Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россииI.5. социальная политика на переломе: «монетизация» или погром в законе?

I.5. Социальная политика на переломе: «монетизация» или погром в законе?

Апофеозом (писатель Ю. Поляков назвал бы это «апофегеем») «новой» социальной политики российской власти следует признать Федеральный закон от 22.08.2004 № 122 об отмене 41-го и внесении антисоциальных изменений в 155-ть законодательных актов РФ (в окончательном варианте полностью или частично отменены 112 и изменения внесены в 152). Официальными властями он именовался «законом о льготных выплатах», немногими оставшимися независимыми журналистами – законом о ликвидации льгот или «апрельскими тезисами Голиковой» (по имени замминистра финансов Т. Голиковой, которая докладывала его на заседании правительства 29 апреля 2004 г.). В своё время мною была опубликована статья, посвящённая этому «чуду» юриспруденции под названием «Социалка – на свалку», а семь членов думского Комитета по образованию и науке во главе с нобелевским лауреатом Ж. Алфёровым подписали подготовленное мною заявление под заголовком «Погром в законе».

Целый месяц, пока в Госдуме шла работа над этим законом, из памяти у меня не выходили строки Вл. Высоцкого:

Нам ни к чему сюжеты и интриги:

Про всё мы знаем – ну, что ты нам ни дашь.

Я, например, на свете лучшей книгой

Считаю кодекс уголовный наш.

И если мне неймётся иль не спится,

Или с похмелья нет на мне лица,

Открою кодекс на любой странице

И – не могу: читаю до конца!

Памятуя рекомендации народной мудрости насчёт исправления горбатого, думская оппозиция, включая депутатов от КПРФ, большую часть членов фракции «Родина» и более половины независимых депутатов, голосовала против закона в 1-м чтении. Но активно работала при его подготовке ко 2-му. Оказалось это немногим легче, чем «из болота тащить бегемота»: объём закона был «слоновий», а сила проталкивания – «медвежья».

В последнюю неделю июля 2004 г. думский Комитет по бюджету и налогам работал в режиме «сумасшедшего дома средней руки». И неудивительно: в это время к собственному шестисотстраничному законопроекту только правительство представило три блока поправок объёмом более трёхсот страниц. Общее же количество поправок превысило 6000. Для того, чтобы обсудить их в нормальном парламентском режиме, потребовалось бы более тысячи часов работы Бюджетного комитета. Он, горемычный (и я вместе с ним), действительно работал до глубокой ночи. Однако в силу немыслимой гонки законопроекта, на обсуждение каждой поправки выделялось в среднем не несколько минут, как положено, но лишь несколько секунд.

Думаю, депутаты левой, патриотической и социальной ориентации сделали всё или почти всё, что могли. Выступая на пленарном заседании 3 августа 2004 г., первый зампред Комитета по бюджету, представитель «партии власти», В. Шуба специально отметил мою работу. Увы, из числа предложенных мною лично или в соавторстве с другими депутатами 296 поправок было принято лишь 29. «Кодекс социальных наказаний» принципиально изменить не удалось.

Что же на самом деле дал населению России этот закон, подобный бракованному телевизору советской эпохи, наспех склёпанному в последнюю ночь перед Новым годом?

Посаженные на «информационную диету» российские граждане постоянно слышали от представителей правительства, что принятие закона стало прорывом в социальных реформах, а от парламентских единороссов, – что закон сохранил все существующие социальные гарантии и льготы. Слышали, но не очень верили: согласно июльскому 2004 г. социологическому опросу, даже в части замены льгот денежными компенсациями закон поддерживали лишь 25% населения, тогда как против выступали 58%. Уже после того, как закон вступил в силу, Левада-центр, среди прочего, выяснил мнение населения страны к следующему предложению: закон о замене льгот денежными компенсациями должен быть отменён; законом должно быть установлено право гражданина на выбор между льготами и денежными компенсациями. С этим согласились 79%, высказались против – 10%, затруднились с ответом – 11%.

Под давлением массовых акций протеста и социально ориентированных депутатов правительство пошло на существенные уступки.

Удалось, в частности:

  • сохранить в Трудовом кодексе положение о минимальной зарплате, обязательной во всех регионах страны. Увы, даже в начале 2007 г. эта минимальная зарплата составляет 1100 рублей, и даже после повышения с 1 сентября 2007 г. до 2300 рублей не превысит 60% прожиточного минимума. В год, когда принимался закон «о монетизации», в московском приюте для бездомных животных на содержание одной бродячей собаки в месяц выделяется 1800, а бродячей кошки – 1050 рублей. Предложенная мною поправка № 882 о том, чтобы минимальная заработная плата сравнялась с прожиточным минимумом не позднее 1 января 2007 г., была провалена думским большинством. 3 августа 2004 г. за поправку проголосовали:
  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 94,9%;
  • «Единая Россия» – 2%;
  • ЛДПР – 0.
  • запретить снижение зарплаты работникам бюджетной сферы в 2005 г. В условиях разрушения Единой тарифной сетки это существенно, хотя, честно говоря, понижать зарплату дальше некуда;
  • ввести так называемый социальный пакет для инвалидов всех категорий, участников Великой Отечественной войны и других социально незащищённых групп населения. Позднее практика показала порочность этой системы, однако она всё же лучше, чем полное отсутствие социальных гарантий. Очередной эксперимент был проведён сразу на людях, причём в масштабах всей страны.

Однако упорно распускаемые государственными СМИ слухи о том, что во втором чтении закон приобрёл «человеческое лицо», явно преувеличены.

В результате его принятия потеряли:

1. 15 млн. учителей, врачей, учёных, работников культуры и социальной сферы – все федеральные гарантии в области оплаты труда. За исключением тех, кто работает в федеральных учреждениях, ответственность за зарплату интеллигенции полностью «сбрасывается» в регионы. «Утешительный приз» в виде рекомендаций трёхсторонней комиссии, которые должны учитываться региональными властями, в стране, где не исполняются даже законы, выглядит просто смешно. Попытка же сохранить федеральные гарантии оплаты труда для работников бюджетной сферы большинством Думы поддержана не была. За поправку № 2978 проголосовали:

  • КПРФ – 90,2%;
  • «Родина» – 71,8%;
  • «Единая Россия» – 3%;
  • ЛДПР – 0.

Ситуация отчасти исправлена лишь новым федеральным законом о минимальной заработной плате, который вступает в силу с 1 сентября 2007 г. (См. раздел II.3. «Обещанного – три года»).

2. Большинство из 22 млн. семей с детьми – всякие надежды на повышение детских пособий за счёт бюджета страны, перекладываемых на бюджеты субъектов РФ, а во многих регионах – и на их своевременную выплату;

3. 9,5 млн. ветеранов труда и столько же тружеников тыла – федеральные льготы, за исключением коммунальных, предоставление которых по Жилищному кодексу передано на усмотрение регионов.

Депутаты левой, социальной ориентации требовали не ликвидировать социальные гарантии ветеранам, но дать им право выбора: натуральные льготы или деньги. Именно это правительство и президент обещали людям в апреле 2004 г. Однако за такую поправку № 1524 в августе 2004 г. проголосовали:

  • КПРФ – 100%;
  • «Родина» – 89,7%;
  • «Единая Россия» – 1,3%;
  • ЛДПР – 0.

Не менее упорно требовали мы и того, чтобы в канун Победы социальные гарантии для тружеников тыла не «сбрасывались» в регионы, но сохранялись как обязанность страны. В конце концов, в период Великой войны они трудились для спасения не Свердловской или Омской областей, а страны в целом. Увы, и здесь тот же расклад. За поправку голосовали:

  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 94,9%;
  • «Единая Россия» – 3%;
  • ЛДПР – 0.

(О дальнейшей судьбе законодательства в интересах тружеников тыла см. раздел II.2. «Пожили и хватит?»).

Среди массы других антисоциальных положений закона о «монетизации» отметим лишь два.

Во-первых, с 2005 г. «как класс» ликвидированы ветераны труда. Правда, не методом «раскулачивания», но методом «социальной стерилизации»: по 122-му закону на федеральном уровне это звание присваиваться больше не будет. За мою поправку № 1116, требующую сохранить звание «Ветерана труда», голосовали:

  • «Родина» – 94,9%;
  • КПРФ – 92,2%;
  • «Единая Россия» – 0,7%;
  • ЛДПР – 0.

(Материал по этому вопросу содержит раздел II.2. «Пожили и хватит?»).

Во-вторых, с 2005 г. не только пенсии, но и другие формы социальной поддержки инвалидам устанавливаются в зависимости не от группы инвалидности, но от степени утраты трудоспособности (Подробнее см. раздел II.7. «Инвалиды телесные и «инвалиды духовные»). Н. Островский, если бы ему довелось жить в наш век «полной окончательной победы демократии», остался бы без пенсии: не важно, что без глаз и практически недвижим, но работал же, да ещё какие книги писал!

От «новой» системы пострадать потенциально могут не только 10,5 млн. существующих инвалидов, но в ещё большей степени те, кто будет получать инвалидность вновь или проходить переосвидетельствование.

В итоге в России уже появилась и с каждым годом будет нарастать категория инвалидов без степени утраты трудоспособности, находящихся в положении полных социальных изгоев: без пенсии; практически без возможности трудоустройства; без прав безработного (защитные нормы на эту тему из федерального закона «О социальной защите инвалидов в РФ» исключены); получающие взамен всех социальных гарантий 500 рублей или социальный пакет + 50 рублей!

Когда от имени крупнейших общероссийских общественных организаций инвалидов, объединяющих более 6 млн. человек, я требовал, чтобы правительство отказалось от подобного варварства, услышал ответ от министра М. Зурабова: «Не надо политизировать вопрос…». Не выдержал и напомнил коллегам известную историю.

Сын обращается к непутёвому отцу:

- Папа! Я есть хочу…

- Отстань со своей политикой!

Тем не менее, за мою поправку № 2100, требующую сохранить социальную поддержку инвалидам по группам инвалидности, а не по степени утраты трудоспособности, голосовали:

  • КПРФ – 100%,
  • «Родина» – 94,9%,
  • ЛДПР – 2,8%,
  • «Единая Россия» – 2,3%.

Возвращаясь к вопросам образования, стоит отметить, что в ходе работы над законом, профильному комитету оказалось по силам:

  • вернуть в статью 55 Закона РФ «Об образовании» коммунальные льготы для сельских педагогов, правда, за счёт региональных бюджетов, у которых денег может не хватить;
  • защитить, хотя и в ослабленном виде, гарантии права граждан на дошкольное образование;
  • частично восстановить в «законных правах» ликвидированную в первом чтении федеральную программу развития образования (ФПРО), правда, понизив её статус до обычной федеральной целевой программы. Через ФПРО, между прочим, финансировалась в основном компьютеризация сельской школы;
  • сохранить для образовательных учреждений и научных организаций, хотя и в ограниченных пределах, возможность зарабатывать внебюджетные средства и распоряжаться ими (включая доходы от сдачи имущества в аренду и др.);
  • восстановить право негосударственных образовательных учреждений быть собственниками имущества и свободно распоряжаться доходами (в правительственном законопроекте, принятом Госдумой в первом чтении, даже эти права предполагалось ликвидировать, видимо, «за компанию» с государственными учебными заведениями);
  • сохранить в законе положение о том, что закрытие малокомплектной сельской школы возможно только с согласия схода граждан. Это положение защищает право на образование тех, кто живёт в малых деревнях, да и сами эти деревни – от полного уничтожения.

Однако, несмотря на все усилия представителей образования в парламенте:

  • 3,5 млн. внебюджетных студентов государственных и негосударственных вузов получили значительное повышение платы за обучение вследствие отмены с 2006 г. налоговых льгот для образовательных учреждений; (Подробнее см. раздел II.8. «Экономическая политика "партии власти"»).
  • каждому седьмому или даже шестому бюджетному студенту грозит лишение права на бесплатное образование. В законе, правда, сохранена норма, согласно которой Россия обязана обучать за счёт федерального бюджета не менее 170 студентов на 10 000 населения, однако исключено положение о запрете сокращать такие бюджетные места. Следовательно, правительство получило право снизить их количество со 196 на 10 000 населения в настоящее время до 170, установленных законом.

За сохранение в законе «Об образовании» статьи 40 «Государственные гарантии приоритетности образования», предусматривающей, в частности, налоговые льготы, голосовали:

  • КПРФ – 94, 1 %,
  • «Родина» – 79,5 %,
  • «Единая Россия» – 0,3 %,
  • ЛДПР – 0.

Помимо всего прочего, полностью отменены законы:

  • о моратории на приватизацию образовательных учреждений;
  • о выплатах на питание малообеспеченным детям в школах, ПТУ и техникумах (колледжах);
  • о льготном проезде на междугородном транспорте для таких детей;
  • о социальном развитии села (в нем, в частности, была предусмотрена 25-процентная надбавка к зарплате для сельской интеллигенции, включая учителей, врачей и работников культуры). Блок поправок № 3512-3514, требующих сохранить этот закон, поддержали:
  • КПРФ – 96,1%,
  • «Родина» – 84,6%,
  • «Единая Россия» – 3%,
  • ЛДПР – 0.

В тех же законах, которым сохранили жизнь, «ампутированы»:

  1. статья о государственных гарантия приоритетности образования – целиком;
  2. положение, устанавливающее оплату труда педагогических и иных работников системы образования на уровне не ниже средней в промышленности;
  3. право студентов на бесплатный проезд к месту учёбы и обратно, а также доплаты к стипендиям на питание.

Парламентские защитники социальных интересов людей продолжали борьбу не только в бюджетном комитете, но и на пленарном заседании Госдумы. Приведу ещё несколько результатов голосований по поправкам, предложенным мною, но рекомендованным к отклонению бюджетным комитетом.

Поправка № 543, требующая не вносить изменений в закон «Об образовании», сохранив его действующую редакцию. Число голосов «за»:

  • КПРФ – 96,1%,
  • «Родина» – 76,9%,
  • «Единая Россия» – 0,3%,
  • ЛДПР – 0.

Поправка № 667, требующая оставить в законе «Об образовании» положение о средней ставке педагогов не ниже зарплаты в промышленности. Число голосов «за»:

  • КПРФ – 94,1%,
  • «Родина» – 89,7%,
  • ЛДПР – 2,8%.
  • «Единая Россия» – 1,3%.

Поправка № 720 о сохранении финансирования культуры на уровне не менее 2% от федерального бюджета. Поддержали:

  • «Родина» – 84,6%,
  • КПРФ – 70,6%,
  • «Единая Россия» – 0,3%,
  • ЛДПР – 0.

Поправка № 1936 с предложением не вносить изменений в закон «О социальной защите инвалидов». Число голосов «за»:

  • КПРФ – 90,2%,
  • «Родина» – 87,2%,
  • «Единая Россия» – 0,7%,
  • ЛДПР – 0.

Поправка № 91, предлагающая оставить в прежнем виде «чернобыльский закон». Число голосов «за»:

  • КПРФ – 98%,
  • «Родина» – 89,7%,
  • «Единая Россия» – 1%,
  • ЛДПР – 0.

Поправка № 251 о сохранении на федеральном уровне гарантий репрессированным. Безуспешно пытался объяснить депутатам, что Сталин, как бы к нему не относиться, был главой государства, а не губернатором Магаданской области, а потому компенсировать страдания репрессированных должны отнюдь не регионы. Тем не менее, «за» голосовали:

  • КПРФ – 98%,
  • «Родина» – 92,3%,
  • «Единая Россия» – 1%,
  • ЛДПР – 0.

Такова же была судьба поправки № 1490 о повышении в три раза, с 600 до 1800 рублей, выплат семьям погибших ветеранов боевых действий. Число голосов «за»:

  • КПРФ – 100%,
  • «Родина» – 92%,
  • «Единая Россия» – 1,6%,
  • ЛДПР – 0.

Подобных голосований 3 августа 2004 г. при обсуждении закона в окончательном 3-ем чтении состоялись десятки, причём все – с аналогичными результатами: социальные интересы людей последовательно поддерживала фракция КПРФ, немного слабее – «Родина», в меньшей степени – независимые депутаты. (Результаты голосований по ним не приведены, поскольку политические позиции этой группы различны вплоть до противоположности). Столь же последовательно не поддерживали социальную сферу «Единая Россия» и ЛДПР. Поскольку именно эти фракции образуют думское большинство, судьба поправок в защиту социально незащищённых групп населения была предрешена.

Когда радикальные «эконописцы» из высоких правительственных кресел на всех каналах убеждали население, что все льготы и социальные гарантии с 2005 г. сохраняются, нет ничего лучше, как заглянуть в текст принятого закона. Цитирую пункт 1 статьи 155.1:

«1. В рамках длящихся правоотношений для лиц, у которых возникло до 1 января 2005 года право на компенсации в натуральной форме или льготы и гарантии, носящие компенсационный характер, закреплённые в отменяемых настоящим Федеральным законом нормах, настоящий Федеральный закон не может рассматриваться как не допускающий реализацию возникшего в указанный период права на эти компенсации, льготы и гарантии в форме и размерах, предусмотренных настоящим Федеральным законом».

Попытка перевести этот текст с юридического языка на русский приводит к следующим выводам:

  1. закон ничего не гарантирует, он лишь не запрещает предоставлять гражданам прежние социальные гарантии (региональным властям и местному самоуправлению, поскольку федеральный центр с себя такую ответственность снимает);
  2. разрешение действует в отношении льгот и гарантий, носящих компенсационный характер – новое понятие, которое законодательно нигде не определено и, следовательно, может трактоваться произвольно;
  3. сохранить прежние льготы и гарантии дозволено в форме и размерах, предусмотренных настоящим Федеральным законом (т.е. тем самым, который их и отменяет!);
  4. наконец, вся эта потрясающая казуистика действует только «в рамках длящихся правоотношений», т.е., по-видимому, когда человек стоял на очереди, работал в данной должности или в данном месте по трудовому договору и т.п. Например, вопрос о сохранении для сельской интеллигенции права на 25-процентную надбавку к зарплате теперь решается по-разному в разных регионах, а иногда и в разных сельских районах одной области.

Чуть лучше написан пункт 2 той же статьи 155.1. Он обязывает федеральные, региональные и местные органы власти при издании нормативных правовых актов в связи с принятием 122-го закона не снижать уровень зарплаты и других социальных гарантий по сравнению с их размерами до 31 декабря 2004 г. Однако поскольку более 40 полномочий с 2005 г. с федерального уровня переданы в регионы и местному самоуправлению, никто не обязывает их издавать такие нормативные правовые акты, а, следовательно, и сохранять действовавшие гарантии!

Примечательно, что те же фракции, которые последовательно выступали за отмену или «монетизацию» льгот для ветеранов, инвалидов, «бюджетников», чернобыльцев и т.п., столь же активно поддерживали сохранение льгот для чиновников. Так, 7 июля 2004 г. за Федеральный закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», не только сохраняющий все льготы для госслужащих, но одновременно увеличивающий для них заработную плату (по некоторым категориям – в 5 раз), голосовали:

  • «Единая Россия» – 98%;
  • ЛДПР – 83%.
  • Против него, соответственно:
  • «Родина» – 97,4%;
  • КПРФ – 96,1%.

Аналогичным образом поправку № 3498, предусматривавшую «монетизацию» льгот для экс-президента Б. Ельцина, 3 августа 2004 г. поддержали:

  • КПРФ – 96%;
  • «Родина» – 89,7%,
  • «Единая Россия» – 0,7%;
  • ЛДПР – 0.

Комментарии, как говорится, излишни: ни правительственным фракциям, ни оппозиции в последовательности не откажешь.

Итак, уже в 2005 году для многих избирателей наступила горькая расплата за ошибки на выборах. Как мы и предполагали, подписывая в июне заявление «Погром в законе», «чёрного пуделя» добела отмыть не удалось. Страна пережила «социальное четвертование». Правда, теперь всего лишь наполовину: системе социальных гарантий отрубили всего лишь половину руки, половину ноги и полголовы.

В отношении российского законодательства впору, пожалуй, исправить русскую пословицу: вместо «в пользу бедных», говорить «в пользу богатых» – и не ошибёшься!