Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россииIi.11. кодекс бездомных: новое законодательство угрожает лишить права на жильё миллионы граждан

II.11. Кодекс бездомных: новое законодательство угрожает лишить права на жильё миллионы граждан

Не успела пойти на спад «ситцевая революция», спровоцированная федеральной властью с помощью закона «о монетизации», как правительство и подопытно-безропотное думское большинство подготовили базу для новых акций протеста. Революцию назвали ситцевой, поскольку более дорогих тканей её участники позволить себе не могли, но сейчас речь не об этом.

Часы на очередной политико-юридической мине начали тикать 1 марта - дата сама по себе замечательная. В своё время в этот день революционеры покушались на царя. Теперь же современные политические «цари» покушаются едва ли не на всё население страны.

II.11.1. Жилищный кодекс – почти Уголовный?

Именно 1 марта 2005 г. вступил в силу новый Жилищный кодекс (ЖК) – ключевое звено коммунальной «реформы» в целом. По сообщениям СМИ, даже один из «отцов-основателей» кодекса П. Крашенинников (бывший СПС-овец, а ныне, как водится, «медведь»), заявил, что кодекс готов лишь на 45%, а другой «единоросс» Ю. Лужков вообще потребовал приостановления кодекса и других социальных реформ. Однако голоса диссидентов из «партии власти», как, разумеется, и голоса представителей оппозиции, властью в очередной раз услышаны не были. Видимо, «мочить» организаторов будущих массовых выступлений много легче, чем вовремя думать головой.

Что касается оппозиции, то депутаты левой, патриотической и социальной ориентации, как обычно, не ограничивались критикой, но предлагали к закону собственные поправки, однако в Думе, как всегда в последнее время, оказались в подавляющем меньшинстве. Совместно с депутатами Г. Хованской и О. Шеиным, мною было предложено 270 поправок к ЖК, из которых 120 попали в таблицу принятых, а 150 – в таблицу отклоненных. В результате по сравнению с редакцией первого чтения удалось, в частности, в той или иной степени защитить:

  • права малоимущих – на жилищные субсидии: для семей с доходом ниже прожиточного минимума максимально допустимая доля расходов на услуги ЖКХ уменьшается пропорционально отношению среднедушевого дохода в семье к этому прожиточному минимуму. Вот пример: если доход в семье на человека – всего половина прожиточного минимума, субсидия должна выплачиваться, если квартплата и коммунальные услуги составляют в бюджете семьи не 22%, а 11%;
  • права жильцов государственных и муниципальных квартир – на капитальный ремонт за счёт государственного или муниципального бюджета;
  • права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, - на внеочередное предоставление жилплощади;
  • права бывших членов семьи собственника – путём ограничения возможности выселить «на улицу» бывшую жену, ребенка или их обоих. В результате нашей поправки суду дано право принимать решение в их пользу – в первоначальном законопроекте не было даже этого;
  • права людей, страдающих некоторыми тяжелыми заболеваниями, не позволяющими им жить в одной комнате со здоровыми, на внеочередное предоставление жилья;
  • права лиц, проживающих в коммунальных квартирах, на первоочередное приобретение освободившейся в такой квартире комнаты и т.д., и т.п.

Увы, помогая многим категориям людей, в целом все эти поправки подобны сотне ложек мёда, опущенных в цистерну с дёгтем. Смысл нового ЖК тот же, что и социальной политики в целом: обеспечить дополнительные преимущества людям с высокими доходами за счёт всех остальных. Как горбатого в известной пословице, исправить закон в состоянии, пожалуй, лишь политическая «могила». Вот лишь некоторые неизгладимые пороки ЖК и сопровождающих его правовых актов.

1. Ликвидированы все ограничения на повышение тарифов на коммунальные услуги.

Впрочем, эти тарифы и без того росли много быстрее средних доходов и средних цен. Только за 2005 г. их рост составил примерно 35%. В 2006 г. году они «подпрыгнули» ещё на треть.

Один из моих омских помощников имеет весьма полезное обыкновение хранить квитанции счетов по оплате квартиры и коммунальных услуг. Опуская конкретные суммы, можно точно сказать, что с 1 января 1998 г. по 1 января 2007 г. тарифы в г. Омске росли следующим образом.

Рост тарифов на коммунальные услуги в г. Омске

Услуга
Рост в 1998-2005 годы
Рост с 1.01.2006 г.
Рост с 1.01.2007 г.
Итого
электрическая энергия
666%
15%
778%
833,33%
отопление 998% 26,85% 92,7% 1357,7%
горячая вода 811% 57,6% 144% 1442%
газ 558% 31,25% 234,35% 890,6%
холодная вода и канализация (с 1.01.06 разделен на «холодную воду» и «водоотведение») 282% 616,58% 887% 1953,8%
обслуживание жилья 620% 58% 128% 1108%
коллективная антенна 370% 0 278% 648,15%
вывоз бытового мусора (с 1.01.06 включен в тариф «содержание жилья») 363%      
сборы на капитальный ремонт (с 1.01.06 включен в тариф «содержание жилья») 873%      

В сельских районах картина оказалась пёстрой, иногда даже хуже, чем в городе. Вот данные о росте тарифов по поселку Горячий ключ Омского района, причём только с 1 января 2006 г.

  • Отопление за 1 кв. метр в 2005 г. – 7,47 руб. В январе 2006 г. - 17,51 руб. Рост на 134%.
  • Горячая вода с человека в 2005 г. – 48,8 руб. В январе 2006 г. - 145,46 руб. Рост на 198%.
  • Холодная вода с человека в 2005 г. – 25,56 руб. В январе 2006 г. - 62,5 руб. Рост на 144%.

Точными общероссийскими данными не располагаю, однако не думаю, что город Омск установил рекорд страны. Скорее, речь идёт о показателях, близких к средним.

Вопрос о росте тарифов на телефонные услуги не имеет прямого отношения к коммунальным услугам, но тарифная политика власти здесь та же: дать возможность владельцам компаний наживаться за счёт миллионов малоимущих граждан. Только за последние три года в Омске тариф на телефонные услуги увеличился со 120 руб. до 320, т.е. на 267%.

Могут возразить: человек имеет право выбрать тарифный план, по которому его платежи составят гораздо меньшую сумму. Но это всё от лукавого: какой бы тарифный план ни выбирался, в конечном итоге карманы будут вывернуты на те же 320 рублей, если не больше, т.к. при повременной системе оплаты абонент должен не только оплатить каждую минуту разговора, но и отдать фиксированную базовую сумму. Возникает вопрос – почему?

На мой запрос по этому поводу Федеральная антимонопольная служба сослалась на то, что это не в её компетенции. Пришлось повторить запрос на имя председателя правительства М. Фрадкова. Ждём ответа.

Для зажиточных россиян повышение платы за телефон прошло незамеченным, но больно ударило по малоимущим, пенсионерам, инвалидам. Для них телефон зачастую является единственным окном в мир, а, подчас, единственной возможностью остаться в живых, вызвав скорую помощь.

Мне написала пенсионерка – инвалид 1 группы, ветеран труда, репрессированная, потерявшая в ГУЛАГе родных, прикованная к постели. Она совершенно справедливо требует поставить под контроль государства деятельность акционерной компании «Сибирьтелеком». Эта компания не только систематически повышает плату за пользование телефоном, но и попутно пытается взыскать с абонентов за непредоставленные услуги, например, радио и др. Причём, меры воздействия на строптивых абонентов общеизвестны – отключить телефон. Человек, и так пострадавший, вынужден отстаивать свои права в судебном порядке. Надо ли говорить о том, что для прикованной к постели женщины это было сопряжено с огромными усилиями и нервными потрясениями. Ей удалось призвать к порядку ОАО «Сибирьтелеком», которая не только была обязана вновь включить телефон, вернуть незаконно взысканные деньги, но и оплатить моральный ущерб – целых 70 рублей. А сколько таких людей, которые не имеют возможности защитить свои права и молча соглашаются с тарифным беспределом, отказывая себе в самом необходимом!

2. Отменены федеральные гарантии.

В соответствии с духом времени, суть которого состоит в том, чтобы деньги «сгонять» в центр, а социальные обязательства «сбрасывать» в регионы или местному самоуправлению, новый ЖК практически полностью избавляет Федерацию от забот о том, где и как будут жить её граждане. Прежнее жилищное законодательство в этом отношении также не блистало и ещё хуже исполнялось, однако по нему очереднику не могли предоставить жилплощадь из расчёта менее 12 кв. м на человека. Теперь же решение этого вопроса, как и большинства других, передано на усмотрение органов местного самоуправления, т.е. самому бедному уровню бюджетной системы, причём, как всегда, без денег. Понятно, что в таких условиях эти органы, скорее всего, будут стремиться понизить нормы предоставляемого жилья и, напротив, повысить нормативы постановки на учёт. Тем самым очереди будут искусственно сокращены, а спасение «утопающих» предоставлено делу рук самих «утопающих».

3. Введена «монетизация» и в сфере жилищных отношений.

Опыт «монетизации» льгот, похоже, ничему не научил правительство и думское большинство. Согласно новому жилищному законодательству, первоочередникам вместо квартиры в квадратных метрах предполагается предоставлять денежную компенсацию. При этом, во-первых, абсолютное большинство инвалидов, ветеранов и других льготников представления не имеют о том, как правильнее распорядиться этими деньгами. Во-вторых, сама денежная компенсация, разумеется, будет много меньше реальной цены аналогичной квартиры. Так, по оценкам депутата Г. Хованской, в Москве минимальная стоимость 1 кв. м жилья – 30 тыс. рублей (в Омске – 25 тыс. рублей за 1 кв. метр комнаты в квартире гостиного типа), а компенсацию предполагается выдавать из расчёта 17,5 тыс., т. е. на 40% меньше. Принцип всё тот же, что и в 122-м законе: вот тебе вместо льготы полтинник и живи в своё удовольствие!

4. Упрощено выселение.

Прежде выселить человека можно было лишь в том случае, если он не платил собственно за квартиру. Неоплаченные свет, газ, а иногда и воду ему просто отключали. Теперь выселять дозволяется и тех, кто не платит за коммунальные услуги. Государство в очередной раз демонстрирует, что стоит на страже не гражданина, но «большого бизнеса» (в данном случае – бизнеса г-на Чубайса и иже с ним).

5.  Предполагается налоговая «удавка».

В рамках программы «Доступное жильё», предложенной «партией власти», предполагается принятие закона о налоге на недвижимость. Согласно первоначальным предложениям, он будет исчисляться, исходя из её рыночной цены в «вилке» от 0,1% до 1,0%. Этот налог должен стать основным источником доходов местных бюджетов. Понятно, что абсолютное большинство граждан «до основания реформированной» России не имеет другой недвижимости, кроме квартиры и, пожалуй, ещё дачного участка. Понятно также, что, располагая крайне ограниченными источниками дохода, органы местного самоуправления вынуждены будут выбирать между плохим и очень плохим: либо установить высокую планку налога и наполнить бюджет; либо ограничить эту планку, пожалеть «подведомственных» жителей и остаться без средств.

Представим себе, что, например, в городе Омске налог на недвижимость составит 0,5%. В этом случае пенсионерка, живущая в хорошем районе города в скромной двухкомнатной квартире ценою около 2 млн. рублей, вынуждена будет заплатить в год 10 тыс., т.е. три пенсии. В столицах эти цифры следует умножить, как минимум, на два. В районном центре или малом городе – на два разделить. Но в любом случае придётся расстаться, по меньшей мере, с одной пенсией.

6. Предложен «выбор» из трёх зол: ТСЖ, управляющие компании и непосредственное управление многоквартирным домом.

Муниципальные ЖЭКи всегда были источником вдохновения юмористов и предметом недовольства населения. Однако худо-бедно они справлялись со своими задачами. Теперь Жилищный кодекс предложил «свободу выбора». Но кому и какую?

6.1. В качестве основной формы управления многоквартирным домом предложено товарищество собственников жилья (ТСЖ), которое в нормальной ситуации действительно имеет немало плюсов:

  • право выбора руководителей и подбора работников;
  • экономическая самостоятельность, позволяющая эффективно использовать деньги;
  • право использования материальной базы (прилегающая территория, подвалы, чердаки и т.п.), в том числе для зарабатывания средств;
  • возможность самостоятельно выбирать партнёров и обслуживающие компании.

Однако ТСЖ может быть эффективной формой управления лишь при определённых условиях, которые есть далеко не везде, а именно:

  • достаточно большое число участников. Малочисленные ТСЖ оказываются в заведомо неравных условиях по сравнению с крупными, поскольку не могут содержать штат сотрудников и не имеют свободных средств. С другой стороны, чрезмерно крупными товариществами очень трудно управлять: внутри них появляются противоборствующие группы и начинается борьба за лидерство;
  • сравнительно новый дом (дома), не требующий капитального ремонта в ближайшее время;
  • хорошо подготовленные руководители;
  • высоко профессиональный обслуживающий персонал;
  • заинтересованность каждого собственника в делах ТСЖ.

Понятно, большинство населения нашей страны, в последние 15 лет забывшее, что такое капитальный ремонт дома, этих условий не имеет. Зато существуют два других, которые снижают эффективность этой в общем демократичной формы:

  • крайнее социальное расслоение общества, когда в одном ТСЖ оказываются и долларовые миллионеры, и люди «дна». Для первых плата за квартиру вообще не имеет значения, а вторые не платят вовсе;
  • глубокая апатия населения и его разочарование во власти. В результате чуть не половина граждан не только не участвуют в избирательных кампаниях, но и не желают через самоуправление позаботиться о собственном благополучии.

6.2. Передача собственниками части их прав управляющей компании.

Её выбор для большинства людей – дело незнакомое и чреватое ошибками.

Во-первых, обычно им предлагают многостраничный договор, в котором нормальный человек не может разобраться, как раньше бы сказали – без «пол-литры», а теперь говорят – без юриста. Обмануть пенсионера или другого человека без специального образования таким договором – раз плюнуть.

Во-вторых, главная задача управляющих компаний – не коммунальные удобства для людей, но прибыль. Столкнувшись с проблемами, они нередко исчезают, прихватив с собой и деньги жильцов.

Первоначально закон требовал обязательного перехода на новые формы управления жильём до 1 января 2007 г. Ссылаясь на это, местные власти стали насильно «загонять» людей в ТСЖ и управляющие компании. Однако в настоящее время закон разрешает отложить обязательный переход к новым формам управления до 1 мая 2008 г.

6.3. Мало чем отличается от ТСЖ непосредственное управление многоквартирным домом. Однако и здесь есть свои плюсы и минусы. Существенным плюсом является то, что договоры с организациями, предоставляющими коммунальные услуги, заключаются каждым собственником помещения от своего имени. Это исключает круговую поруку, при которой в ТСЖ некоторые недобросовестные собственники имеют возможность месяцами не платить за услуги, т.к. все платежи идут из «общего котла». Тем не менее, содержание и ремонт жилищного фонда производится на основании решений общего собрания, а представление интересов собственников в отношениях с другими организациями осуществляется одним из жильцов по решению того же общего собрания.

При всей видимой свободе самоуправления, Жилищный кодекс оставляет людей один на один с их проблемами, но без средств решения. Заботы, которые раньше лежали на местной власти, перекладываются на их плечи.

Эксперты не без основания полагают, что антисоциальные последствия нового жилищного законодательства превзойдут скандально знаменитый закон «о монетизации», хотя, быть может, и не проявятся сразу в столь массовой и очевидной форме. Среди таких последствий:

  • снижение уровня жизни пенсионеров, работников бюджетной сферы, малообеспеченных вообще, поскольку плата за жильё и коммунальные услуги растёт и в ближайшей перспективе будет расти значительно быстрее, чем их доходы;
  • переселение малообеспеченных из центральной части городов на окраины, из приличных по отечественным меркам квартир, доставшихся в наследство от советской власти, в какие придётся;
  • углубление неравенства возможностей в обеспеченности жильём и неравенства социальных прав вообще.

II.11.2. Попытка «замолить» чужие грехи

Устранить или хотя бы смягчить грубые нарушения новым Жилищным кодексом конституционного права граждан на жилище мы попытались вскоре после принятия этого антиконституционного закона. Уже 18 марта 2005 г. при моём участии группой парламентариев, «мотором» которой была депутат Г. Хованская, был внесён проект Федерального закона «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 29 декабря 2004 г. № 129-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» и в статью 292 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Более года потребовалось авторам законопроекта, чтобы добиться положительных отзывов правительства и администрации президента, а также положительного заключения профильного Комитета. Как всегда бывает в таких случаях в IV Госдуме, пришлось согласиться на включение в состав авторов депутатов от «Единой России». Таково теперь обязательное условие принятия любого закона, кто бы ни проявил инициативу.

Выступая от имени профильного Комитета по этому закону на пленарном заседании Госдумы 28 июня 2006 г., депутат П. Шелищ в очередной раз удивил всю страну заявлением о том, что практика применения Жилищного кодекса подтвердила его качественную проработку – и это после драмы в Южном Бутово! В доказательство он сослался на то, что нашим законопроектом изменения вносятся «всего» в 16 статей ЖК из 165. В ответ мне пришлось заявить:

«…не разделяю оптимизма по поводу принятого Государственной Думой Жилищного кодекса. …Представьте себе подводную лодку, где брака всего 10%, и все они приходятся как раз на ядерный реактор. Что мы скажем про такую подводную лодку?».

В действительности наш законопроект представляет собой исправление лишь небольшой части пороков Жилищного кодекса в той части, в которой это удалось согласовать с реальными «кукловодами» современной Государственной Думы – администрацией президента и правительством РФ. Приведу ключевые положения законопроекта.

1. Содержательное продление сроков приватизации. Как известно, Жилищный кодекс по времени ограничил возможность приватизации 1 января 2007 г. Затем был принят так называемый закон о дачной амнистии, продливший приватизацию до 1 января 2010 г. Это правильно, но недостаточно. После разрушения советской власти, «обвала» в строительстве и обнищания населения многие очередники ждут своего часа десятилетиями, и никто не может дать гарантии, что дождутся даже к 1 января 2010 г.

Концепция нашего законопроекта иная: права на приватизацию не будет иметь лишь тот, кто был признан нуждающимся, т.е. встал на очередь, после вступления в силу нового ЖК (1 марта 2005 г.). Уверен, это более справедливо: люди, вставшие на очередь при прежнем законодательстве, а то и при советской власти, не виноваты в том, что не успели получить квартиры; их нельзя ставить в неравные условия с теми, кому повезло больше.

2. Право на деприватизацию. Статьёй 20 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» было установлено, что граждане теряют право на приватизацию жилого помещения с 1 января 2007 г. Наш законопроект право на деприватизацию возвращает, причём всем и без ограничения сроков.

Это особенно важно для людей с низкими доходами, и причин тому две: после принятия ЖК собственникам квартир придётся, во-первых, самим оплачивать капитальный ремонт, а, во-вторых, со временем платить высокие налоги на имущество, а, возможно, и на землю, находящуюся под домом или квартирой. Понятно, что большинство из тех, кто в свое время приватизировал жилье, не рассчитывали на подобные «подарки» от «партии власти», не могли предусмотреть, что им будут выворачивать оба кармана сразу. Поскольку плата за капитальный ремонт для граждан введена Жилищным кодексом, а налоги будут расти, число желающих деприватизировать квартиры, скорее всего, тоже умножится.

3. Сохранение категорий «внеочередники» и «первоочередники». Право на внеочередное и первоочередное обеспечение жилыми помещениями нуждающихся было предусмотрено Жилищным кодексом РСФСР. Новый ЖК его ликвидировал. Согласно нашему законопроекту, граждане, имевшие в соответствии с ЖК РСФСР право на внеочередное и первоочередное предоставление жилья, сохраняют его в полном объёме. В противном случае при постановке в общую очередь пожилые и тяжело больные граждане при жизни квартиры не увидели бы никогда. Между прочим, новый ЖК противоречит статье 55 Конституции России, утверждающей, что в нашей стране не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

4. Защита членов семьи собственника. Жилищный кодекс РСФСР защищал права бывших членов семьи собственника (бывшей жены, мужа, детей) более чем надежно: после развода выселить их из квартиры без предоставления другого помещения было невозможно. Этим, кстати, иногда пользовались девушки, выходившие замуж по расчёту за москвичей или ленинградцев. Напротив, ЖК РФ (ч. 5 ст.31), говоря простым языком, даёт собственнику право продать занимаемую квартиру и таким способом, что называется, выгнать на улицу без предоставления другого помещения бывшую жену (мужа) и детей. Причём независимо от решения суда, который может установить определенный срок, в течение которого за бывшим членом семьи сохраняется право пользования жилым помещением, а также обязанность собственника обеспечить этих членов семьи иным жилым помещением.

Наш законопроект исключает такую возможность. Более того, с целью защиты прав бывших членов семьи собственника аналогичные изменения вносятся и в ч. 1 ст. 292 Гражданского кодекса РФ. Таким образом, уровень защиты бывших супругов и детей значительно повышается.

5. Повышение выплат за снос. Законодательство большинства «цивилизованных» стран мира предусматривает возможность изъятия для государственных или муниципальных нужд земельного участка вместе с жильем, которое находится в собственности граждан, по договорной цене. Логика проста: нужен властям именно этот клочок земли – пусть платят «по полной программе». Российский ЖК установил другой порядок выкупа таких участков – на основе оценки рыночной стоимости. Именно здесь заложены корни событий в Южном Бутово: гражданам предлагали одну компенсацию, а они требовали другую, много большую, и при этом сопротивлялись насильственному выселению вплоть до баррикад.

Нам не удалось договориться с властями и сделать российский ЖК таким, как в развитых странах. Но все же важный шаг в этом направлении поддержан: отныне в выкупную цену жилого помещения, которое изымается путем выкупа у собственника вместе с земельным участком, необходимым для государственных или муниципальных нужд, будет включаться стоимость капитального ремонта дома, не произведённого вовремя органами государственной власти или местного самоуправления.

6. Защита жильцов служебных квартир и общежитий. Антигуманный ЖК позволил выселять из служебного жилья и общежитий без предоставления других помещений всех, кто не состоит на учёте в качестве нуждающихся в жилье или не имеет права состоять на таком учёте.

Наш законопроект гарантирует сохранение служебной жилплощади всем, кого нельзя было выселить по Жилищному кодексу РСФСР. Это положение защищает права десятков, если не сотен тысяч граждан.

7. Защита прав жильцов семейных общежитий. По отношению к ним текст нового ЖК отличается неопределённостью, позволяющей нарушать права человека.

Наш законопроект прямо требует, чтобы семейные общежития оформлялись в муниципальную собственность (в Москве и Питере – в государственную). При этом гражданам предоставляется право заключать договор социального найма на фактически занимаемое изолированное жилое помещение в пределах установленных социальных норм. Это весьма важно, поскольку при полупустых бюджетах местного самоуправления добиваться исполнения обоих этих положений нередко приходится через суд.

8. Признание граждан малоимущими. Согласно новому ЖК, только малоимущие имеют право на социальное жилье, иначе говоря, право становиться на очередь. Но в ЖК нет критерия признания граждан малоимущими, и этот вопрос целиком отдается «на места». В небогатых регионах возникает соблазн признать малоимущими только самых нищих, лишив остальных права получить социальное жильё.

Наш проект предлагает установить такой критерий на федеральном уровне, а именно: невозможность для гражданина при имеющемся доходе и имуществе решить проблему приобретения жилого помещения при оказании государством максимальной помощи (например, при предоставлении безвозмездной субсидии максимального размера). Это ещё один шаг, пусть и небольшой, в защиту людей с низкими доходами.

9. Сохранение минимальной нормы предоставления жилья. В ЖК РСФСР она была установлена, но ЖК РФ её ликвидировал. Это подталкивает небогатые регионы к тому, чтобы предоставлять людям «птичьи клетки» вместо квартир. Наш проект определяет минимальный размер предоставляемого жилья не менее 15 кв. м общей площади на человека. Хотелось бы больше, но это то, с чем согласилась власть.

10. Защита прав жильцов «коммуналок». ЖК (ч. 3 ст. 59) допускает двойное толкование в отношении прав жителей коммунальных квартир на выкуп освободившейся комнаты. Не понятно, в частности, кто имеет такое право: либо жильцы данной квартиры и не обеспеченные определенным числом квадратных метров на человека, либо не обеспеченные по этой норме, но проживающие, где угодно.

Наш законопроект устраняет двойное толкование и устанавливает преимущественное право жильцов коммунальной квартиры на приобретение освободившейся в ней комнаты. Кстати, и само понятие коммунальной квартиры вводится именно нашим проектом.

11. Защита «крепостных». Новый ЖК (ч. 2 ст. 102), говоря по-русски, разрешает «продавать» вместе с жильём людей, занимающих служебные квартиры или комнаты в общежитии, как когда-то крепостных крестьян – вместе с землёй. Но, в отличие от крепостных, новый ЖК лишил человека даже права сохранить жильё при продаже дома: новый собственник может выгнать жильцов из занимаемых помещений, либо выставить такие условия, что уйдут сами. В Омске подобных случаев было немало: в Лузино, в санатории «Русский лес» и т.п. Чтобы защитить интересы людей, чьи права были нарушены, нам пришлось направить немало писем и запросов в различные органы власти.

Наш законопроект приводит ЖК в соответствие со ст. 675 Гражданского кодекса РФ, согласно которой переход права собственности на занимаемое по договору найма жилое помещение не влечёт расторжения или изменения договора найма жилого помещения. Другими словами, купил дом – будь добр, обеспечивай те же условия проживания, что и предыдущий собственник.

12. Установление максимально допустимых коммунальных расходов. По новому ЖК, федеральная власть сняла с себя ответственность за установление предельно допустимых расходов семьи на оплату жилья и коммунальных услуг. Обязанность устанавливать региональные стандарты на размер таких расходов передана субъектам Российской Федерации. Вместе с тем правительство ежегодно устанавливает федеральный стандарт максимально допустимой доли расходов граждан на услуги ЖКХ в совокупном семейном доходе. На 2005 г. этот федеральный стандарт установлен в размере 22%.

Чтобы не допустить ухудшения положения граждан в регионах с низкими доходами, наш законопроект установил, что размеры регионального стандарта максимально допустимой доли расходов граждан на оплату жилья и коммунальных услуг в доходе семьи не может превышать размер аналогичного федерального стандарта. Сейчас омичам это не прибавляет ничего, ибо стандарт для Омской области установлен на уровне 20%. Но потеря доходов от «Сибнефти» может привести к тому, что этот стандарт будет ухудшен.

13. Защита прав ЖСК. Как известно, люди, получившие в свое время квартиру в ЖСК, оказались наказаны дважды: в советское время они выплатили цену квартиры, тогда как другим она досталась бесплатно, в «антисоветское» же время их периодически лишали различных форм государственной поддержки, которую получали те, кто имел приватизированные квартиры в домах государственного или муниципального фонда.

Новое жилищное законодательство нанесло по ЖСК очередной удар. Согласно ст. 14 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», жилищный или жилищно-строительный кооператив, в котором все его члены полностью внесли паевые взносы за предоставленные жилые помещения, подлежат до 1 января 2007 г. преобразованию в товарищество собственников жилья (ТСЖ), либо ликвидации. После истечения этого срока кооперативы подлежат ликвидации в судебном порядке по требованию органа госрегистрации юридических лиц. На наш взгляд, это противоречит ст. 30, 35, 55 Конституции РФ, многим статьям Гражданского кодекса и Постановлению Конституционного суда от 03.04.1998 г. № 11-пп.

Исключая статью 14 из Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса РФ», наш законопроект, с одной стороны, сохраняет возможность для жилищного кооператива преобразоваться в товарищество собственников жилья – ТСЖ (ст. 122 ЖК РФ), а с другой – устраняет нависшую над ЖСК угрозу принудительной ликвидации.

14. Поддержка социального найма. Закон «О введении в действие Жилищного кодекса РФ» (п. 1 ст. 11) позволяет властям возложить на нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, обязанность вносить плату за капитальный ремонт общего имущества собственников дома. Исключая это положение, наш законопроект освобождает обладателей социального жилья от этой дополнительной денежной повинности. Вряд ли нужно повторять, что такое жильё отныне будут получать только люди с низкими доходами.

Напомню еще раз, что наш законопроект лишь смягчает, но отнюдь не ликвидирует пороки Жилищного кодекса и нового жилищного законодательства в целом. Более того, после его принятия в первом чтении прошёл почти год, а перспективы второго чтения до сих пор не ясны: многие представители власти сопротивляются продвижению социально направленного закона. А между тем, народ «перекрестил» так называемый национальный проект «Доступное жильё» в «Недоступное жильё» или «Доступное жульё».

На сайте www.smolin.ru мы провели опрос на тему о том, станет ли жильё в результате осуществления «национального проекта» более доступным или менее доступным для граждан? 95% посетителей сайта уверены, что доступность жилья снизится. Вероятно, они знают, что и цена самих квартир, и коммунальные расходы растут значительно быстрее, чем бюджетное финансирование «национального проекта».

II.11.3. Нашему народу уже столько обещали, а ему всё мало…

В послании Федеральному Собранию 2004 г. президент обещал, что к 2010 г. пользоваться ипотекой (т. е. кредитом под залог квартиры) и получить приличное жильё сможет лишь каждая третья российская семья. По официальным данным, в 1990 г. в РСФСР было построено 76 млн. кв. м жилья, в 2003 – 37 млн., в 2004 – около 40 млн., в 2010 будет, в лучшем случае, 75 млн. При этом почти весь прирост достанется той самой 1/3 относительно обеспеченных семей. Остальные, видимо, власть не интересуют.

Изменится ли ситуация после президентского послания 2007 г., где обещаны дополнительные бюджетные деньги на строительство жилья, покажет только время.

Если Жилищный кодекс не будет радикально изменён, легко прогнозировать вместо обещанной борьбы с бедностью появление новых трущобных районов и новых миллионов бездомных. В очередной раз без ответа остаётся вопрос: стоило ли отбирать у народа так много социальных прав, чтобы дать ему так мало политической свободы?

Читателю полезно будет узнать, кого он должен благодарить за принятие ЖК. Результаты голосования выглядят следующим образом:

  • «Единая Россия»: за – 99,7% (лишь один отважный депутат нарушил партийную дисциплину);
  • ЛДПР: за – 97,1% (и здесь «нарушитель» остался в одиночестве);
  • «Родина»: против – 7,7%; не голосовало – 92,3% (тем самым ни один депутат закон не поддержал);
  • КПРФ: против – 100%.

Очевидно, что жилищная политика социального государства должна быть прямо противоположной: необходимо строить жильё для бедных и бездомных, а молодым семьям выдавать льготные кредиты. Как только в семье появляется ребенок, списывается 25% кредита. При появлении второго ребенка – 50%. Третий ребёнок означает, что кредит списывается полностью.

Напомню в очередной раз: дополнительные доходы бюджета страны только за 2004-2006 гг. превысили 4 трлн. руб. Использование половины этой суммы на строительство жилья позволило бы ввести в эксплуатацию около полумиллиона скромных квартир. Предоставление их молодым семьям привело бы в ближайшие год - два к появлению полумиллиона детей. Если же потратить на жилищное строительство все доходы от нефти за 2004 - 2006 гг., построить можно 7 - 8 млн. квартир.

Нельзя забывать: с 1992 г., т.е. года начала «реформ», смертность в России превышает рождаемость иногда на миллион человек в год. Новая жилищная политика позволила бы не просто обеспечить одно из основных прав человека, но и остановить исчезновение нации.

Знает ли о таких возможностях российская власть? Безусловно, да. Более того, нечто подобное рекламировала в период избирательной кампании 2003 г. партия «Единая Россия». Однако делает она прямо противоположное.

Когда вспоминаешь, что март – это, к счастью, месяц не только вступления в силу Жилищного кодекса, но и замечательного женского праздника, невольно приходит в голову грустная шутка: если прекрасную женщину раздевает любимый мужчина – это страсть; если грабитель – это преступление; если же правительство и «партия власти» – это закон!… - в данном случае – Жилищный кодекс.