Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийИнвестиции в образование и человеческий потенциал россии

Инвестиции в образование и человеческий потенциал России

. Омск. Сибирский институт бизнеса и информационных технологий. Международная научно-практическая конференция "Кадровое обеспечение региональной экономики и управления: правовое поле, проблемы и перспективы"

Добрый день, уважаемые коллеги!

Позвольте мне, прежде всего, приветствовать участников конференции от имени Комитета Государственной Думы РФ по образованию и науке и от имени общественного движения «Образование – для всех», которое я здесь имею честь представлять.

Тема моего выступления – «Инвестиции в образование и человеческий потенциал России» - одна из самых актуальных для нашей страны.

Начну издалека. Недавно я услышал заявление министра финансов России Алексея Кудрина о том, что в стране началось экономическое чудо. Слышать приятно, хотя, с моей точки зрения, это слишком оптимистично звучит. Правда заключается в том, что уже восьмой год в России происходит экономический рост, темпы которого выше среднемировых, хотя ниже китайских и ниже темпов роста в большинстве бывших республик Советского Союза. Но наиболее интересно другое - в какой степени экономический рост сказывается на человеческом потенциале страны?

Напомню: согласно международным докладам, индекс развития человеческого потенциала включает в себя 3 показателя.

Показатель благосостояния - реальной покупательной способности.

Показатель долголетия – продолжительности жизни.

Показатель уровня и качества образования.

Согласно международным докладам, в советский период человеческий потенциал не замерялся. Измерения начались с 1992 года. И в этом году, когда в России была осуществлена мечта Н.С. Хрущева, мы догнали и перегнали США периода великой депрессии 30-х годов – наша страна занимала 34-е место в мире по индексу человеческого потенциала. Прошло несколько лет и после 1998 года, когда страна достигла самой глубокой впадины экономического кризиса, в 1999 году страна занимала 55-е место в мире по индексу развития человеческого потенциала.

А что же экономический рост? В 2005 году, после 7 лет «экономического роста», Россия занимала 65-е место в мире по индексу развития человеческого потенциала. Впереди нас оказалась в 2005 году Ливийско-арабская Джамахирия. Я уж не говорю о том, что периодически впереди России оказываются Беларусь и Куба. Это не означает, что показатели человеческого потенциала России не росли, это означает, что они росли значительно медленнее, чем в среднем в мире.

Теперь, как это выглядит по конкретным составляющим.

Уровень благосостояния. В последние годы советского периода по разным оценкам занимали мы тогда от 19-го до 32-го места по уровню жизни. В последние годы – от 65-го до 102-го места.

Показатели качества жизни. Согласно тем данным, что мне были доступны, - от 105-го до 145-го места.

Долголетие. М. Зурабов озвучил в Государственной Думе несколько более года назад сравнительные данные по продолжительности жизни в России. Женщины – 91-е место в мире. Мужчины – 136-е место в мире.

Некоторые утверждают: такая ситуация – плата за свободу. Увы, должен разочаровать этих людей. По оценкам международных организаций, по экономической свободе Россия занимает 120-е место в мире. По информационной свободе – 147-е место из 168 исследованных стран (организация «Репортёры без границ»). За последние 5 лет выше 121 места по уровню свободы информации Россия не поднималась.

Летом 2006 года социологи произвели замеры того, что называют «индексом счастья», т. е. субъективного ощущения человеком своего положения в обществе. Российская Федерация была на 167-м месте.

Общемировые тенденции сегодня состоят в том, чтобы оценивать успехи страны не по внутреннему валовому продукту на душу населения, а именно по индексу развития человеческого потенциала.

Существует заблуждение: эффективная экономика не может быть социальной. Если же на самом деле мы посмотрим международные данные конкурентоспособности экономики и её социальности, то окажется, что в первую десятку входят, как правило, небольшие социальные государства Европы. США не лидируют ни по конкурентоспособности, ни по индексу развития человеческого потенциала. Чем далее, тем более экономические интересы государства совпадают с интересами самого человека.

Что делать?

Вот тут мы переходим к теме образования. В отличие от других показателей, показатели образования в России более высокие. Мы – в третьем десятке, 50 лет назад были в первой тройке. Это говорит о том, что образовательный потенциал нации сохранился лучше, чем другие социальные институты в период постсоветского кризиса и экономического роста, который когда-то Е. Примаков назвал «реформами без населения».

Вывод. Если мы хотим поднимать человеческий потенциал страны, то основные усилия государства должны быть направлены на развитие образования. Это эффективно с социальной точки зрения и с экономической, ибо давно уже проведены исследования: в долгосрочной перспективе именно инвестиции в образование определяют экономическую и социальную эффективность общества.

В какой мере инвестиционная политика современного российского государства соответствует задачам инвестирования в человеческий потенциал?

Разделим проблему на 4 аспекта: бюджетные инвестиции, налоговый режим для системы образования, образовательные займы и образовательные гранты.

Бюджетные инвестиции.

Как известно, образование объявлено у нас приоритетным национальным проектом, что, увы, не вполне подтверждается практикой. Посмотрим на бюджет 2006 года. В 2006 году федеральный бюджет увеличился на 40%, бюджет по разделу «Образование» - на 26%. В этих условиях трудно говорить о приоритетности. В прошлом году рост расходов на здравоохранение был около 70%.

В текущем, 2007 году, ситуация лучше. Если бюджет в среднем вырастет примерно на 28%, то бюджет образования, за вычетом тех статей, которые перенесены из других разделов бюджета и не могут считаться реальным увеличением расходов, примерно 32%. То есть, в этом году бюджет образования растёт быстрее, чем бюджет страны в целом. Это позитивный шаг, хотя явно недостаточный.

Выступая в Госдуме 1,5 года назад, руководитель Федерального агентства по образованию Г. Балыхин назвал данные: уровень бюджетного финансирования образования составляет 40% от потребности. Для того, чтобы обеспечить минимально-необходимую потребность, нужно увеличить расходы на образование примерно в 2,5 раза. Бюджетные возможности для этого существуют. Когда Григорий Балыхин произносил эти данные, бюджет образования составлял чуть более 200 млрд. рублей. Если в 2,5 раза увеличить, это примерно около 500 млрд. руб. Профицит бюджета 2005 года – 1 трлн. 600 млрд., бюджета 2006 года пока не знаем, но явно будет более 1 трлн. руб. И ожидаемый профицит бюджета 2007 года – 1,5 трлн. рублей.

С моей точки зрения, наращивание инвестиций в образование является важной задачей современного российского государства, от которой может реально зависеть его будущее.

Налоговый режим.

Как человек, который уже побывал во многих странах мира, имел возможности обсуждать эту тему с министрами образования, руководителями парламентских комитетов, могу сказать, что образование, как некоммерческий сектор, повсеместно в мире либо налогов не платит, либо пользуется широким спектром налоговых льгот.

Южная Корея. Государственные учебные заведения налогов не платят вовсе, негосударственные – не платят налоги в части реинвестируемой в образовательный процесс. Такое же положение нами было подготовлено в Закон об образовании в 1992 году, там касалось всех учебных заведений.

США. Система образования не платит налогов от основной деятельности. Если формируются побочные, коммерческие проекты, тогда с доходов от этих проектов берутся налоги.

Великобритания. Государственные учебные заведения налогов не платят. Негосударственные учебные заведения не платят, если они существуют как бесприбыльные организации.

Налоговая политика нашего правительства по отношению к системе образования противоречит заявленной задаче повышения его качества. Социологи говорят, что в среднем в России бюджетное образование остаётся более качественным. Хотя бы потому, что там существует конкурсный отбор. Поэтому, когда государство сокращает бюджетные места, оно соответственно наносит вред качеству образования. Точно так же и в отношении налоговой политики. Если государство вводит налоги на землю и имущество, то оно экономически наказывает те негосударственные вузы, которые создают собственную материальную базу и, в то же время, критикует их за то, что они этого не делают. И наоборот, те, кто не создают материально-техническую базу и не проводят кадровой политики, от такой налоговой политики не страдают.

Мы многократно вносили предложения по сохранению и восстановлению налоговых льгот для системы образования. Наиболее известный из последних законопроектов мы внесли совместно не только с председателем профильного комитета Совета Федерации В. Шудеговым, но и председателем самой палаты С. Мироновым. Государственная Дума уже полтора года держит этот законопроект в бюджетном комитете и не выносит его на пленарное заседание, несмотря на все наши требования. Говорят: комитет принял другое решение – по компенсации утраченных налоговых льгот. Но это не касается негосударственного сектора экономики, во-вторых, как показал 2006 год, с этими компенсациями получили острые проблемы: компенсации за 1 квартал 2007 года пришли только в октябре. Всё это время налоговые инспекции требовали уплаты налогов, а вузы пытались объяснить, что государство им на это денег не дало.

Если мы хотим отвечать общемировым тенденциям образовательной политики, нам придётся рано или поздно возвращаться к системе налоговых льгот. Другого варианта просто нет. Отсутствие налоговых льгот приводит к повышению платы за обучение.

Система государственных займов – один из механизмов, который широко используется в государствах, преимущественно с либеральной моделью экономики, для выравнивания возможностей в системе образования. Если страны с социальной моделью экономики, как правило, исходят из сохранения бюджетных мест для студентов (Германия – бюджетные места далеко за 90%, Франция – 80%), либо, как Бельгия, идут путём общедоступного высшего образования с номинальной платой за обучение (одна минимальная зарплата в год), остальное компенсирует государство.

Ставка по образовательным кредитам в США равна ставке рефинансирования федеральной резервной системы (около 4% в год). Белоруссия идёт обеими дорогами: 51% - бюджетные места, 49% - внебюджетные и при этом каждый студент, который поступает на внебюджетное место, имеет возможность получить кредит за половину ставки рефинансирования Белорусского Центрального банка. Когда я был в Белоруссии, она была 16%, значит под 8% и давали кредит.

В Великобритании сохранена часть бюджетных мест (35%-40%), они предоставляются студентам из семей с низкими доходами, с другой стороны – кредит под низкий процент и, он тем ниже, чем ниже уровень доходов семьи. И кредит возвращается, когда выпускник начинает получать зарплату определённого уровня. Только тогда, когда ты начинаешь получать достаточно высокую заработную плату, ты начинаешь возвращать образовательный кредит.

Идея образовательного кредита была заложена в первую редакцию Закона об образовании РФ 1992 года. После этого правительство добилось того, что эта идея из закона была исключена. Мотивировка – это невозможно отследить, у нас полный хаос, банки не смогут отслеживать и т. д. Сейчас правительством объявлен эксперимент по образовательным кредитам, он буде продолжаться около 3-х лет. Пока под 17%-19%. Понятно, что такой кредит для большинства граждан страны недоступен. А тот, кто способен его взять, способен и сам оплатить обучение.

И, наконец, система образовательных кадров.

В национальном проекте образования есть, с моей точки зрения, ряд позитивных вещей, о которых мы сейчас говорить не будем, поскольку они выходят за рамки нашего обсуждения. Попытаемся дать оценку стержневой идее нацпроекта «Образование», а именно системе образовательных кадров. У этой системы есть два плюса.

Плюс первый заключается в том, что кому-то что-то дают. Лучше кому-то получить деньги, чем не получить их никому. В прошлом году 17 вузов получили гранты, но при этом, если учесть что с филиалами вузов у нас 1,5 тысячи, то через 90 лет все вузы получат достойное финансирование.

Второй плюс заключается в том, что, разрабатывая проекты и подавая их на гранты, вузы прорабатывают собственные перспективы.

Но этим плюсы исчерпываются. Мы не можем сводить образовательную политику и, тем более национальный проект «Образование», к системе грантов, потому что нацпроект должен быть системой, а она должна включать, как минимум, 3 основных направления:

  1. Минимально-необходимый уровень финансирования всех бюджетных учреждений.
  2. Специальные меры поддержки на период обучения для нуждающихся. Недавно мне пришлось участвовать в дискуссии с британскими экспертами в области образования. Ничего принципиально нового, просто пришлось освежить информацию. В Британии на уровне школ дополнительное государственное финансирование получают школы, которые принимают детей из семей с низкими доходами и детей, которые хуже сдали тесты по окончании первой ступени школы. Как правило, это тоже дети из семей с низкими доходами. То есть принимается система мер по ограничению неравенства в системе образования. Власти понимают, что система образования должна быть социальным лифтом, направленным на выравнивание возможностей граждан. Не случайно лозунг ЮНЕСКО гласит: «Образование – для всех». Мы этот лозунг использовали (с соблюдением авторских прав) при выборе названия нашего движения. В России есть маленькая подвижка. Я имею в виду принятый Государственной Думой закон о том, что парни, полный срок по контракту отслужившие в армии, будут учиться на бюджетных местах, соответственно с довузовской подготовкой. Это стимул для службы в армии и шаг в сторону выравнивания образовательных возможностей, поскольку в армии сегодня служат дети рабочих и крестьян.
  3. Система образовательных грантов, стимулирование наиболее продвинутых. Если мы ограничим образовательную политику только грантами, то увеличим неравенство граждан, а оно итак превысило допустимые пределы.

Заканчивая, уважаемые коллеги, хочу сказать. Моё глубочайшее убеждение заключается в том, что инвестиции в образование есть главный путь повышения человеческого потенциала России, а повышение человеческого потенциала России – магистральное направление, обеспечивающее нам достойное будущее. Я не верю в будущее России как великой энергетической державы. Если мы хотим быть великой державой, то у нас нет другого варианта, кроме научно-образовательного прорыва. В данном случае интересы государства, сохранение государства, развитие государства совпадают с интересами его граждан, с интересами человека.

Выступление на круглом столе

Ограничиваться только проблемами бизнес-образования я не буду, а буду говорить чуть шире – о проблеме образования и бизнеса. Начну с истории, происшедшей года 1,5 назад, когда министр образования А. Фурсенко встречался с представителями российского бизнеса, включая РСПП, «Деловую Россию», «Опору России» и т. д. Министр обратился к представителям бизнеса с просьбой: сформулируйте же нам, наконец, заказ на подготовку специалистов. На что бизнесмены ответили: сформулируйте нам основные направления стратегии развития России, тогда мы вам сформулируем основные направления заказа на подготовку специалистов. В этом споре бизнесмены были ближе к истине, чем министр. Всё зависит от того, на какой тип экономического развития будет ориентироваться наша страна.

Одна версия – версия энергетической сверхдержавы - я уже говорил сегодня здесь, мне представляется утопической. Не потому, что плохо, что природа, Господь Бог, предки одарили нас несметными богатствами, другой вопрос, как мы ими распорядимся. Мне представляется, что в 21 веке великой топливной державы быть не может. Необходимо сделать вложения в прорывные технологии и в человека. Лет 17 назад американцы провели исследования по поводу эффективности инвестиций в человека. Оказалось, что тогда люди с высшим образованием в составе активного населения составляли четверть и при этом создавали более половины всего валового продукта.

Другая. Мир двигается в общество информационное. В будущую стадию развития цивилизации смогут войти только те, кто обеспечит в составе занятого населения не менее 60% людей с высшим образованием. Кто этим путём не пойдёт, тот рискует отстать навсегда.

Чего ждать от образования представителям бизнеса? Скоро будет принят закон, который позволит представителям бизнеса участвовать в разработке образовательных стандартов для учреждений высшего профессионального и дополнительного профессионального образования с тем, чтобы они были более ориентированы на рынок труда. Важно только одно: не просто на рынок труда, а на перспективы развития рынка труда, что, опять-таки, упирается в государственную стратегию.

Немного изменилось отношение к переподготовке кадров. Образование на всю жизнь должно смениться образованием через всю жизнь. Профессиональные знания устаревают, в зависимости от профессии, со скоростью от 3-х до 10-ти лет. Эксперты признают, что начинает устаревать уже школьное образование. И подготовку надо вести и по линии общего образования. В развитых странах затраты на бюджетное образование взрослых сравнимы с затратами на высшее образование. У нас, пока, они чуть-чуть увеличились.

По отношению к затратам бизнеса на цели образования. Нам с большим трудом удалось в налог на прибыль завести возможность отнесения на издержки производства затрат на переподготовку собственно своих работников на начальное и среднее профессиональное образование. Что касается высшего, пока завести это в налоговые льготы не удаётся. Почему-то считается, что высшее образование – это роскошь. Нам говорят: нельзя, потому что руководители предприятий будут с налоговыми льготами учить своих детей. Да Бог с ними. Неважно, чьи это дети. Важно, что они получат полноценное высшее образование.

Сейчас приветствуется участие бизнеса в грантах, выдаваемых в рамках национального проекта. В этом году расширяется нацпроект за счёт учреждений начального и среднего профессионального образования. Должно быть выдано больше грантов за счёт их уменьшения учреждениям высшего профессионального образования. Несколько омских вузов уже подали заявки на такие гранты.

Нужен резкий поворот экономики в сторону социального государства, наиболее эффективные вложения в человеческий потенциал связаны с образованием. Готов в меру своих возможностей поддерживать те образовательные программы, которые будут вами реализовываться в г. Омске.