги. Именно это правительство и президент обещали людям в апреле. Однако за такую поправку № 1524 в августе проголосовали:

  • КПРФ — 100 %,
  • «Родина» — 89,7 %,
  • «Единая Россия» -1,3 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Не менее упорно требовали мы и того, чтобы в канун Победы социальные гарантии для тружеников тыла не «сбрасывались» в регионы, но сохранялись как обязанность страны. В конце концов, в период Великой войны они трудились для спасения не Свердловской или Омской области, а страны в целом. Увы, и здесь тот же расклад. За поправку:

  • КПРФ — 98 %,
  • «Родина» — 94,9 %,
  • «Единая Россия» — 3 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Среди массы других антисоциальных положений нового закона отметим лишь два.

Во-первых, с 2005 года «как класс» ликвидируются ветераны труда. Правда, не методом «раскулачивания», но методом «социальной стерилизации»: по новому закону на федеральном уровне это звание присваиваться больше не будет. За мою поправку № 1116, требующую сохранить звание «Ветерана труда», голосовали:

  • «Родина» — 94,9 %,
  • КПРФ — 92, 2 %,
  • «Единая Россия» — 0,7 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Во-вторых, с 2005 не только пенсии, но и другие формы социальной поддержки инвалидам будут устанавливаться в зависимости не от группы инвалидности, но от степени утраты трудоспособности. Газеты уже сейчас полны сообщениями о том, как преподавателю ВУЗа без обеих ног устанавливается нулевая степень утраты трудоспособности и он остается без пенсии. 29 сентября страна отметила 100-летие Н. Островского. Но если бы ему довелось жить в наш век «полной окончательной победы демократии», он тоже остался бы без пенсии: не важно, что без глаз и практически недвижим, но работал же, да еще какие книги писал!

От «новой» системы пострадать потенциально могут не только 10,5 млн. существующих инвалидов, но в еще большей степени те, кто будет получать инвалидность вновь или проходить переосвидетельствование.

В итоге в России уже появилась и с каждым годом будет нарастать категория инвалидов без степени утраты трудоспособности, находящихся в положении полных социальных изгоев: без пенсии; практически без возможности трудоустройства; без прав безработного (защитные нормы на эту тему из федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ» исключены); получающие взамен всех социальных гарантий 500 рублей, а в следующем году, с учетом социального пакета, — даже 50 рублей!

Когда от имени крупнейших общероссийских общественных организаций инвалидов, объединяющих более 6 млн. человек, я требовал, чтобы правительство отказалось от подобного варварства, услышал ответ от министра М. Зурабова: не надо политизировать вопрос. Не выдержал и напомнил коллегам известную историю.

Сын обращается к непутевому отцу:
— Папа! Я есть хочу…
— Отстань со своей политикой!

Тем не менее, за мою поправку № 2100, требующую сохранить социальную поддержку инвалидам по группам инвалидности, а не по степени утраты трудоспособности, голосовали:

  • КПРФ — 100 %,
  • «Родина» — 94,9 %,
  • ЛДПР — 2,8 %,
  • «Единая Россия» — 2,3 %.

Возвращаясь, как и обещал в разделе 3.2., к вопросам образования, стоит отметить, что в ходе работы над законом нам, профильному комитету, оказалось по силам:

  • вернуть в статью 55 Закона РФ «Об образовании» коммунальные льготы для сельских педагогов, правда, за счет региональных бюджетов, у которых денег может не хватить;
  • защитить, хотя и в ослабленном виде, гарантии права граждан на дошкольное образование;
  • частично восстановить в «законных правах» ликвидированную в первом чтении федеральную программу развития образования, правда, понизив ее статус до обычной федеральной целевой программы. Через ФПРО, между прочим, финансировалась в основном компьютеризация сельской школы;
  • сохранить для образовательных учреждений и научных организаций, хотя и в ограниченных пределах, возможность зарабатывать внебюджетные средства и распоряжаться ими (включая доходы от сдачи имущества в аренду и др.);
  • восстановить право негосударственных образовательных учреждений быть собственниками имущества и свободно распоряжаться доходами (в правительственном законопроекте, принятом Госдумой в первом чтении, даже эти права предполагалось ликвидировать, видимо, «за компанию» с государственными учебными заведениями);
  • сохранить в законе положение о том, что закрытие малокомплектной сельской школы возможно только с согласия схода граждан. Это положение защищает право на образование тех, кто живет в малых деревнях, да и сами эти деревни — от полного уничтожения.

Однако, несмотря на все усилия представителей образования в Парламенте:

  • 3,5 млн. внебюджетных студентов государственных и негосударственных вузов рискуют получить скачкообразное повышение платы за обучение вследствие предполагаемой с 2006 г. отмены налоговых льгот для образовательных учреждений;
  • каждому седьмому или даже шестому бюджетному студенту грозит лишение права на бесплатное образование. В законе, правда, сохранена норма, согласно которой Россия обязана обучать за счет федерального бюджета не менее 170 студентов на 10 тысяч населения, однако исключено положение о запрете сокращать такие бюджетные места. Следовательно, Правительство получило право снизить их количество со 196 на 10 тысяч населения в настоящее время до 170, установленных законом.

За сохранение в законе «Об образовании» статьи 40 «Государственные гарантии приоритетности образования», предусматривающей, в частности, сохранение налоговых льгот, голосовали:

  • КПРФ — 94, 1 %,
  • «Родина» — 79,5 %,
  • «Единая Россия» — 0,3 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Помимо всего прочего, полностью отменены законы:

  • о моратории на приватизацию образовательных учреждений;
  • о выплатах на питание малообеспеченным детям в школах, ПТУ и техникумах (колледжах);
  • о льготном проезде на междугородном транспорте для таких детей;
  • о социальном развитии села (в нем, в частности, была предусмотрена 25-процентная надбавка к зарплате для сельской интеллигенции, включая учителей, врачей и работников культуры).

Блок поправок № 3512, 3513, 3514, требующих сохранить этот закон, поддержали:

  • КПРФ — 96,1 %,
  • «Родина» — 84,6 %,
  • «Единая Россия» — 3 %,
  • ЛДПР — 0 %.

В тех же законах, которым сохранили жизнь, «ампутированы»:

  • статья «Государственные гарантии приоритетности образования»;
  • положение, устанавливающее уровень оплаты труда педагогических и иных работников системы образования на уровне не ниже средней в промышленности;
  • право студентов на бесплатный проезд к месту учебы и обратно, а также доплаты к стипендиям на питание. И т.д., и т.п.

Парламентские защитники социальных интересов людей продолжали борьбу не только на Бюджетном комитете, но и на пленарном заседании Госдумы. Приведу еще несколько результатов голосований по поправкам, предложенным мною, но рекомендованным к отклонению Бюджетным комитетом.

Поправка № 543, требующая не вносить изменений в Закон «Об образовании», сохранив его действующую редакцию. Число голосов «за»:

  • КПРФ — 96,1 %,
  • «Родина» — 76,9 %,
  • «Единая Россия» — 0,3 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Поправка № 667, требующая оставить в законе «Об образовании» положение о средней ставке педагогов не ниже зарплаты в промышленности:

  • КПРФ — 94,1 %,
  • «Родина» — 89,7 %,
  • ЛДПР — 2,8 %.
  • «Единая Россия» -1,3 %.

Поправка № 720 — сохранить финансирование культуры не менее 2 % от федерального бюджета. Поддержали:

  • «Родина» — 84,6 %,
  • КПРФ — 70,6 %,
  • «Единая Россия» — 0,3 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Поправка № 1936 — оставить в покое закон «О социальной защите инвалидов»:

  • КПРФ — 90,2 %,
  • «Родина» — 87,2 %,
  • «Единая Россия» — 0,7 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Поправка № 91 — оставить в прежнем виде «чернобыльский закон»:

  • КПРФ — 98 %,
  • «Родина» — 89,7 %,
  • «Единая Россия» — 1 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Поправка № 251 — сохранить на федеральном уровне гарантии репрессированным. Безуспешно пытался объяснить депутатам, что Сталин, как бы к нему ни относиться, был главой государства, а не губернатором Магаданской области, а потому компенсировать страдания репрессированных должны отнюдь не регионы. Тем не менее, «за» голосовали:

  • КПРФ — 98 %,
  • «Родина» — 92,3 %,
  • «Единая Россия» — 1 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Такова же была судьба поправки № 1490 о повышении в три раза, с 600 до 1800 рублей, выплат семьям погибших ветеранов боевых действий:

  • КПРФ — 100 %,
  • «Родина» — 92 %,
  • «Единая Россия» — 1,6 %,
  • ЛДПР — 0 %.

Подобных голосований 3 августа состоялись десятки, причем все — с аналогичными результатами: социальные интересы людей последовательно поддерживала фракция КПРФ, немного слабее — «Родина», в меньшей степени — независимые депутаты (результаты голосований по ним не приведены, поскольку политические позиции этой группы различны вплоть до противоположности). Столь же последовательно не поддерживали социальную сферу «Единая Россия» и ЛДПР. Поскольку именно эти фракции образуют думское большинство, судьба поправок в защиту социально незащищенных групп населения была предрешена.

Когда радикальные «эконописцы» из высоких правительственных кресел на всех каналах убеждают население, что все льготы и социальные гарантии в следующем году сохраняются, нет ничего лучше, как заглянуть в текст принятого закона. Цитирую пункт 1 статьи 155.1:

«1. В рамках длящихся правоотношений для лиц, у которых возникло до 1 января 2005 года право на компенсации в натуральной форме или льготы и гарантии, носящие компенсационный характер, закрепленные в отменяемых настоящим Федеральным законом нормах, настоящий Федеральный закон не может рассматриваться как не допускающий реализацию возникшего в указанный период права на эти компенсации, льготы и гарантии в форме и размерах, предусмотренных настоящим Федеральным законом».

Попытка перевести этот текст с юридического языка на русский приводит к следующим выводам:

  1. закон ничего не гарантирует, он лишь не запрещает предоставлять гражданам прежние социальные гарантии (по-видимому, регионам и местному самоуправлению, поскольку федеральная власть с себя такую ответственность снимает);
  2. это разрешено в отношении льгот и гарантий, носящих компенсационный характер — новое понятие, которое законодательно нигде не определено и, следовательно, может трактоваться произвольно;
  3. сохранить прежние льготы и гарантии дозволено в форме и размерах, предусмотренных настоящим Федеральным законом (т.е. тем самым, который их и отменяет!);
  4. наконец, вся эта потрясающая казуистика действует только «в рамках длящихся правоотношений», т.е., по-видимому, когда человек стоял на очереди, работал в данной должности или в данном месте по трудовому договору и т.п. Сохранит ли, например, сельский учитель право на 25-процентную надбавку к зарплате при переезде на новое место работы в другое село, никому не известно.

Чуть лучше написан пункт 2 той же статьи 155.1. Он обязывает федеральные, региональные и местные органы власти при издании нормативных правовых актов в связи с принятием данного закона не снижать уровень зарплаты и других социальных гарантий по сравнению с их размерами до 31 декабря 2004 г. Однако поскольку более 40 полномочий в следующем году с федерального уровня передаются в регионы и местному самоуправлению, никто не обязывает их издавать такие нормативные правовые акты, а, следовательно, и сохранять действовавшие гарантии!

Примечательно, что те же фракции, которые последовательно выступали за отмену или «монетизацию» льгот для ветеранов, инвалидов, «бюджетников», чернобыльцев и т.п., столь же активно поддерживали сохранение льгот для чиновников. Так, 7 июля 2004 г. за Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», не только сохраняющий все льготы для госслужащих, но одновременно увеличивающий для них заработную плату (по некоторым категориям — в 5 раз), голосовали:

  • «Единая Россия» — 98 %,
  • ЛДПР — 83 %,
  • депутаты, не вошедшие в группы — 6,7 %.

Против него, соответственно:

  • «Родина» — 97,4 %,
  • КПРФ — 96,1 %.

Аналогичным образом поправку № 3498, предусматривающую «монетизацию» льгот для экс-президента Б. Ельцина, 3 августа 2004 г. поддержали:

  • КПРФ — 96 %,
  • «Родина» — 89,7 %,
  • депутаты, не вошедшие в группы — 40 %,
  • «Единая Россия» — 0,7 %,
  • ЛДПР — 0.

Комментарии, как говорится, излишни: ни правительственным фракциям, ни оппозиции в последовательности не откажешь.

Итак, в следующем году многих избирателей ждет горькая расплата за ошибки на выборах. Как мы и предполагали, подписывая в июне заявление «Погром в законе», «черного пуделя» до бела отмыть не удалось. В следующем году страну ожидает «социальное четвертование». Правда, теперь всего лишь наполовину. Впору, пожалуй, исправить и русскую пословицу: вместо «в пользу бедных», говорить «в пользу богатых» — и не ошибешься!