СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяОбщероссийское движение «образование – для всех» (одв)Отчёты о мероприятияхСтенограмма общественных слушаний на тему \"куда идёт российская образовательная политика: к обществу равных возможностей или социальн

Стенограмма общественных слушаний на тему "Куда идёт российская образовательная политика: к обществу равных возможностей или социальному апартеиду?"

. Москва. Здание Государственной Думы РФ

Председательствует Первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию и науке О.Н. Смолин.

Мельников И.И. Уважаемые коллеги, добрый день! Разрешите открыть наши слушания. По Регламенту положено, чтобы слушания открывал заместитель Председателя Государственной Думы, в этот раз удаётся Регламент соблюсти.

Уважаемые коллеги! Мне кажется, очень важно, что в первый же месяц работы Государственной Думы по инициативе общественного движения "Образование - для всех" и при активной поддержке фракции КПРФ мы обсуждаем вопросы российской образовательной политики. Проблема на самом деле очень острая и становится острее с каждым днём. В чём причина? Причина на самом деле очень простая.

На пороге ХХI век. Во всём мире широким шагом идёт научно-технический прогресс, во всём мире идут инвестиции в образование. На основании этих инвестиций развивается экономика и повышается уровень жизни. Однако, к сожалению, то, что мы наблюдаем в нашей стране, не соответствует общемировым тенденциям. Да, если посмотреть, то в результате тех реформ, которые 15 лет проводятся в стране, образование разрушено меньше, чем другие социальные сферы. Это, наверное, благодаря тому, что сама система образования оказалась более устойчивой, образовательное сообщество все эти годы занимало активную позицию и старалось влиять на политику государства в области образования, и благодаря той борьбе, которую вели депутаты второй, третьей и четвёртой Государственной Думы с разным, конечно, успехом в стенах Государственной Думы.

Но, тем не менее, мы, к сожалению, должны констатировать, что уровень доступности и качества образования в стране снижается. Образование стараются сделать таким, чтобы оно слепо следовало сиюминутным рыночным потребностям. И образование двигают в таком направлении, чтобы оно стало не общедоступным, а стало элитарной услугой.

Наверное, надо отметить, что в образовательном сообществе особую тревогу в последнее время вызывает ряд инициатив и законов, которые были приняты в четвёртой Государственной Думе. Я бы в ряду этих инициатив и законов назвал Закон о монетизации льгот, который очень сильно переделал образовательное законодательство, отменил налоговые льготы, отменил запрет на сокращение бюджетных мест для обучающихся в высших учебных заведениях. Я бы отметил закон "Об автономных учреждениях", который фактически ещё больше открыл дорогу к коммерциализации в системе образования и к приватизации. Отметил бы закон "О двухуровневой системе образования" и многое другое, что очень активно обсуждалось в образовательном сообществе.

Я не могу не обратить внимание ещё на один момент. Я специально даже взял цитату. На итоговом заседании президиума Госсовета по реализации нацпроектов и демографической политике 25 декабря прошлого года первый вице-премьер правительства Дмитрий Медведев заявил, что "свободный, образованный, здоровый человек - это главное, что определяет развитие страны и её перспективы". Я думаю, что это очень хорошая фраза, и мы бы все могли аплодировать ей. Но давайте трезво посмотрим на то, что на самом деле происходит.

Если посмотреть на трёхлетний бюджет, который принят в прошлом году Государственной Думой, то расходы на образование увеличиваются всего на 20 процентов, даже меньше, чем на 20 процентов за три года. А если посмотреть на рост расходов на силовые структуры (исключая армию), то этот рост составляет больше, чем 45 процентов. То есть, фактически вместо того, чтобы заниматься воспитанием, предотвращать преступления, мы вкладываем деньги в то, чтобы бороться с совершёнными преступлениями.

Или возьмем национальный проект "Образование". В 2008 году на него выделяется 43 миллиарда рублей, в 2009-м - 21 миллиард рублей и так далее. То есть, начиная с 2009 года, фактически национальный проект "Образование" потихоньку сворачивается. Это заставляет подумать о том, что выходит так, что он свою политическую роль выполнил, и дальше он уже не становится таким интересным.

И еще, говоря о том, в каком состоянии находится сегодняшняя система образования, и, куда ведет сегодняшняя образовательная политика, мне кажется, еще следует упомянуть ряд, к сожалению, печальных фактов.

Мы постоянно говорим о том, что огромное количество детей школьного возраста находится вне учебных заведений. Правительство говорит, что таких детей 50 тысяч, Генеральная прокуратура говорит, что их около 2 миллионов, общественность считает, что эта цифра еще больше. Но даже сам факт, что в стране нет учета этих детей и неизвестно, сколько же точно детей школьного возраста не посещает школу, это сам по себе позорный факт. И сколько лет мы об этом говорим, и все равно вопрос до сих пор остается открытым.

Или второй факт - сокращение числа бюджетных мест в вузах. В СССР у нас бесплатно училось сто процентов, в современной Германии бесплатно учится 90 процентов студентов, в современной России меньше 40 процентов студентов учится бесплатно. И примеры, наверное, сегодня будут звучать во множестве.

Я заканчиваю свое вступительное слово, хочу пожелать успехов в работе. И чтобы итогом работы стала выработка оценок, предложений, которые нужно стараться максимально широко довести до общественности, до депутатского корпуса, чтобы он прислушался к голосу общественности и учитывал мнение общественности в законотворческой работе.

И, если вы позволите, я передам слово Олегу Николаевичу Смолину - депутату Государственной Думы, который является руководителем общественного движения "Образование - для всех". Пожалуйста, Олег Николаевич.

Председательствующий. Спасибо.

Иван Иванович Мельников, заместитель Председателя Государственной Думы, забыл представиться. Но я думаю, что Ивана Ивановича, наверное, все знают.

Уважаемые коллеги, дорогие друзья, от имени общественного движения "Образование - для всех" я вас сердечно поздравляю с наступившим Татьяниным днём, Татьян особенно. Но и не только Татьян, но всех нас, поскольку день студенческий, а мне хочется думать, что все, кто собрались в этом зале, будут чувствовать себя студентами, пока живут. Потому что это в старину формула "вечный студент" выглядела немножечко насмешливой, а сейчас она является требованием времени, если хотите, императивом времени.

Как правильно формулирует ООН и ЮНЕСКО, на смену образования на всю жизнь, приходит образование через всю жизнь. Поэтому я вас еще раз от души поздравляю с наступившим замечательным праздником, и хочу сказать, что мы специально к этому празднику приурочили сегодняшние слушания, поскольку сегодня будем говорить, в частности, и о проблемах студентов.

Иван Иванович продолжает вести заседание, поэтому мы его отпустим, я думаю. Он, соблюдая регламент, открыл, как положено, на высоком уровне наше сегодняшнее общественное слушание. (Аплодисменты).

Мельников И.И. Я сижу в президиуме, мне неудобно там отсутствовать.

Председательствующий. Иван Иванович, мы понимаем, и продолжаем работать.

Кроме того, что сегодня Татьянин день, уважаемые коллеги, я хотел бы напомнить, что ещё во многих странах мира проводится День единых действий организаций социальной направленности, и наши сегодняшние слушания приурочены и к этому Международному дню единых действий, о чем, я думаю, наши коллеги еще сегодня скажут.

Начну с того, что дискуссия по поводу названия сегодняшних слушаний происходила даже на заседании нашего Центрального совета. Не все коллеги соглашались с довольно острой формулировкой, которую вы предложили в качестве заголовка, а именно "Куда ведёт российская образовательная политика: к обществу равных возможностей или социальному апартеиду?"

Однако в защиту этой формулировки я позволил бы себе цитату из доклада Общественной палаты (файл PDF, 260 Кб). И, если меня кто-то, может быть, подозревает в радикальных взглядах на образовательную политику, то Общественную палату вряд ли.

Позволю себе процитировать: "Социологические исследования последних лет показывают, что в России образование в значительной мере не только перестало быть социальным лифтом, но, напротив, в отдельных своих секторах становится инструментом консервации социального неравенства и культурного разделения".

Уважаемые коллеги, культурное разделение или социальное разделение - это и есть другими словами социальный апартеид. Действительно, мы понимаем, что образовательная политика в России весьма противоречива.

С одной стороны, есть политические решения, которые направлены на выравнивание возможностей в образовании. Например, закон о бесплатном высшем образовании для контрактников. Например, мы говорим о том, что сейчас в России больше чем когда-либо студентов в расчёте на 10 тысяч населения. Но, однако, на мой взгляд, большинство решений, о которых мы сегодня будем говорить, действует в другом, прямо скажем, в противоположном направлении, причём по самым разным основаниям.

А я хочу высказать свою вполне определённую позицию. Она заключается в следующем, коллеги. Мы наблюдаем сейчас во многих странах мира стремление расширить доступ к образованию для разных слоёв населения. И не потому, что во всём мире все политики становятся левыми, хотя вы знаете, что по своему генезису историческому идея общедоступного образования - социалистическая. Но теперь она стала общецивилизационной. Почему? Да потому, что другого пути войти в будущее информационное общество просто-напросто не существует.

Силами одной только экономической и политической элиты сделать это невозможно. Вот почему мы обращаем внимание, пользуясь трибуной Государственной Думы, на то, что российская образовательная политика должна выравнивать возможности в образовании, обеспечивать тот самый социальный лифт, а не выстраивать социальные перегородки и не строить систему социального апартеида.

В чём же, на мой взгляд, заключаются те проявления отечественной образовательной политики, которые вызывают нашу тревогу, и которые строят те самые перегородки. Приведу лишь часть таких примеров.

Пример первый. Разделение по формам получения образования. Как преподаватель в своё время вечерней школы я точно знаю, что в советский период эта вечерняя школа была некоторым социальным лифтом. Однако новый Закон "Об обязательном среднем образовании", если вы внимательно его почитаете, отводит ей роль социального отстойника.

Почитайте этот закон. Там написано, что, если ребёнок в 10 классе, не дай Бог, за год получил двойку, он должен продолжать образование только в иных формах. Это значит, что, например, Пушкина, как мне приходилось говорить моим коллегам в Государственной Думе, с его нулём по математике, пришлось бы из Царскосельского лицея переводить в "вечёрку" или на заочное обучение.

Это неправильно потому, что мы лишаем ребёнка возможности получить качественное образование. Если хотите, это своего рода заочно-вечерний апартеид.

Второе. Разделение по формам поселения. Здесь, в этом зале, мы проводили специальные слушания по сельской школе. Согласно официальным данным, почти 3 тысячи сельских школ было закрыто в последние годы, это признаёт Министерство образования Российской Федерации. И что же? Курс на свёртывание сельской школы продолжается. А это, как мы не раз говорили, не только нарушение прав человека, это угроза и национальной безопасности страны.

Третье. Разделение, как ни странно, по размерам образовательных учреждений. Вы знаете, что в стране вводится равное подушевое финансирование. Деньги должны гоняться за учеником.

Но при этом возникает парадоксальная ситуация. Это своеобразное равенство приводит к колоссальному неравенству, когда школы небольшие, причём не только в селе, но и в городах, оказываются в неравном положении и даже под угрозой закрытия.

Для того, чтобы обеспечивать действительно равные возможности, финансирование, как это ни странно, должно быть неравным, как любое право, для того чтобы обеспечивать равенство, должны быть неравным, как нам объясняли ещё классики в позапрошлом, ХIХ веке.

Четвёртое. Двухуровневая система высшего образования. Кстати, когда принимали это закон на правительстве, вице-премьер Дмитрий Медведев заявил: надо сделать так, чтобы закон не привёл к разделению студентов на "белых" и "чёрных". Правильное заявление. Беда только в том, что есть единственный способ обеспечить такое решение проблемы, был единственный способ, - не принимать закон. А теперь, соответственно, вносить в него изменения.

Потому что получается реально, что всё высшее образование будет разделено на два уровня. Один, грубо говоря, для домохозяек и офис-менеджеров, а другой - для более или менее квалифицированных специалистов. И доступ на второй уровень будет резко ограничен по сравнению с действующим законом, ограничен конкурсом, платностью, ограничен другими различными способами.

Далее, в этой же связи сокращение бюджетных студентов. Я тоже пришёл сегодня с цитатами. Вот цитата из того же Дмитрия Медведева. Цитирую точно по тексту. "Мы бюджетные места сокращать не должны. Государство не ставило задачу превратить бюджетные места в платные", - заявил Медведев в беседе со студентами-строителями во время посещения нового жилого микрорайона в Тюмени. И далее цитата: "Количество бюджетных мест должно расти и обязательно надо сохранить то, что есть".

Всё замечательно, кроме одного - три года продолжается сокращение бюджетного набора. В общей сложности - на 25 процентов. Закон вашего покорного слуги Ивана Мельникова и группы депутатов, которые пытались чётко выполнить установку Дмитрия Медведева, а именно дать дополнительные социальные гарантии и увеличивать число бюджетных мест в расчёте на десять тысяч населения был провален большинством в четвёртой Государственной Думе.

Пятое. Разделение по формам собственности, уважаемые коллеги. До сих пор негосударственные образовательные учреждения чувствуют себя не вполне комфортно в нашей стране. Мы знаем, что они иначе облагаются налогами. Мы знаем, что в большинстве регионов России после так называемой "монетизации" негосударственная школа лишилась права на бюджетное финансирование. Нами подготовлены законопроекты совместно с Ассоциацией негосударственного образования. Теперь дело за тем, чтобы понять, как их можно провести через пятую Государственную Думу. Это, если хотите, своего рода апартеид по учредителю.

Шестое. Разделение по учреждениям образования первого и второго сорта. Я имею в виду, прежде всего, систему дополнительного образования, которая даже на фоне образования в России всегда жалуется на то, что к ней отношение иное. И, кстати, закон, который нами был подготовлен в первом варианте, который должен был поставить учреждения дополнительного образования в равные условия с другими, был провален четвёртой Государственной Думой, а на новую версию законопроекта, к сожалению, мы получили отрицательное заключение Правительства Российской Федерации. Это своего рода, если хотите, учрежденческий апартеид.

Седьмое. Разделение учреждений на бюджетные и автономные. Иван Иванович говорил уже о новом законе об АУ, но в чем суть этого закона? Он делит учреждения на две категории. С одной стороны - бюджетные, которые получат некоторые недостаточные бюджетные гарантии без экономической свободы. С другой стороны - автономные, которые получат экономическую свободу, но без всяких бюджетных гарантий.

Похоже, что отечественный законодатель, отечественное правительство взяли за моду следовать советам известного героя сказки о Чебурашке, по-моему, Ивана Ивановича, который говорил, что он всё делает только наполовину. Если дают машину, то только на полдороги, а лучше даст полмашины. Одним - только слабые гарантии без свободы, другим, - если свободу, то без бюджетных гарантий. Это своего рода организационно-правовой апартеид, если угодно.

И, наконец, главное, уважаемые коллеги, это, конечно, разделение по уровню доходов. Вот это и есть своего рода социальный апартеид. В чём он проявляется? Я напомню, что доклады Организации экономического сотрудничества и развития признают, что уровень неравенства прав образования в России превысил допустимые пределы. Я напомню, что до сих пор мы точно не знаем, сколько детей оказалось вне школы. Иван Иванович действительно приводил данные все, кроме одной последней цифры, согласно некоторым оценкам - до 2,5 миллиона человек.

Я напомню, что цена высококачественного образования непрерывно растёт, и оно становится менее доступным гражданам.

Я напомню про сокращение бюджетных мест. Я напомню, что в результате налоговой политики плата за обучение тех, кто учится на небюджетных местах, неминуемо должна расти. Я напомню, что политика стипендии заключается в следующем. 20 лет тому назад стипендия в вузе составляла 4/5 от прожиточного минимума, в техникуме - 56 процентов, в ПТУ - 80 процентов. Сейчас в вузе составляет порядка 22 процентов, а в техникуме и ПТУ - порядка 7 процентов. То есть, чем ниже уровень доходов родителей, тем больше падение стипендий.

Я напомню, что практически все остальные виды разделения, о которых мы говорили, они тоже, так или иначе связаны с уровнем доходов, потому что более обеспеченные люди на селе, всё-таки могут дать своим детям образование, менее обеспеченные такой возможности лишены напрочь.

Я напомню вам, уважаемые коллеги, то, что цитировалось различными изданиями, в том числе "Литературной газетой", а именно, заявление министра образования и науки Андрея Фурсенко перед "Нашими" на Селигере, когда цель массового образования была заявлена, как подготовка квалифицированных потребителей, способных пользоваться плодами творчества. Я не верю, что министр думает, что другого образования у нас быть не может, потому что откуда же завозить творцов. Я думаю, что это обозначено именно, как цель массового образования, тогда как только для элиты оставляется возможность получения образования, способного готовить творцов.

По сути, это и означает создание двух различных систем образования для разных людей: для народа - одно, для представителей элиты - другое. Я уж не говорю о такой мелочи, как последняя история с Британским советом, когда более двух тысяч "новых русских" и государственных чиновников высокопоставленных учат своих детей в Британии, а в России закрывают отделение Британского совета, чтобы представители среднего класса образования соответствующего получить не могли. Это более чем странно.

Короче, уважаемые коллеги, заканчивая, я хочу ещё раз повторить, усилиями только представителей экономической и политической элиты в информационное общество войти нельзя. Социологи, те, кто исследуют концепции будущего, говорят, что более половины всего населения страны, желающее перейти в информационное общество, должно иметь высшее образование. Поэтому проблема вовсе не в том, как говорят, что у нас слишком много студентов. Проблема совершенно в другом - у нас слишком мало становится образованных людей. Когда 28 процентов опрошенных граждан России заявляют, что они согласны с утверждением: "Солнце является спутником Земли", то есть они живут в докоперниковскую эпоху, это должно заставить задуматься и законодательную власть, и исполнительную власть, и образовательное сообщество тоже.

Я убежден, что задачей нашей остаётся, по-новому осмысленной, осмысленной в антисегрегационном смысле, - лозунг ЮНЕСКО: "Образование - для всех!" Именно так называется и наше движение.

Я благодарю вас за внимание. Спасибо. (Аплодисменты.)

Документ PDF

Полный текст стенограммы.

Загрузить • 474 Кб