Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россииIii.3. омские сюжеты: местного значения и не только

III.3. Омские сюжеты: местного значения и не только

Рассказ о том, как работал с избирателями-омичами во время полномочий Четвертой Госдумы, потребовал бы, наверное, отдельного отчёта. Скажу коротко:

  • как положено, вёл приём, причём не отказывал не только «своим» людям – из 129 избирательного округа, но всем городским и сельским жителям нашей области, а также людям из других регионов России;
  • как и прежде, помочь удалось далеко не всем, но делали мы всё, что могли: писали письма, звонили, уговаривали чиновников – от премьер-министра до главы сельской администрации.

Вот лишь небольшая часть того, чем довелось заниматься.

III.3.1. Аэропорт: миллионный город рискует остаться без «воздушной гавани»

Каждый омич знает: наш город нуждается либо в новом аэропорте, либо в реконструкции старого. Но не каждому известно другое: не сумев организовать строительство «воздушных ворот» в Фёдоровке, региональная власть препятствует реконструкции действующего аэропорта. В итоге в 2006-2007 гг. он оказался под угрозой закрытия. Впрочем, обо всём по порядку.

Строительство «Фёдоровки» началось почти 25 лет назад. И если бы не «перестройка, которая превратилась в перестрелку», наверняка было бы завершено в начале 1990-х гг. С тех пор региональные власти много раз с гордостью заявляли, что нашли стратегического инвестора и аэропорт вскоре будет достроен. Со своей стороны и мне не раз удавалось заложить в федеральный бюджет небольшие деньги на эти цели:

2002 г. – 35,5 млн. руб.;

2003 г. – 34 млн. руб.

Однако эти деньги не были освоены и возвращены в федеральный бюджет.

Между тем, теперь уже совершенно очевидно:

  • старые сооружения в новом аэропорту пришли в полную негодность. Дешевле начинать строительство на новом месте, чем приводить их в порядок;
  • затраты на достройку нового аэропорта составят не менее 15 млрд. руб.;
  • поскольку число пассажиров в послесоветский период сократилось более чем в четыре раза, новый аэропорт станет рентабельным не ранее 2020-2025 гг.

Поэтому задачей ближайших лет является реконструкция действующего аэропорта, и прежде всего решение двух первоочередных проблем:

  1. капитальный ремонт рулёжных дорожек, без чего аэропорт просто не сможет принимать самолёты;
  2. удлинение взлётно-посадочной полосы, что позволит, с одной стороны, исключить полёты самолётов над городом, а с другой – принимать любые их типы.

В свою очередь, для этого необходимо закрепить весь земельный участок аэропорта со всеми его службами в федеральной собственности.

Казалось бы, всё ясно, однако аэропорт находится в городской черте, и охотников до его земель – пруд пруди. Фамилии не называю: строительные фирмы, имеющие прямой доступ «к начальственному телу», и без того всем известны.

Под давлением лоббистов омские региональные власти активно мешали закреплению земли за аэропортом и выделению средств на его реконструкцию из федерального бюджета. Понимая, что пострадать могут сотни тысяч людей, по просьбе руководства аэропорта включил депутатский ресурс. Помимо многочисленных писем, мы совершили два похода к высокопоставленным чиновникам.

Первый поход – к министру транспорта И. Левитину – закончился обещанием включить ремонт (реконструкцию) рулёжных дорожек омского аэропорта в Федеральную адресную инвестиционную программу на 2007 г. Похоже, обещание будет выполнено в 2008 г.: 352 млн. руб. предварительно включены в программу инвестиций трёхлетнего бюджета.

Второй поход – к заместителю руководителя Федерального агентства по управлению федеральным имуществом С. Сысоеву. В результате, Территориальному управлению федерального агентства по управлению федеральным имуществом по Омской области было дано прямое поручение зарегистрировать в федеральную собственность участок, занимаемый аэропортом и его службами, в полном объёме. Без этого невозможно устранить угрозу расчленения аэропорта и блокирования его работы.

Омское территориальное управление сначала подчинилось приказу, но затем вновь отказалось его выполнять – так сильно было давление региональных властей. В дни, когда этот отчёт готовится к печати, мною направлено новое обращение в адрес С. Сысоева.

Слов нет: новый или реконструированный аэропорт нашему городу необходим. Однако вся эта история – очередное доказательство того, как интересы «олигархов местного разлива» сталкиваются с интересами государства и населения и наносят им громадный ущерб.

III.3.2. «Полёт»: «штопор» или «мёртвая петля»?

С руководством завода «Полёт» мы сотрудничаем более 10 лет при разных директорах, но бессменном заме, работающем с федеральными органами власти. За это время чего только не было: депутатские и парламентские запросы, поправки к бюджетам в интересах развития системы «ГЛОНАСС» и проекта АН-70, а также бесконечные письма в разные органы власти иногда с частотой раз в две недели. Тогда мой думский кабинет мы полушутя называли «вторым офисом “Полёта” в Москве».

В последние годы интенсивность совместной работы упала: проекты, подлежащие финансированию, Четвёртая Дума добровольно передала в ведение правительства, а потому больше работать приходится с ним. Тем не менее и в Четвёртой Думе совместная работа продолжилась. Приведу лишь два примера.


В начале июля 2005 г. президент России подписал ФЗ № 84-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2005 год». Законом, причём в его секретной части, среди прочего, была предусмотрена возможность для предприятий стратегического назначения реструктуризации долгов по всем налогам, включая социальный. «Открыть», конкретизировать это предложение и предложить механизм его реализации должно было постановление правительства. Однако его принятие, как обычно в России, сильно затянулось.

Понимая, что долги вот-вот простят, и план по сбору недоимок не будет выполнен, налоговые службы дружно «навалились» на стратегические предприятия, включая «Полёт». От него потребовали около 500 млн. руб. сразу, иначе говоря, поставили под прямую угрозу разорения. Говорю это в упрёк не налоговикам, которые делали своё дело, но правительству, у которого вновь случился «плюрализм в одной голове».

В таких условиях необходимо было решить следующую задачу: найти способ представить секретную норму закона в суд, чтобы добиться отсрочки платежей до выхода правительственного постановления. Задачу решать пришлось в цейтноте: Госдума уже ушла на летние парламентские каникулы, а я, как обычно, задержался на работе. Не буду рассказывать всю эту длинную историю, состоящую из бюрократических препон. Важно, что финал её оказался удачным: с помощью моего секретного письма в адрес вице-губернатора Омской области информация дошла по назначению, а угроза немедленного разрушения одного из крупнейших омских предприятий была отсрочена.


В середине 2006 г. по просьбе руководства ПО «Полёт» я в очередной раз обратился в правительство РФ с обращением о поддержке предприятия из средств федерального бюджета в 2007 г. Цитирую письмо руководителя Роскосмоса А. Перминова: «Федеральное космическое агентство выражает искреннюю признательность за Вашу озабоченность по финансированию из средств федерального бюджета на 2007 год ФГУП «ПО «Полёт», являющегося одним из головных предприятий в ракетно-космической промышленности России.

[…] В Минэкономразвития России направлены предложения по основным параметрам государственного заказа на 2007 год (исх. от 05.07.2006 № ВД-24-5025), в том числе и по ФГУП «ПО «Полет»:

  • модернизация ракеты-носителя «Космос-3М» – 65,0 млн. рублей;
  • реконструкция и техническое перевооружение ракетного производства – 15,9 млн. рублей».

Разумеется, на самом деле надо бы в 10 раз больше, но, как говорят, лучше, чем ничего.

В настоящее время ПО «Полёт» входит в вертикально интегрированную структуру федерального государственного унитарного предприятия «Государственный космический научно-производственный центр им. М.В. Хруничева». Видимо, на сегодня это оптимальный вариант. Завод имеет госзаказ, связанный с производством ракетного комплекса «Ангара»; запущена собственная разработка – навигационный спутник «Стерх»; поступают коммерческие предложения на биплан АН-3Т из Якутии, Казахстана, Чукотки и Монголии, а также от МЧС России.

Ситуация тяжелая, но верю: наши совместные усилия в начале ХХI века оказались не напрасными.


III.3.3. «Трансмаш»

В отчёте о работе в Третьей Госдуме рассказывал омичам о том, какие усилия предпринимались для спасения завода транспортного машиностроения – флагмана омской «оборонки». Чего только тогда ни делалось, вплоть до похода к заместителю председателя правительства России И. Клебанову вместе с директором завода А. Вешняковым. Увы, уже в 2003 г. пришлось признать, что «Трансмаш» как оборонное предприятие практически уничтожен. Его банкротство длится уже почти пять лет, но ситуация к лучшему не меняется. Только долги по зарплате превышают 170 млн. руб.

В 2004 г. по просьбе ветеранов завода мною было направлено президенту В. Путину письмо о критическом положении на предприятии. Получил два похожих ответа: один – из Российского Агентства по обычным вооружениям, второй – из Администрации Омской области. Их суть – обещание организовать на базе «Трансмаша» три отдельных производства: тракторное, железнодорожное и специальное. Однако на самом деле было создано лишь ОАО «Омсквагонзавод», которое к июню 2007 г. уже накопило долги по зарплате почти в 70 млн. руб. Вот что «реформаторы» и их политические наследники сделали с ведущим предприятием омской и российской «оборонки».

Но на словах региональные власти продолжают твердить об омском чуде – танках Т-80У и «Чёрный орел», устраивать выставки вооружений, в очередной раз обещать оздоровления предприятия. Кстати, если верить газетам, на последней такой выставке опять не было заключено ни одного крупного контракта. Зато пиара – хоть отбавляй.

Заводчане просто в отчаянии. Они приходят ко мне на приём и задают по сути единственный вопрос: как жить? Хорошо бы услышать этот вопрос в российском и региональном правительствах. За долги по «коммуналке», возникшие из-за невыплаченной зарплаты, у людей отключают свет и газ. А конкурсный управляющий на мои запросы отвечает, что «набирает конкурсную массу» с целью погашения задолженности, но денег дать не может.

В конце мая 2007 г. трансмашевцы вышли на очередной пикет и вновь направили свои требования президенту. Очень хочется верить в лучшее. Однако очередной проект, – создание Центра по ремонту и восстановлению бронетанковой техники, – на который выделяется всего 700 млн. руб. при общих долгах завода в 1,5 млрд. рублей, к большому сожалению, мало что изменит. И если в отношении предприятия хотя бы создаются проекты, то на вопрос: как жить людям? – ответа по-прежнему никто не даёт.

III.3.4. Омское образование

Став фактическим лидером образовательно-политической оппозиции в парламенте, отнюдь не перестал быть защитником интересов омского образования перед федеральными органами власти. Понятно: критиковать власть и одновременно взаимодействовать с ней непросто. Но всё же получается, и не так уж редко. Позднее в отчёте будет приведён список основных проектов и организаций, которым удалось помочь за время работы Четвёртой Госдумы. Поэтому здесь назову лишь некоторые общие результаты.

Как известно, после 2004 г. в федеральном ведении по-прежнему остаются все вузы, более половины средних профессиональных учебных заведений (в Омске – 22) и абсолютное меньшинство ПТУ (в Омске – 3). Именно они более всего работают с Министерством образования и науки, с Федеральным агентством Рособразование, со службой Рособрнадзора. Соответственно, именно они чаще всего обращаются ко мне, а я – к различного рода высокопоставленным чиновникам. В результате:

  • ОмГУ получил дополнительн6о 20 млн. рублей на инвестиции;
  • 5 вузов и 1 техникум – поддержку в лицензировании или аккредитации;
  • 3 вуза – помощь в открытии диссертационных советов.

В своё время более двух лет мне пришлось заниматься включением журнала «Омский научный вестник» в список ВАКовских изданий. К слову сказать, федеральная политика по этому поводу логикой не отличается: с одной стороны, от вузов требуют повышения так называемой остепенности (т.е. числа докторов и кандидатов наук), а с другой – кандидатам в эти самые кандидаты и доктора засчитывают только публикации в специальных ВАКовских журналах. Во многих случаях такие публикации делаются на основе денег либо личных связей. Поэтому омские учёные, безусловно, нуждаются в собственном ВАКовском журнале, и не одном. Тем не менее, в процессе очередной реорганизации «Омский научный вестник» из числа ВАКовских изданий попытались исключить. И лишь в самый последний момент почти чудом мне удалось вернуть его на прежнее место.

Кстати, после моего обращения вернули в список ВАКовских и новосибирский журнал «Философия образования», причём его руководители обещали мне помогать с публикациями омичам.

Школы и другие образовательные учреждения для детей также не остались без поддержки. В результате нашей работы с федеральными, региональными и местными органами власти, а также спонсорами они получили:

  • 13 компьютеров – в школах, сельских библиотеках и других учреждениях;
  • помощь в ремонте – 1 школа и 1 детский сад;
  • благотворительную помощь – 11 образовательных организаций.

Как уже говорил прежде (См. раздел III.1. «Омичи в составе народа России»), в прошедшие годы немало пришлось заниматься проблемой жилищно-коммунальных льгот для сельских педагогов и медиков. Расскажу об этом чуть подробнее.

Собственно говоря, борьба за такие льготы началась ещё до, извините за выражение, «монетизации». В приёмную стали поступать письма как от учительских коллективов сельских школ, так и от отдельных педагогических работников. Едва ли не каждый сельский район стал по-своему толковать п. 5 ст. 55 Закона РФ «Об образовании», где прямо записано: «педагогические работники образовательных учреждений пользуются правом на бесплатную жилую площадь с отоплением и освещением в сельской местности».

Так, ещё в марте 2004 г. мною было получено письмо педагога-пенсионера А.И. Лобзина из Таврического р-на Омской области с просьбой защитить права сельских педагогов на коммунальные льготы. По этому письму я в качестве первого зампреда думского Комитета по образованию и науке обратился к прокурору Омской области С.П. Казакову с настоятельной просьбой принять меры к неукоснительному исполнению федерального закона.

Суть ответа прокурора сводилась к следующему. В федеральном законодательстве произошли изменения: в частности, принят Федеральный закон от 06.05.2003 № 52, согласно которому размеры, условия и порядок возмещения расходов по компенсации затрат на жилищно-коммунальные льготы сельским педагогам устанавливаются законодательными актами субъектов Российской Федерации и учитываются в межбюджетных отношениях. Такие законодательные акты должны быть приняты субъектами РФ не позднее 1 января 2005 г.

Разумеется, это мне было известно. Смысл же обращения к областному прокурору в том состоял, чтобы обеспечить сохранение прямо установленной федеральным законом льготы до принятия законодательного акта Омской области.

После 1 января 2005 г., когда вступил в силу закон «о монетизации», поток обращений в мой адрес усилился. В свою очередь, многократно отправлял их в органы прокуратуры, включая Генеральную, и писал письма в областное Законодательное Собрание. Генеральная прокуратура указала омским властям на нарушение федерального законодательства, и в некоторых районах области педагогам даже были возвращены деньги, незаконно изъятые за коммунальные услуги.

Наконец, был принят Закон Омской области «О мерах социальной поддержки работников образовательных учреждений, неработающих пенсионеров, уволенных в связи с выходом на пенсию из образовательных учреждений» от 7 июня 2006 года № 763-ОЗ. Сельские педагоги всё же получили право на бесплатное жилое помещение с отоплением и освещением, причём без ссылок на социальные нормы занимаемого жилья.

Как уже говорил, несмотря на мои неоднократные обращения, для сельских медиков ситуация оказалась хуже именно потому, что в федеральном законе не удалось сохранить норму прямого действия. Поэтому принятый в ноябре 2006 г. Закон Омской области «О мерах социальной поддержки отдельных категорий граждан, проживающих в сельской местности на территории Омской области» № 820 от 19.12.2006 ухудшил их положение по сравнению с сельскими педагогами: по закону медицинским работникам села предоставлено право на компенсацию жилищно-коммунальных расходов, однако лишь в пределах нормативов, определённых региональной властью.

Немало пришлось заниматься и вопросом о восстановлении надбавок за классное руководство для учителей вечерних сменных школ. Как, видимо, помнит читатель, спустя примерно три месяца после начала реализации нацпроекта «Образование» президент России публично проводил «воспитательную работу» среди министра образования и науки по поводу того, что надбавку за классное руководство получили только учителя дневных общеобразовательных школ. Как тогда выяснилось, министр не имел представления о том, сколько же именно педагогов в школах других видов и типов остались без надбавки.

Этой публичной акции предшествовали неоднократные обращения ко мне омских педагогов, несправедливо лишённых выплаты за классное руководство, и, соответственно, мои обращения в правительство. Но и после публичной акции президента ситуация изменилась не сразу и не по всем категориям педагогов. В частности, в Омском регионе забыты были классные руководители в вечерних (очно-заочных) школах и классах.

Вот выдержка из письма педагогов: «Оплата за классное руководство после Вашего обращения в правительство стало осуществляться, но только классным руководителям очных классов. Однако в Постановлении № 366 нет никакого разделения между классными руководителями очных и заочных классов». Беру письмо, еду к министру образования Омской области В. Никитину и через месяц получаю ответ от его зама С. Алексеева, где написано: «Выплата вознаграждения за выполнения функций классового руководителя педагогическим работникам вечерних школ г. Омска будет произведена в течение месяца». Слава Богу, вопрос решился.

В условиях нарастающего подавления свободы информации в стране и нашем регионе в последние годы пришлось больше заниматься просветительской деятельностью в области образовательной политики и законодательства. Этому служил цикл передач «Образование – для всех», выпускаемый совместно с телекомпанией «Салют». И хотя грантовая поддержка проекта прекратилась, цикл передач мы намерены продолжать. (См. подраздел III.3.9. «Наша Родина – Сибирь»).

Во многом просветительским целям служит и созданное в Омске отделение общероссийского общественного движения «Образование – для всех». Со времени его создания в 2005 г. движением были проведены общественные слушания и круглые столы на следующие темы:

  1. общественные слушания «Стратегия образовательной политики: есть ли альтернатива?» (16.05.2005);
  2. общественные слушания «Образование глазами родителей» (29.09.2005);
  3. общественные слушания «Высшее образование и работодатели: проблемы и перспективы» (13.12.2005);
  4. общественные слушания «Образование в бюджете страны, Омской области и города Омска» (24.10.2006);
  5. круглый стол «Формирование гражданина России: новые парадигмы образовательной политики» (18.05.2007);
  6. Форум родителей «Обратить сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их» (28.06.2007).

Однако роль омской организации «Образование – для всех» не сводится только к просветительству. Оно выполняет и важную функцию обратной связи: предложения омских педагогов, родителей, профессоров и управленцев передаются «наверх», превращаясь в депутатские запросы, поручения Госдумы правительству, поправки к законам и даже целые законопроекты. Иначе говоря, омская организация, как и движение в целом, – это важный канал обратной связи и воздействия общества на власть.

III.3.5. Омские инвалиды

Поскольку социальная защита людей с ограниченными возможностями здоровья – одно из главных направлений моей парламентской работы, общественные организации инвалидов в абсолютном большинстве регулярно поддерживали меня на всех парламентских выборах, причём не только центральные, но и омские. А долг, как известно, красен платежом. С руководителями и активом организаций встречаюсь регулярно и столь же регулярно использую депутатский ресурс для поддержки инвалидов в нашем регионе. Помимо того, о чём говорил в разделе «Инвалиды телесные и «инвалиды» духовные», приведу только три примера.

Весной 2004 г. ко мне обратилось руководство Всероссийского общества глухих (ВОГ) по вопросу о признании права собственности на здание по ул. Пранова, 7, которое занимало учебное производственное предприятие ВОГ с 1970 г. Ситуация была настолько серьёзной, что областная организация ВОГ могло лишиться здания площадью 1000 кв. м тем более, что был срок исковой давности для обращения в суд был пропущен. Конечно, можно говорить о юридических тонкостях, однако наживаться за счёт инвалидов аморально. Ведь строительство и последующее содержание объекта полностью осуществлялось на счёт средств Всероссийского общества глухих. Впрочем, не будем забывать, что мы живём в «правовом государстве».

В такой ситуации моя задача заключалась в том, чтобы уговорить федеральное Агентство по управлению имуществом отказаться от предъявления претензий на здание. После моих многочисленных звонков к А. Шаронову – заместителю Г. Грефа – с просьбой о приёме он сам, придя в Думу на заседание профильного комитета, оказался у меня в кабинете. Надо отдать должное Андрею Владимировичу, разговор получился, и к проблеме омских инвалидов по слуху он отнёсся с пониманием. Вот выдержка из письма: «Федеральным агентством но управлению федеральным имуществом было поручено Территориальному управлению Росимущества по Омской области отозвать заявление о пропуске истцом срока исковой давности и заявить ходатайство дела по существу. Указанное поручение было исполнено в ходе судебного заседания от 25 октября 2004 г. и вынесено решение, в котором исковые требования о признании права собственности на здание, расположенное по адресу: г. Омск, ул. Пранова, 7 за Всероссийским обществом глухих были удовлетворены».

Итак, работа дала положительный результат: омская организация ВОГ сохранила здание, живёт и работает, а недавно отметила юбилей.

Немного улучшилась ситуация и на предприятии Всероссийского общества слепых (ВОС). А в своё время его судьба буквально висела на волоске. Главных причин тому две: непомерно высокие тарифы на тепловую энергию и огромные долги, накопленные неудавшимися директорами. Чего мы только тогда ни делали: писали письма; неоднократно ходили к высоким руководителям администраций города и области; убеждали Центральное правление ВОС не закрывать предприятие. В свою очередь, руководители ЦП ВОС неоднократно обсуждали вопрос с моим участием и направляли в наш город специальные комиссии.

В итоге удалось добиться:

  • дополнительного выделения 250 тыс. руб. на поддержку омского УПП ВОС из централизованного фонда;
  • сравнительно льготного режима отчислений в этот самый централизованный фонд.

Теперь тарифы на тепло несколько снижены. Надеюсь, самые трудные дни предприятия ВОС уже позади.

Третий сюжет касается школы-интерната для незрячих детей № 14, где когда-то довелось учиться и мне. Осенью 2006 г., не помню уже по какому поводу, позвонил я её директору и услышал вопрос по финансированию ремонта спортивного зала. Надо сказать, усилиями руководства школы и учителя физкультуры физическое развитие ребят поставлено сейчас очень неплохо.

Немедленно направил письмо и поговорил с министром образования Омской области В. Никитиным. В ответ услышал примерно следующее: где ты раньше был? Бюджет уже свёрстан, но постараемся что-то сделать.

К чести министра и его замов надо сказать: отнеслись они к проблеме незрячий ребят по-человечески (или по-божески). Хотя железно не обещали, но вопрос решили. Деньги школе выделили. А сколь важна физкультура для человека, лишённого зрения, знаю на собственном опыте.

III.3.6. Голодовка: омский вариант – российский резонанс

Зимой 2007 г. в моём московском кабинете появились люди.

– Здравствуйте, мы Ваши земляки. Нас 11 человек. Приехали в Москву за правдой. Живём пока на вокзале. Не можете нас куда-нибудь пристроить на недельку?

Люди частью были знакомые. Например, учительницу из Верхнего Карбуша Ирину Леонидовну Дроздову я в своё время сводил с Уполномоченным по правам человека В. Лукиным. Однако тот, кто знает московские нравы, не может не понимать, что устроить 11 человек в столице почти невозможно.

Отвечаю:

– 11 человек устроить не могу, могу максимум 5.

Звоню и уговариваю моего друга В. Степанова – директора предприятия «Логос» Всероссийского общества слепых.

Правда, разместились наши люди в одной комнате не впятером, а все 11. Причём «неделька» затянулась на полтора месяца. «Но не в этом, понимаешь ли, соль», – как сказал бы поэт: омичей принимали везде, вплоть до администрации президента, везде сочувствовали, но нигде реально помочь не смогли.

Вернувшись в Омск, люди объявили голодовку, которая продолжалась 45 дней (с 25 марта по 9 мая).

Вот некоторые сюжеты, изложенные в СМИ.


«Новая газета» № 23 от 02.04.2007.

Георгий Бородянский, соб. корр., Омск

«Наступление на голодный фронт»

За неделю голодовки восьми омичей областная власть на предъявленные ей требования не отреагировала. Зато использовала все известные ей способы «разводки» и давления на голодающих. По три раза в день голодающих навещали руководители УВД, предлагая различные варианты «приостановки», неусыпно дежурили у дверей люди в штатском.


www.omsknews.ru 04.04.2007.

«Терпение иссякло»

Участники голодовки в селе Верхний Карбуш (Омская область) передали свои требования губернатору и прокурору области

С 25 марта восемь жителей Одесского, Омского, Муромцевского и Москаленского районов Омской области держат так называемую «бессрочную» голодовку в знак протеста против незаконных действий и бездействия властей. Среди них жители села Верхний Карбуш, зимующего без отопления, лишенные земли и имущества фермеры и акционеры сельских АО, доведенных до банкротства. Начав акцию протеста в Омске, они испытали мощный прессинг со стороны сотрудников УВД и ФСБ. По их мнению, избиение собкора «Новой газеты» Георгия Бородянского напрямую связано с его тесным взаимодействием с голодающими. 31 марта голодающие решили продолжить акцию в родном селе некоторых из них – в Верхнем Карбуше. За неделю двое из инициаторов прекратили голодовку, объяснив это тем, что власти начали решать их проблемы. Одновременно к голодающим присоединились еще двое фермеров. На днях участники акции передали свои требования в правительство области и в областную прокуратуру. Они настаивают не только на безотлагательном решении проблем сельских жителей, но и на прекращении «психологического террора» в отношении их самих, членов их семей, родственников и знакомых.


«Литературная газета» № 17-18 от 25.04.2007.

Галина Сибиркина

«Издевательская газификация. Третий год на грани гибели»

Шестеро голодают за всю Омскую область, а может, и за всю Россию. Потому что главное, чего он хотят, – создать правительственную комиссию для расследования фактов нарушений прав человека и гражданина в Омской области должностными лицами, «которые переродились и срослись с криминальными структурами, подавляя права и свободы граждан».

Омские газеты после долгих мук (практически каждая из относительно независимых уже выплачивала штраф крупным чиновникам администрации за какое-нибудь нелепое «оскорбление») всё же подняли шум своими публикациями. Тихий такой шум – маленькими заметочками в уголках страниц, но подняли. И жители Верхнего Карбуша обиделись за свою «смутьянку» – теперь 39 семей готовы голодать вместе с Дроздовой. Друзья фермеров и избитого журналиста согласны прийти на помощь. В итоге наберётся тысячи две человек.

Боюсь, это единственный способ доказать чиновникам, что они живут среди людей, обладающих чувством собственного достоинства.


«Парламентская газета» № 60 от 27.04.2007.

Ольга Зенькович

«Что происходит в Омской области?»

В дни пленарных заседаний в «часе заявлений» всё чаще звучат слова депутатов с просьбами разобраться с происходящим в Омской области – уже месяц длится голодовка доведенных до отчаяния людей.

Заместитель председателя Комитета Госдумы по природным ресурсам и природопользованию Владимир Кашин: «На моё имя в Госдуму поступило письмо от жителей Омской области по поводу чинимых властями беззаконий. Голодающие еще месяц назад обращались со своими бедами во все инстанции федеральной власти. Однако никто по сей день на их жалобы не отреагировал. Прошу поручить Комитету Госдумы по труду и социальной политике выехать на место – разобраться в сложившейся ситуации и с полученной информацией ознакомить депутатов Госдумы».

Заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике Александр Кравец. «Областная власть на предъявленные ей требования не реагирует, губернатор области Полежаев только обещает, вот и поехали омичи искать правду в Москву. Без кардинального изменения отношения к фермерству, без наведения порядка с теми ресурсами, которые государство наконец-то решило выделить на аграрный сектор, выкарабкаться фермерские хозяйства Сибири вряд ли смогут».

Первый заместитель председателя Комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин обратился к Генпрокурору Юрию Чайке: «Личная беседа с участниками голодовки убедила меня в том, что даже такая крайняя мера выражения протеста, как голодовка, не повлияла на действия региональных властей по урегулированию конфликта. И более того – лишь усилила давление на людей, вплоть до физического насилия. В этой связи убедительно прошу вас внимательно разобраться в сложившейся ситуации по существу изложенных фактов и заявленных требований и при наличии оснований принять меры прокурорского реагирования».


«Учительская газета» № 19 от 08.05.2007.

Наталья Яковлева

«Газ не для всех. Голодовка закончилась. Бунт продолжается»

Двадцать два жителя Омской области – семь семей в полном составе – обратились в ООН, ОБСЕ, Совет Европы и Международную амнистию с просьбой о предоставлении политического убежища. Об этом они информируют президента России в письме, которое передано его региональному представителю – главному федеральному инспектору по Омской области Виктору Миронову.


За это время я обратился к председателю Государственной Думы с предложением направить в Омскую область своего личного представителя для разрешения кризиса.

Вот выдержки из стенограммы пленарного заседания Госдумы от 18 апреля 2007 г.

Смолин О.Н.: «Борис Вячеславович, хочу обратиться к вам лично по следующему чрезвычайному вопросу. Здесь зимой были ходоки из Омска, одиннадцать человек, жили где придётся, обошли все кабинеты, – видимо, думали, что со времён Владимира Ильича ничего не изменилось, – в общем, встретили поддержку, попали даже в аппарат вице-премьера Дмитрия Медведева, но вопросы не решились. Вернулись в Омск, не смогли попасть к губернатору – объявили голодовку. Шесть человек голодают с 25  марта до настоящего времени, состояние здоровья тяжёлое, ситуация неприятная, не хочется, чтобы дело доходило до экстремальных форм протеста. У меня предложение или просьба: направить в Омскую область представителя Председателя Государственной Думы, чтобы он лично разобрался в этих вопросах и организовал встречу голодающих омичей с властями».

Председательствующий (Грызлов Б.В.): «Хорошо, я разберусь, свяжусь с губернатором Полежаевым по поводу ситуации в Омске. Я так понял, что вы просите лично меня вмешаться. Я постараюсь узнать о ситуации в течение сегодняшнего дня».

Через неделю я повторно напомнил руководству Думы об этом обещании, однако публичного ответа не получил.

Кроме того, в Госдуме мы встретились с руководителем московско-хельсинской группы, известной правозащитницей Л. Алексеевой. Договорились в начале сентября провести специальные общественные слушания по рейдерству земли, когда её незаконно отбирают у мелких и средних фермеров. Одним из примеров будет и ситуация в Омском регионе.

Увы, и во всей России положение в области прав человека оставляет желать много лучшего:

  • Европейский суд завален обращениями наших граждан;
  • по количеству погибших журналистов в последние годы страна занимает третье место в мире после Ирака и, кажется, Алжира;
  • по различным международным рейтингам мы уже переместились из группы частично свободных стран в страны несвободные.

В таких условиях голодовки всё чаще становятся, как раньше бы сказали, оружием борьбы пролетариата, причём от учителей и фермеров до чернобыльцев и обманутых соинвесторов.

III.3.7. Школа публичной политики: «демократия внутри себя»

По моей инициативе осенью 2004 г. у нас начала работать Омская Школа публичной политики (ШПП) – федеральная просветительская программа для молодых, энергичных людей из регионов. Омск стал 25-м субъектом России, где появилась такая Школа. Сначала она действовала при поддержке межрегиональной общественной организации «Открытая Россия», затем – Фонда гуманитарных инициатив «Развитие». На этапе запуска проект получил поддержку со стороны Министра образования Омской области В. Никитина, заместителя Мэра г. Омска И. Карелиной, директора Регионального центра по связям с общественностью Г. Брицко, ректоров государственных и негосударственных вузов и др.

Слушатели Школы публичной политики – представители политических партий, бизнеса, муниципалитетов и администрации региона, СМИ, вузов, гражданские активисты. Формат её занятий – семинары, круглые столы, мастерские, публичные лекции и публичные дискуссии – предполагает активную работу аудитории и экспертов. Экспертами же выступают российские и зарубежные специалисты в области права, экономики, политики, международных отношений. По приглашению Школы публичной политики в Омск приезжали: известный экономист М. Делягин и генеральный секретарь Союза журналистов России И. Яковенко, правозащитник С. Пашин и общественный деятель А. Аузан, социолог Ю. Согомонов и футуролог В. Иноземцев, политик Вл. Рыжков и философ А. Кара-Мурза.

За два с половиной года работы Омской Школы публичной политики в её занятиях приняли участие более четырёхсот человек – экспертов, представителей СМИ, гостей, слушателей и выпускников, в числе которых активисты самых разных политических партий от КПРФ до «Единой России». Одна из заслуг Омской ШПП в том, что удалось усадить за одну «парту» и левых, и правых, дать им возможность попробовать договориться. К чести политиков, они воспользовались этой возможностью. Один из самых молодых слушателей Школы сказал по этому поводу: «У меня был жуткий стереотип на счёт коммунистов. Но господа-коммунисты, депутаты, Вы просто сломали мой стереотип, Вы теперь – мужчины в моих глазах. Вы меня завоевали как избирателя. Это крайне сложно, поверьте!».

Открывшись в Омске в октябре 2004 года, Омская ШПП уже через несколько месяцев региональным рейтинговым агентством «Бизнес-курс» была названа одним из шести наиболее успешных общественных проектов в области. По результатам 2005 года Омскую ШПП признали открытием года в общественной жизни региона и организацией, добившейся наибольшего успеха в Омской области, эксперты: «БК-рейтинг», Регионального агентства системного анализа и омского отделения Российской ассоциации студентов по связям с общественностью.

Многие участники проекта «Омская школа публичной политики» оказались активистами избирательной кампании по выборам Омского Законодательного собрания и Городского совета 11 марта 2007 г. Среди кандидатов по одномандатным округам и в партийных списках можно было обнаружить 19 человек, так или иначе прошедших через ОмШПП – её слушателей и выпускников, экспертов и гостей. Четверо из них стали депутатами.

На открытии Омской ШПП я говорил: «Уверен, что публичная политика – неотъемлемый элемент демократии, а демократия – неотъемлемый элемент современного общества… Очень хотел бы, чтобы мы развивались в направлении сохранения политической свободы. Хотя прекрасно понимаю, что ситуация в стране для этого не самая благоприятная… Самое печальное, что многие устали и от политической свободы. Очень хотелось бы, чтобы эта усталость прошла, а мы поняли, что свобода – одна из фундаментальных ценностей и человека вообще, и современной цивилизации».

А через год на выпускном семинаре добавил: «Очень хотелось бы, чтобы на смену моему поколению публичных политиков приходило новое молодое поколение. Хотелось бы, чтобы это молодое поколение умело сочетать ценности свободы и ценности социальной справедливости».

«Чтобы демократия была в стране, нужно сначала воспитать её внутри себя», – вторили слушатели. За время обучения в Школе 75 её выпускников пришли к пониманию того, что от них во многом зависит, будет ли в стране существовать публичная политика и, как следствие, политическая свобода.

Во время региональных выборов 2007 г. меня пытались упрекать в том, что ШПП некоторое время работала на деньги акционеров «ЮКОСа». Причём упрекали те, кто многие годы «кормился» с ладони Абрамовича. Отвечаю: о проекте не пожалел ни разу. А работу Школы публичной политики мы сумели продолжить без денег и продолжим дальше. Молодые ребята с разными взглядами должны учиться отстаивать свои позиции в честной и открытой политической дискуссии. А в случае необходимости, и поставить на место подлецов!

III.3.8. Омские художники

«От юбилея до юбилея» – так можно назвать наше сотрудничество с Омским отделением Союза художников России за прошедшие годы. А началось всё в 2002 г. с попытки организации выставки, посвящённой 70-летию Омского отделения Союза, в стенах Государственной Думы. И эта попытка удалась. Четверо сибиряков: Георгий Катилло-Ратмиров, Анатолий Гурганов, Николай Герасимов и Виктор Сафронов – покорили если и не всю столицу, то, как минимум, Охотный ряд. Затем в Москве выставлялись Геймран Баймуханов, Павел Абрамов, Сергей Белов, Игорь Санин, Геннадий Канунников, Николай Горбунов и др., в том числе председатель Омского отделения Александр Макаров. Вообще в течение пяти лет на пяти выставках в Москве мы показали более трёхсот работ тринадцати омских художников: по два раза – в Государственной Думе и Совете Федерации и один раз в Кремле – надеюсь, не последний. Договорённость об организации в Москве очередной выставки, посвящённой 75-летию Союза омских художников, уже есть. Кстати, к юбилею один подарок сделан: при нашей моральной поддержке в Арбитражном суде России удалось отбить атаку рейдеров и решить вопрос о возвращении в собственность художникам Омского творческого производственного комбината – более 4000 кв. м необходимых площадей. Надеюсь, и в дальнейшем наше сотрудничество будет продолжаться на пользу искусству и Омскому краю.

III.3.9. Фонд «Наша Родина – Сибирь»

По идее, благотворительность должна быть не заменой социальному государству, но дополнением к нему. Однако в современной России всё наоборот: и государство антисоциальное, и благотворительность оно не поощряет, а то и наказывает. Тем не менее в условиях дикого социального неравенства, когда 10% населения владеют 90% собственности, человек, имеющий приличные доходы и хотя бы остатки совести, не может этими доходами не делиться. И это одна из причин, заставивших меня с 2001 г. возглавить попечительский совет Омского регионального благотворительного фонда возрождения народной культуры «Наша Родина – Сибирь».

Вот лишь некоторые направления работы и акции, проведённые Фондом в период полномочий Госдумы Четвёртого созыва.

1. Гуманитарная помощь для малообеспеченных, пенсионеров, инвалидов, детей. При содействии Фонда «Открытое сердце» такой помощи только в 2005 г. было получено более чем на 1 млн. 150 тыс. руб. Одежда, обувь, предметы домашнего обихода были направлены не только в городские, но и в сельские районы области, в частности, в Оконешниковский район.

2. Ежегодные новогодние подарки для детей из многодетных и малообеспеченных семей. В общей сложности такие подарки получили несколько тысяч маленьких омичей.

3. Целевая разовая помощь людям, попавшим в сложные жизненные ситуации. Её получили несколько десятков омичей.

4. Спонсорское участие в концертах и фестивалях, приуроченных к различным календарным датам, в том числе связанным с национальной культурой. Так, в течение нескольких лет Фонд является одним из спонсоров ежегодного городского фестиваля творчества детей с ограниченными возможностями здоровья «Преодоление», награждая участников ценными подарками.

5. Организация мероприятий по актуальным проблемам общественной жизни. В том числе:

  • круглый стол на тему «Социальная направленность в деятельности религиозных организаций» при участии представителей ведущих конфессий;
  • семинар «Закон о свободе совести и о религиозных объединениях: правоприменительная практика (1997-2005 гг.)» при участии аппарата российского Уполномоченного по правам человека;
  • круглый стол на тему «Благотворительность в России: истоки, история, современное состояние», в котором приняли участие омские учёные, краеведы, директора образовательных учреждений, представители некоммерческих, в том числе религиозных и национальных объединений.
  • конференция «Профсоюзы, гражданское общество и государство: перспективы развития» – совместно с Федерацией омских профсоюзов, российским движением «Образование – для всех» и при поддержке Фонда Эберта.

В общей сложности в таких мероприятиях участвовало несколько сот человек.

6. Телевизионный проект «Образование – для всех», который в течение полутора лет выполнялся при поддержке общественной организации «Открытая Россия», а затем за счёт собственных депутатских ресурсов. Благодаря проекту, сотни тысяч омичей в городе и на селе узнавали и узнают много нового о российской образовательной политике, законодательстве, о передовых педагогических идеях и технологиях.

7. Консультативная помощь объединениям, в том числе национальным и религиозным, по правовым и организационным проблемам.

К сожалению, после принятия думским большинством поправок в законодательство о некоммерческих организациях и общественных объединениях, деятельность Фонда, как и других подобных организаций, значительно затруднена.

III.3.10. «Скинулись писатель с депутатом»

Как уже говорил, благотворительную помощь людям считаю не столько средством решения крупных социальных проблем, сколько человеческим и гражданским долгом тех, кому в этой жизни повезло с доходами. Вот уже более десятка лет отдаю нуждающимся часть депутатской зарплаты, которая более или менее соответствует европейским меркам, но, увы, слишком велика по сравнению с доходами большинства населения нашей страны. За 2004 – первую половину 2007 гг. общие личные затраты на благотворительные цели составили более 300 тыс. руб. Некоторые конкретные организации и проекты, получившие помощь, назову позднее. Сейчас же в двух словах расскажу лишь об одном из них.

Фразу, вынесенную в заголовок, я позаимствовал у одной из омских газет, которая написала об издании сборника омских литераторов «Складчина-4». История этого издания для современной России типична до банальности. Творческие, талантливые люди решили выпустить в свет свои сочинения. Однако поскольку в рыночной экономике ни серьёзной литературой, ни, тем более, поэзией заработать почти не возможно, денег на это у них не было. Обратились в Фонд А. Солженицына с просьбой о поддержке и получили согласие, но при условии, как сейчас говорят, софинансирования.

В Омске «софинансистов» искал уже я. И нашёл – в лице педагогического университета и самого себя. Так что газетный заголовок оказался не совсем точным: «скинулись» мы с Александром Исаевичем не вдвоём, а, как положено, на троих.

Слушая на презентации выступления авторов сборника, радовался за свою землю и омскую интеллигенцию. Талантов нам по-прежнему не занимать. К сожалению, ценить их не всегда умеем. Лишь позднее прочёл и узнал я стихи Аркадия Кутилова, и теперь убеждён: это настоящий, большой поэт, а, быть может, и великий.

Мою часть тиража «Складчины» раздарил городским и сельским библиотекам: пусть читатели тоже порадуются…

III.3.11. Омские письма

Письма, как и прежде, получаю в изобилии, причём «от Москвы – до самых до окраин». Но большинство, конечно, из Омска. А проблемы в них самые разные – от вселенских до чисто бытовых: здесь и жильё; и лекарство, которого нет в Омске; и перевод малообеспеченного студента на бюджетное обучение; и перерасчёт пенсии; и поддержка грантового проекта; и просьбы помочь с устройством в больницу или дом престарелых, получить протезы; и помощь в трудоустройстве; и нарушение политических прав; и просто обращения за деньгами в трудной жизненной ситуации. Встречаются, правда, и планы великого переустройства России и мира – с помощью Господней.

К депутату обычно обращаются когда не срабатывают исполнительная или судебная власти либо когда закон заведомо написан так, что отдаёт преимущество имеющим власть и богатство. А поскольку в результате построения разного рода «вертикалей» справедливости в обществе становится все меньше, обращения в официальные органы всё чаще дают сбой. Не случайно по числу дел в Европейском суде по правам человека Россия уверенно заняла первое место в «Старом свете».

Приведу лишь несколько сюжетов, связанных с коллективными обращениями. По каждом у из них сил было затрачено немало, но добиться результата в большинстве случаев, к сожалению, не удалось.

Когда городская администрация решила выселить на окраину города комплексный центр социального обслуживания, оздоровления и общения населения «Пенаты», ко мне обратились окружной Совет ветеранов и общество инвалидов Центрального административного округа. Едва ли не каждый омич знает: «Пенаты» располагались в самом центре города (пр. Маркса, 3); на протяжении многих лет центр был местом общения для фронтовиков и тружеников тыла, инвалидов и ветеранов. Однако людям, нуждающимся в социальной поддержке, предложили новое помещение – более просторное, но далеко от центра города, на улице Биофабрика, 14. Как и в других регионах России, центр нашего города теперь предназначен для здоровых и богатых, но отнюдь не для бедных и больных.

В ответ на моё обращение в защиту людей, нуждающихся в социальной поддержке, администрация города пообещала создать в новом здании центра максимальные условия для качественного обслуживания ветеранов и инвалидов, провести перепланировку и ремонт здания, организовать регулярный маршрут автобуса № 18 до остановки, находящейся рядом со зданием центра. Всё это замечательно. Вопрос лишь в том, какая часть бывших посетителей «Пенатов» сможет или захочет воспользоваться всеми этими благами? Между прочим, в Париже бульвар Инвалидов находится в центре и остаётся одной из главных достопримечательностей этого туристического центра мирового значения.

Похожая история произошла с переводом городской поликлиники № 13 в помещение городского эндокринологического центра (ул. Яковлева, 145): те же обращения пациентов, которым неудобно добираться до нового здания; те же мои письма в администрацию города с просьбой либо оставить поликлинику на прежнем месте, либо хотя бы учесть интересы ветеранов и инвалидов. И примерно тот же результат – частичное смягчение последствий: для удобства пациентов пассажирские автобусы, идущие по улице Герцена; стали делать дополнительную остановку «по требованию» – ул. Яковлева. Разница лишь в том, что в данном случае поликлинику отдали под роддом, а не «новым русским». Что ж, будем надеяться на преумножение числа омичей. Вот только роддом не построен вновь, а опять-таки перенесён… из городского центра.

В последние годы во всех крупных городах страны и, увы, у нас в Омске погоня за прибылью нередко приводит к тому, что даже самое доброе и мирное занятие – строительство – периодически превращается во вредительство. Говорю о тех случаях, когда новые дома возводятся «впритык» к старым без учёта или вопреки мнению населения. Именно такая история произошла со строительством дома по улице Рождественского, рядом со школой № 75. Жильцы соседних домов устраивали пикеты, собирали подписи и жаловались на то, что на них оказывается прямое давление, вплоть до физических угроз. Мы отправляли запросы в городскую администрацию, городскую и областную прокуратуры. В итоге дом всё равно построили. Единственное, чего удалось добиться, – отказ забивать под него сваи, что уберегло от угрозы разрушения соседний дом и школу.

А вот два сюжета, если не со счастливым концом, то, по крайней мере, с более или менее удовлетворительным.

Сюжет первый. В связи с обращением жителей многоквартирных домов из села Лузино Омского района по моему письму органами областной прокуратуры проводилась проверка законности действий ОАО «Омский бекон». После смены хозяев фирма направила уведомления квартиросъемщикам о расторжении договора аренды и предложила им выкупить квартиры по коммерческой цене. Как ни странно, нарушений в действиях «Бекона» прокуратура не нашла, признав, что собственник вправе по своему усмотрению совершать любые действия в отношении принадлежащего ему имущества, если они не противоречат закону. О том, что люди, в том числе семьи с детьми, могут оказаться на улице, почему-то не вспомнили.

К счастью, пока мы готовили обращение в вышестоящую прокуратуру, «Омский бекон», дабы не наращивать конфликт, решил передать квартиры в собственность муниципального района. В свою очередь, район не стал возражать против их приватизации.

Сюжет второй – обращение жителей домов № 1-4 в санатории-профилактории «Русский лес» села Чернолучье. Дело в том, что знаменитый некогда трест № 1, которому принадлежали дома, решением Арбитражного суда Омской области был признан банкротом с введением конкурсного управления. Дома вместе с людьми были включены в уставной капитал организации-банкрота и выставлены на продажу путём проведения открытых торгов. Ко мне жители домов обратились уже после того, как прошли многочисленные инстанции в городе и области, но положительных результатов не добились. Прокуратура Омской области, куда было направлено моё обращение, честно пыталась помочь людям, но прямого нарушения не нашла – вот такие у нас теперь законы! (См. раздел II.11. «Кодекс бездомных»). Тем не менее, «государево око» рекомендовало жильцам обратиться в суд, и такое исковое заявление было подано.

Однако всё закончилось относительно благополучно: по-видимому, не желая втягиваться в длительные судебные тяжбы с неясным исходом, конкурсный управляющий предложил жильцам выкупить квартиры, установив «подъёмную» цену квадратного метра жилья. И в данном случае людей на улицу всё-таки не выбросили.

III.3.12. Законодатель-общественник

Есть такой тип людей – юристы без дипломов. С одним из них – Борисом Лазаревичем Симоновым – судьба свела меня по дальнему родству. История судебных разбирательств этого человека могла бы стать сюжетом для хорошей статьи в оппозиционной газете и примером многим правозащитникам. Но сейчас речь не о ней.

Внимательно изучив законодательство, Б. Симонов убедительно показал, что отпускные по прежней редакции Трудового кодекса рассчитывались неправильно. Причём настолько убедительно, что с его расчётами согласился не только я, но и Комитет Государственной Думы по труду и социальной политике. В итоге была принята поправка, среди авторов которой, наряду с моей фамилией, значились и фамилии нескольких членов Комитета от «Единой России». Если бы у нас была американская система, эта новация в законе по праву могла бы именоваться поправкой Симонова-Смолина.

Теперь каждый человек, уходя в отпуск, будет получать больше примерно на две трети дневного заработка. Как говорят, мелочь, но приятно…

* * *

В заключение один совсем частный сюжет. На столе в моей омской приёмной стоит симпатичная собака – мягкая игрушка. Её подарила мне семья инвалидов по зрению после того, как с моей помощью получила собаку-проводника. По собственному опыту знаю: это не домашнее животное, но почти член семьи. Надеюсь, и она, и её игрушечный двойник у меня на работе доживут до следующего «собачьего» года по восточному календарю.