Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в «педагогическом вестнике»Осторожно: 2005-й

Осторожно: 2005-й

Февраль

В 2003 году российская государственная власть сделала гражданам немало сомнительных подарков, часть из которых подобна бомбам замедленного действия либо приговорам с отсрочкой исполнения. Отсрочка, впрочем, невелика. В соответствии с политической логикой полутора последних десятилетий, зарплаты и пенсии в стране неизменно повышаются непосредственно перед выборами, а так называемые непопулярные меры вводятся в действие сразу после них.

Вот и на этот раз целый ряд антисоциальных законодательных решений, которые были приняты Третьей Госдумой по инициативе Правительства или Администрации Президента в прошлом году, вступят в силу в следующем, 2005-м. Среди них федеральный закон с длинным названием “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации” (в части обеспечения системности и согласованности законодательных норм, касающихся статуса органов государственной власти субъектов Российской Федерации, повышения эффективности государственной политики, стабилизации межбюджетных отношений)”. Для краткости окрестив этот законодательный акт Законом об ответственности регионов, отметим некоторые его особенности, но прежде всего такие, которые затрагивают интересы тех, кто учится и учит.

Во-первых, параллельно Закону об ответственности регионов Администрация Президента провела через Госдуму аналогичный закон об ответственности органов местного самоуправления (оба они получили название законов Д. Козака). Однако при этом такого закона об ответственности федеральной власти не только не принималось, но даже и не планировалось. Другими словами, Президент и Правительство “озадачили” всех, кроме самих себя.

Во-вторых, Закон об ответственности регионов предусматривает передачу им с 2005-го года более 40 различных полномочий, главным образом в социальной сфере, которые прежде юридически либо фактически должно было исполнять федеральное Правительство. В отличие от великого комбинатора с его принципом “утром – деньги, вечером – стулья” федеральная власть последовательно придерживается иной позиции: сначала – полномочия и ответственность, а потом – деньги. При этом изменения в Бюджетный и Налоговый кодексы, которые должны были бы обеспечить возможность исполнения регионами резко увеличенных социальных обязательств, до сих пор не приняты.

В-третьих, предшествующий опыт – “сын ошибок трудных” - убеждает: денег регионам, наверняка, дадут меньше, чем так называемых финансовых мандатов. В 2001-2003 гг. российское правительство четко придерживалось формулы: деньги – в Москву, обязанности – в регионы. За эти годы доля федерального бюджета в доходах страны поднялась приблизительно с 40 до 60 %, а доля региональных бюджетов, соответственно, снизилась с 60 до 40 %. В текущем 2004 г. регионам добавляют “целых” 4 %, распределяя деньги в пропорции 44:56 в пользу центра, но представляется это как выдающаяся победа федерализма! Впрочем, российскому населению не привыкать к ситуации, когда, отняв десятку, ему возвращают 3 рубля и с видом благотворителя приговаривают: “Пожалуйста, ни в чем себе не отказывай!”.

Понятно, что в бюджетной системе России самой богатой является казна страны (в 2001-2004 гг. ее доходы превысят расходы более чем на 700 млрд. руб.), казна регионов обычно полупуста (большинство из них являются дотационными, а некоторые депрессивными), самыми же бедными остаются бюджеты органов местного самоуправления. Передача финансовой ответственности от переполненного деньгами федерального бюджета к дефицитным региональным по своей логике напоминает разве что российскую налоговую политику, когда снижаются налоги для лиц и организаций с высокими доходами, а для лиц и организаций с низкими доходами, напротив, повышаются.

В-четвертых, в числе 40 с лишним полномочий, великодушно передаваемых в регионы российскими властями с 2005 года, значатся, например, детские пособия. В прочем, в данном случае “новое” – это плохо забытое старое. Во второй половине 1990-х годов регионы уже отвечали за детские пособия, тогда это привело к долгам по их выплате на уровне 33 млрд. руб. Среди крайне немногочисленных и более чем скромных достижений Третьей Госдумы – перевод ответственности за детские пособия на федеральный бюджет. С конца 2000 г. до осени 2003 г. это привело к сокращению задолженности по ним примерно до 7,5 млрд. руб., хотя по отношению к прожиточному минимуму 70-рублевое детское пособие за эти годы обесценилось не менее, чем вдвое. Понятно, что подобное “возвращение на круги своя” не только кладет конец на повышении детских пособий, но и, вполне вероятно, вызовет новый рост долгов по ним.

Наконец, в-пятых, президентский закон об ответственности регионов предусматривает передачу на их финансирование примерно 3/4 учреждений начального профессионального образования (ПТУ) и 1/3 учреждений среднего профессионального образования (техникумов и колледжей). Так, из 3484 ПТУ, находящихся в ведении Минобразования России, в регионы будет передано в 2004 г. 303 (8,7 %), а в 2005 – 2325 (66,7 %). Соответственно, из 1430 федеральных ССУЗов на региональные бюджеты в 2005 г. будет передано 444.

Обосновывается все это логично и правильно: система начального и среднего профобразования готовит кадры, прежде всего, для регионов, а потому им виднее, какие это должны быть кадры и в каком количестве. Однако совершенно очевидны практические последствия двоякого рода.

  1. Общее ухудшение финансирования образования, причем, возможно, не только профессионального. Напомню: на основе закона, инициированного профсоюзом работников образования и науки, поддержанного профильными парламентскими комитетами и внесенного Президентом РФ, с 2004 г. финансирование общеобразовательной школы (за исключением коммунальных расходов) передается от беднейших бюджетов местного самоуправления к среднебедным бюджетам субъектов Федерации. Хотя этот закон представляет собой большой шаг вперед, нельзя не видеть, что он, с одной стороны, увеличивает нагрузку на бюджеты регионов, а с другой – создает новое противоречие внутри системы образования. Поскольку дошкольное и дополнительное образование по-прежнему финансируются органами местного самоуправления, работники таких учреждений нередко получают зарплату позже учителей. Теперь же региону придется финансировать большую часть ПТУ и значительную – ССУЗов, и подобная нагрузка для региональных бюджетов может оказаться чрезмерной. Проще говоря: скудные образовательные деньги придется делить на большее количество “едоков”, и доля каждого заметно уменьшится.
  2. Сокращение числа бюджетных учебных мест в ССУЗах и ПТУ, а возможно, и числа самих этих учреждений. В свое время профильные комитеты Второй и Третьей Госдумы рассматривали вопрос о судьбе ПТУ, переданных в регионы в начале 1990-х годов. Оказалось, что эти учебные заведения финансируются хуже, а закрываются чаще, чем те, которые сохранились на федеральном бюджете. Нет никаких оснований думать, что в 2005-м, когда передача коснется не 12, но всех 89 регионов, ситуация будет лучше.

Понимают ли это в Правительстве и Администрации Президента? Думаю, да. Вот текст протокола от 31 марта 2003 г. Правительственной комиссии по оптимизации бюджетных расходов, получившей меткую аббревиатуру “КОБРа”: “Минобразования России совместно с федеральными органами исполнительной власти, осуществляющими в 2004 году передачу подведомственных образовательных учреждений в рамках реализации законопроектов по разграничению полномочий и предметов ведения, осуществить подготовительную работу по оптимизации (!) передаваемой сети образовательных учреждений на территориях субъектов Российской Федерации”. В контексте российских “реформ” последних 15 лет слово “оптимизация” имеет только один смысл: сокращение, закрытие и т.п. Поэтому нет сомнений: с 2005 г. детям из малообеспеченных семей (а другие в ПТУ и ССУЗах, как правило, не учатся) получить профессиональное образование станет значительно труднее.

Не случайно против передачи в регионы ССУЗов и ПТУ активно выступали многие законодательные и исполнительные органы власти субъектов Российской Федерации, ассоциация “Роспрофтех”, Союз директоров средних профессиональных учебных заведений и другие организации образовательного сообщества. Увы, помешать намерениям Администрации оказалось невозможным из-за раскола сил. В Третьей Госдуме за сохранение на федеральном бюджете начального и среднего профессионального образования 11 июня 2003 г. голосовали:

Агропромышленная депутатская группа – 100 %,

КПРФ – 97,6 %,

“Яблоко” - 94,1 %,

“Союз Правых Сил” - 46,9 %,

группа “Регионы России” - 19,1 %,

группа “Народный депутат” - 11,3 %,

“Единство” - 0.

ЛДПР – 0,

“Отечество – Вся Россия” - 0.

Судя по составу Четвертой Госдумы, вернуть федеральное финансирование начальному и среднему профобразованию в 2004 г. еще труднее, чем было сохранить в 2003-м. Но трудно – не значит безнадежно. Если бы органы власти субъектов Федерации и все перечисленные и неперечисленные образовательные организации оказали давление на своих депутатов, задача могла бы быть решена. Вопрос лишь в том, действительно ли мы движемся в направлении гражданского общества или под разговоры о нем – в прямо противоположную сторону. Если справедливо последнее, эксперименты над образованием будут продолжаться. Вот только народ жалко…

Опубликовано: Педагогический вестник. - 2004. - № 3. - 1-15 февраля. - С. 2.