Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россииIv.5. два шага вперёд – к революции?

IV.5. Два шага вперёд – к революции?

Новое избирательное законодательство провоцирует в России украино-грузинский сценарий

Удивительное всё-таки творение – современная российская бюрократия. Учат её, учат, а она, как фонвизинский Митрофан, знай себе одно: не хочу учиться, хочу властвовать!

В самом деле, за последнее время о том, что мы не допустим в России «оранжевой революции», из числа правящих господ (или изображающих из себя правящих) не писал (или не кричал с экрана) только ленивый. Между тем, берусь утверждать: именно властвующая элита принимает решения, шаг за шагом подталкивающие страну к революционным конфликтам.

Летом 2005 г. российская власть сделала в сторону «оранжевой революции» два очередных шага. Речь идёт о большом президентском законе, вносящем изменения сразу в 13 законодательных актов и прежде всего в Законы «Об основных гарантиях избирательных прав граждан …» и «О выборах депутатов Госдумы».

Отметим при этом, что с момента своего создания партия «Единая Россия» 16 раз предлагала внести изменения в эти законы. Последние изменения были внесены в весеннюю сессию 2007 г., в самый канун выборов. Тем самым законодательство формировалось таким образом, чтобы максимально обеспечить собственную монополию на власть. Глубоко убеждён: пришедшая к власти политическая партия не имеет права изменять в свою пользу избирательное законодательство. После победы на выборах она должна доказать, что умеет и может выигрывать на тех же самых равноправных условиях, а не за счёт административного ресурса.

Коротко говоря новое избирательное законодательство:

  1. позволяет вытолкнуть из избирательного процесса все неугодные политические силы;
  2. даёт этим силам более чем достаточные юридические основания, чтобы оспаривать справедливость выборов и их результатов.

IV.5.1. Большинство «нетрадиционной политической ориентации»

Похоже, стратеги Кремля либо никогда не учились политическим наукам, либо оказались необучаемыми. В противном случае им ещё на первом курсе вуза, наверняка, объяснили бы старую, как демократический мир, теорию сглаживания конфликта. Согласно этой теории, власть, не желающая политических потрясений, должна создавать цивилизованные формы разрешения неизбежно возникающего в обществе конфликта интересов разных групп населения.

Главные из них:

  • избранные по демократическим правилам органы власти;
  • партийные системы, обеспечивающие возможность объединения граждан с близкими политическими позициями, и их представительство в органах власти;
  • относительно независимые СМИ;
  • независимость власти судебной и т.п.

Такая система позволяет правящей элите парировать аргументы недовольных возражениями типа: «вы имеете такое правительство, какое сами избрали»; «если Вы не ходили на выборы или голосовали «против всех», то на кого жалуетесь?»; «обращайтесь в суд» и т.п.

Однако современной российской власти ни положения политической теории, ни мировой опыт не указ. В новом избирательном законодательстве сделано, кажется, всё возможное, чтобы максимально ограничить гражданам доступ к политическому процессу в его выборных формах.

Как уже отмечалось, прежними законами были запрещены выборы в Госдуму по одномандатным округам, а численность партий, допускающихся к таким выборам, ограничена «снизу» барьером в 50 тыс. членов. Желающие могут попробовать в таких условиях создать новую партию без гигантских денег или административного ресурса, но готов держать пари один против ста, что результат будет отрицательным.

Новое избирательное законодательство распространяет уже принятые ограничения на региональные и местные выборы и добавляет к ним новые:

  • отныне в выборах не смогут участвовать политические блоки, но только партии. Напомню: именно в виде блоков проходили в парламент следующие ставшие «партиями власти» силы: «Демократическая Россия», «Выбор России», «Наш дом – Россия», «Единство», «Отечество – вся Россия», а также политические силы, «партиями власти» не ставшие: «Женщины России», блок Жириновского, блок Явлинский – Болдырев – Лукин (будущее «Яблоко»), «Союз Правых Сил», «Родина» и др. Согласитесь, читатель: воспользоваться политическим правом самому, а затем отменить его для других, вряд ли более порядочно, чем, получив бесплатное образование, доказывать, что это наследие проклятого советского прошлого! Попытка автора вернуть гражданам право объединяться на выборах в политические блоки дала следующие результаты голосования:
  • КПРФ – 98%;
  • Родина – 17,5% (большинство членов фракции «Родина» не участвовали в заседании при рассмотрении данного вопроса);
  • Единая Россия – 0,3% (1 человек);
  • ЛДПР – 0;
  • доля подписей, признание которых недействительными влечёт отказ от регистрации избирательного списка партии, снижена до 10%. Фактически это позволяет избирательным комиссиям при желании забраковать список любой партии, неугодной власти, и не допустить её к выборам;
  • отменён порог явки, позволяющий признавать выборы не состоявшимися. При современной демократии в принципе можно будет людей на выборы и не зазывать: достаточно пригласить «своих», а «чужие» – как хотят, их даже и оповещать не стоит;
  • из избирательных бюллетеней исключена графа «против всех».

Совершенно очевидно:

  1. запрет на «протестное» голосование приведёт в лучшем случае к абсентеизму, т.е. «голосованию ногами» подальше от избирательных участков;
  2. эта норма связана с предыдущей: именно в ожидании такого исхода, снижается процент обязательной явки на выборы. Другими словами, закон специально выталкивает из политики не только нелояльную оппозицию, но и «протестных» избирателей. Попытка автора провалить поправку «Единой России» и вернуть избирателю право голосовать против всех закончилась неудачей. Против этой поправки проголосовали:
    • КПРФ – 100%;
    • Родина – 30%;
    • ЛДПР – 5,7%. «За» голосовала «Единая Россия» – 97,5%;
  3. резкое повышение предельного размера избирательного фонда кандидата в президенты – с 250 до 400 млн. рублей. Совершенно очевидно, что без поддержки крупного бизнеса, а ещё лучше – так называемых «олигархов» – такую сумму не собрать;
  4. значительное расширение списка оснований, в силу которых кандидату или региональной группе политической партии может быть отказано в регистрации. Тем самым местным администрациям развязываются руки для устранения из списка для голосования неугодных им лиц. Как эти нормы работают на власть, хорошо показали региональные выборы в Москве, Дагестане, Краснодаре, Орле и других регионах. Так, впервые за всю постсоветскую историю региональной организации КПРФ в Тюменской области было отказано в регистрации по мотивам неполноты сведений о доходах и имуществе кандидатов. Неполнота, в частности, выразилась в том, что размер гаража одного из кандидатов в документах был указан 6х4 м, но не была названа площадь в 24 кв.м.
  5. Я сам столкнулся с подобной практикой, когда в 1999 г. окружная избирательная комиссия ставила под сомнение факт моей регистрации, поскольку в сведениях о своём имуществе я не указал автомобиль «Жигули», украденный у меня… в 1992 г. В 2003 г. окружная избирательная комиссия несколько раз отказывала мне в регистрации, ссылаясь на то, что под моими документами стоит не собственноручная подпись, а штамп, которым пользуются незрячие.

  6. умышленное сужение возможностей критики оппонентов (читай – власти!) в ходе предвыборных мероприятий. Так, пункт 52 статьи 62 нового закона «О выборах депутатов Государственной Думы», устанавливает, что политические партии не вправе использовать телевизионное эфирное время для распространения информации, способствующей созданию отрицательного отношения избирателей к той или иной партии и для описания негативных последствий, если тот или иной кандидат или партия в целом будут избраны. В результате получаются выборы без конкуренции, без сопоставления мнений, избирательная система превращается в избирательный фарс для сохранения нынешних властных структур и обслуживающий эти структуры партии.
  7. увеличение общего числа кандидатов в списке партий с 500 до 600 человек. Тем самым «Единая Россия» получает возможность включить в региональные списки местных «начальников» и «звёзд экрана», и, используя административные и информационные ресурсы, обеспечить себе победу на выборах (так, на выборах Законодательного собрания Омской области 11 марта 2007 г. в списки «Единой России» были включены губернатор области Л. Полежаев и мэр г. Омска В. Шрейдер). Конечно, в большинстве своём эти люди в Госдуму не пойдут, но, как уже отмечалось, подобно локомотивам протащат за собой целый хвост «вагонов» и «цистерн» с неизвестной начинкой. Точнее с неизвестной для избирателей, но хорошо известной для «партии власти» – это будут кандидаты, готовые бездумно голосовать за любое предложение своего «начальства».

В условиях падения рейтинга «единой бюрократической России», которая ни на одних региональных выборах не набрала 2/3 голосов, вполне понятно желание «партии власти» в будущем парламенте от положения подавляющего большинства перейти к роли единственного «в доме хозяина». Однако результат, с высокой вероятностью, окажется прямо противоположным. Напомню: в Четвёртую Думу благополучно не пустили вполне интеллигентных и достаточно лояльных «яблочников». В итоге вместо остроумия в парламенте получили их же, но уже на улицах. Потом зам. главы администрации президента В. Сурков удивляется, почему «лимоны» и «яблоки» растут на одной ветке. Чему же удивляться, Владислав Юрьевич: куда их вместе «повесили», там они вместе и «растут». Кто следующий кандидат: Дмитрий Рогозин? Сергей Глазьев? Геннадий Зюганов?

Теория сглаживания конфликта как раз и утверждает: чем больше дискуссий в парламенте, тем меньше акций протеста на улицах, и наоборот. Искусственно выталкивая из парламента любую оппозицию и вообще свободную мысль, власть толкает её на протестные, а затем, возможно, и революционные действия. В ситуации, когда большинство активных политиков, представляющих большинство недовольного населения, будут выброшены из политического процесса, революционный сценарий становится почти неизбежным. Не на следующих выборах, так на последующих.

IV.5.2. «Политворы в законе»

Вероятность «оранжевой» («розовой», «красной», «синей», дай Бог, не «коричневой») революции повышается тем более, что авторы закона, будто специально, дают своим политическим противникам все аргументы для того, чтобы объявить будущие выборы незаконными. Вот лишь некоторые примеры:

  • досрочное голосование без ограничений. Как водят на него солдат, курсантов, милиционеров и прочих подневольных избирателей, известно каждому, кто хоть когда-нибудь активно участвовал в выборах;
  • голосование на дому по устному заявлению. Как «уламывают» бабушек и инвалидов, а за некоторых просто опускают бюллетени, тоже не знает лишь тот, кто знать не хочет;
  • возможность включать граждан, не имеющих регистрации по месту жительства (так называемых бомжей), в список избирателей по решению соответствующей избирательной комиссии в день голосования. Депутат В. Рыжков в Думе назвал это «украинской каруселью», уверяя, что во втором туре президентских выборов на Украине, признанном потом недействительным, по стране ездили целые эшелоны людей, голосующих на каждой станции. И т.д., и т.п., и пр.

В политике, как у А. Чехова: если в первом акте, когда принимается закон, на стену вешают «ружьё» возможных злоупотреблений, в третьем акте оно обязательно «выстрелит». Поверить в то, что правящая российская олигархия способна воздержаться от злоупотреблений, возможность которых прямо заложена в законе, ещё труднее, чем в обещания «сказку сделать былью». Однако если бы даже чудо и произошло, оно никогда не было бы признано проигравшей политической оппозицией. Вот вам и полный аналог украинской или грузинской ситуации: недовольство активной и притом нарастающей части политической оппозиции плюс практически неопровержимая аргументация в пользу подтасовки результатов выборов у неё в руках. Неизвестными в этом уравнении остаются лишь вопросы о степени и сроках долготерпения русского народа, а также о способности российской оппозиции на политический поступок.

Меня как представителя такой оппозиции должна была бы радовать возможность в будущем вручить кому-нибудь из действующих министров орден Октябрьской (Декабрьской или Мартовской) революции за создание революционной ситуации в России. Однако как специалист по теории революции слишком хорошо знаю, что этот тип исторических ситуаций часто приводит к последствиям, которых не хотел никто. Более того, одним из законов революции является противоположность объявленных ею целей и непосредственных результатов.

Поэтому, пользуясь остатками свободы информации, хочу предупредить «волшебников-недоучек», определяющих стратегию российской власти: пытаясь зарегулировать весь «сток» политической жизни, вы рискуете прорывом «плотины». Если такой прорыв случится, лодка власти опрокинется обязательно. Вот тогда, как в любой революции, теория сглаживания конфликта действовать уже не будет или будет действовать навыворот. Пока в парламенте вы имеете вполне умеренную оппозицию. Выйдя на улицы, она станет иной. И тогда не ищите заговоров. Худший заговор – это ваша бездарная и безграмотная стратегия. Вы уже взвели «курок» новой революции в России. Осталось только появиться храбрецу (или авантюристу), который бы на него нажал. И тогда спасение утопающих в очередной раз станет делом их собственных рук. Беда лишь в том, что революции пожирают не только своих прародителей, но и своих детей…

Увы, за проект, коренным образом изменивший избирательное законодательство страны и подталкивающий страну к новым политическим потрясениям, в июле 2005 г. проголосовали:

  • ЛДПР – 100%;
  • «Единая Россия» – 97,7%.

Против закона выступили:

  • КПРФ – 97,9%
  • «Родина» – 87,5%.