Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийОбразовательная политика эпохи кризиса: программы и позиции (выдержки из выступления)

Образовательная политика эпохи кризиса: программы и позиции (выдержки из выступления)

. Российский университет дружбы народов (РУДН)

Добрый день, уважаемые коллеги! Начну с двух основных тезисов, которые я хочу обосновать.

Тезис первый заключается в том, что в эпоху кризиса дополнительное профессиональное образование едва ли не единственная подсистема нашей образовательной системы, которая от кризиса получит не только минусы, но имеет шансы получить некоторые плюсы.

Второе. Для того чтобы этого добиться, необходимы специальные меры государственной поддержки дополнительного специального образования.

Начну с того, почему берусь утверждать, что дополнительное профессиональное образование – едва ли не единственное, которое может получить от кризиса не только минусы, но и некоторые плюсы. Очевидно, что резко увеличивается контингент людей, нуждающихся в переобучении, переквалификации, повышении квалификации, возможно, во втором профессиональном образовании именно в этот период.

Если признать, что количество безработных в России уже превысило 10% от величины трудоспособного населения, это становится достаточно очевидным.

Кроме того, по прогнозам экспертов, которые участвовали в подготовке Аналитической записки о пятикратном кризисе, в сфере образования мы можем получить до 2,5 млн. человек, которые окажутся без работы, лишёнными возможности продолжить обучение без специальных мер государственной поддержки. Думаю, что сейчас мы может скорректировать эти цифры в сторону понижения, но, тем не менее, перескажу вам логику авторов Аналитической записки.

Позиция первая. Авторы полагали, что при введении всеобщего единого государственного экзамена около 100 тыс. детей могут оказаться без аттестата. Ссылались на экспертные оценки (что 10-12% выпускников могут получить «двойки»), с которыми соглашался министр образования и науки, ссылались на экспертные оценки Виктора Александровича Болотова, который говорил, что процентов 15 детей могут не получить аттестатов в результате ЕГЭ.

Теперь, я думаю, эта позиция нуждается в корректировке. По неофициальной информации, скорее всего, Рособрнадзор пойдёт по другому сценарию: планка сдачи ЕГЭ будет поставлена предельно низко для того, чтобы сократить количество «двоек», соответственно и детей, оставшихся без аттестатов. Понятно, что при простой линейной зависимости, если мы вводим стобальную шкалу: до 40  баллов – это «два», до 60 баллов – «три», до 80 – «четыре», свыше 80 – «пять». В городе Троицке Московской области (наукограде, городе физиков в значительной степени) знакомая старшеклассница сдала математику на 35 баллов, очень нервничала, полагая, что это будет «двойка». Оказалось, что это «четверка». Значит два балла на уровне 10-ти, а не 40-ка. В отличие от прежней формулы (которую мы критиковали): «три» пишем, «два» – в уме, теперь в уме «два», но пишем уже «четыре».

Понятно, что с точки зрения детей, если такое решение будет принято Рособрнадзором, это будет правильное решение. Потому что оставлять детей без аттестатов и без возможности продолжить образование в период кризиса неправильно. Но с точки зрения самого единого государственного экзамена, понятно, что эта идея будет реализована с точностью до наоборот по сравнению с первоначальными намерениями. Тем не менее, некоторое количество детей всё же получит «двойки» (думаю, таких будет немного), но вопрос об их обучении достаточно важный.

Позиция вторая. До четверти всех студентов, которые обучаются на внебюджетной основе в государственных вузах, могут оказаться неплатёжеспособными. Российский Совет по развитию образования назвал цифру около 15% (порядка 500 тыс. студентов). Если будет 25%, это около 850 тыс. человек. Достоверного прогноза мы дать не можем, поскольку пока эксперты не договорились, достигли ли мы «дна». И второй важный вопрос: сколько времени на этом «дне» проведём? Многие эксперты полагают, что в отличие от кризиса 1998 г., мы не сможем сразу же оттолкнуться от «дна» и начать подъём. Поэтому какое-то время кривая графика будет находиться в нижней точке.

Что касается негосударственных вузов, то по оценкам ректоров негосударственных вузов, которые участвовали в заседаниях экспертного совета по подготовке Аналитической записки, ситуация может оказаться хуже: до 30% студентов могут оказаться не в состоянии платить за учёбу. В этой ситуации некоторые негосударственные вузы, не имея государственной поддержки, могут закрыться. Называлась цифра 800 тыс. студентов негосударственных вузов, которые могут оказаться не у дел. Похоже, что ситуация оказалась несколько благоприятней, чем казалось в январе нынешнего года, но, тем не менее, такую возможность не учитывать не следует.

Помимо этого министр образования и науки полагал, что около 100 тыс. выпускников этого года останутся без работы, РОСРО (Российский совет по развитию образования) полагал, что – 200 тыс. Прибавим к этому, что в результате введения отраслевых систем оплаты труда в ряде регионов РФ происходит значительное высвобождение педагогических работников и технического персонала. Наверное, 2,5 млн. человек была завышенная оценка, похоже, 1,5 млн. или более, в зависимости от кривой развития кризиса по системе образования, могут оказаться без рабочих и учебных мест и будут нуждаться в системе дополнительного профессионального образования.

Вторая причина, по которой дополнительное профессиональное образование в период кризиса может выиграть, состоит в том, что этой системе государство выделило дополнительные деньги на повышение квалификации и переобучение работников. Если бюджет образования в 2009 г. больше, чем в 2008 г., но меньше, чем прогнозировался, планировался и принимался осенью 2008 г., то на дополнительное профессиональное образование выделены средства – 43,7 млрд. руб. (при этом предполагается переподготовка 173 тыс. человек). Получается по 250 тыс. на человека. Думаю, это достаточно большие деньги, может быть, даже завышенные. На эти деньги можно было бы дать и второе высшее образование достаточному количеству людей.

Позиция третья. Наметившаяся жизненная стратегия части представителей средних слоев общества, согласно которой именно в период кризиса лучшими затратами времени будут затраты на собственное развитие, так называемые инвестиции в собственный человеческих капитал.

1.  Аналитическая записка «Российское образование на пороге пятикратного кризиса». По свидетельству людей, передававших её Президенту, она вызвала интерес и со стороны Д. Медведева, и со стороны замруководителя администрации Президента В. Суркова. Соглашались с тем, что (как делалось и в других странах) в эпоху кризиса не следует принимать мер, которые могли бы спровоцировать появление студентов на улицах. Соглашались с тем, что (как делал президент Рузвельт) в период кризиса надо не сокращать, но расширять доступ к образованию. Правда, ключевая идея Аналитической записки, которая состояла в том, чтобы выдать нуждающимся внебюджетным студентам беспроцентные возвратные (по окончании кризиса при успешном трудоустройстве) субсидии, пока не принята. Точнее сказать, принята в форме развития системы образовательного кредитования.

Убеждён, что такая идея была реалистической. Если исходить из тех данных, которые содержались в Аналитической записке (порядка 1 млн. 700 тыс. внебюджетных студентов могут нуждаться в мерах поддержки со стороны государства), при выделении по 50 тыс. руб. на одного студента, то это получается 85 млрд. руб., что по меркам антикризисных мер, которые предпринимает правительство, не представляет собой очень больших затрат. Напомню, что недавно Д. Медведев признал, что 275 млрд. руб., которые были потрачены на поддержку фондового рынка, были попросту выброшены на ветер. Примерно половины этой суммы хватило бы на то, чтобы снять социальное напряжение и помочь всем нуждающимся внебюджетным студентам продолжить образование.

Поскольку Аналитическая записка была посвящена главным образом высшему образованию (в основном её готовили ректоры государственных и негосударственных вузов), проблемы дополнительного образования стояли там с одной стороны. В частности, было предложено резко активизировать использование электронных технологий в области дополнительного образования. Между прочим, Д. Медведев высказался на Совете по информационному обществу о том, что, согласно его данным, Россия в международном рейтинге занимает 92 место по внедрению информационных технологий. Я видел несколько рейтингов, в которых, правда, мы не были ниже 38-го места. Но надо признать, что каждый год Россия теряет по 1-2 места в подобных рейтингах. Поэтому следует согласиться с президентом, что места, которые мы занимаем в рейтингах электронного обучения, нельзя считать достойными.

2. Что касается Постановления Государственной Думы и Решения Комитета по образованию. Думское Постановление содержало 61 пункт и подпункт, из них собственно образованию был посвящён один и еще четыре посвящались образованию косвенным образом. Когда на пленарном заседании Госдумы я пытался доказывать, что антикризисные меры – это меры поддержки конкретного человека, мне отвечали, что во многом разделяют мою озабоченность, но это постановление экономическое, и все социальные вопросы, в т.ч. вопросы образования, туда включаться не должны. Тем не менее, в этом Постановлении содержится важный пункт о развитии образования: о необходимости возвращения в трудовой стаж периода получения образования. Правда, я вынужден добавить тут ложечку дёгтя: Государственная Дума рассматривает законы, связанные с пенсионной реформой, в которых предложение Думы о включении периодов получения образования в трудовой стаж отражения не нашли. Посмотрим, что удастся нам внести ко второму чтению. Считаю, что когда человек получает образование, он делает это не только для себя, он делает это и для общества в целом. По исследованиям, проведённым в США , а позднее – в Новосибирске, люди с высшим образованием, в среднем, значительно повышают свой вклад в создание ВВП.

Что касается Решения Комитета Госдумы по образованию от 20 марта 2009 г. Это решение, на мой взгляд, очень интересное. В частности, в нём я бы отметил важный пункт, который предусматривает предложение вернуться к вопросу налоговых льгот для системы образования. Надо отдать должное Председателю Комитет Г.А. Балыхину, который в этом вопросе нас поддерживает. Как это будет приниматься – не знаю, но, по крайней мере, Комитет свой шаг сделал. Всегда выступал против того, чтобы образование выступало на равных с коммерческим сектором по вопросам налогов.

Экспертный совет по негосударственному образованию Комитета подготовил законопроекты о возвращении налоговых льгот для системы образования, в т.ч. дополнительного, но как они будут проходить через Государственную Думу, мы поручиться не можем.

3. Что касается Постановления правительства об антикризисных мерах от 20 марта. В этом документе наиболее полно изложены предложения в области дополнительного образования. В основном все их я уже называл: 43,7 млрд. руб. выделяемых средств и 173 тыс. переобучаемых. Если речь идёт об угрозе безработицы, особенно в моногородах, нужно в опережающем порядке заниматься переобучением людей. Единственное, что меня удивило, так это цифра 173 тыс. человек. На самом деле, думаю, число нуждающихся в переобучении будет на порядок больше.

4. Наконец, что касается Доклада об антикризисных мерах Российского совета по развитию образования, то там содержатся следующие основные позиции:

  • распространить на систему дополнительного образования образовательное кредитование;
  • установить софинансирование системы дополнительного образования со стороны государства по принципу 50 на 50. На мой взгляд, это неэффективная мера, поскольку собственные средства на переобучение нуждающиеся в этом не всегда имеют;
  • отобрать на конкурсной основе учреждения образования, которые будут заниматься переобучением. По моему мнению, это положение спорно по той причине, что не в каждом нашем регионе есть ведущие вузы. Понятно, что человек, нуждающийся в переобучении, не поедет для этого в Москву. Это предложение можно реализовать только с учётом регионального фактора в Российской Федерации. Во всех регионах должны быть учебные заведения, получившие поддержку государства на переобучение.

Мне представляется, что некоторые меры поддержки дополнительного профессионального образования государство предприняло или начинает предпринимать. Однако я уверен, что скорость принятия решений и их масштаб отстают от нарастания кризиса.

Заканчивая своё выступление, хочу вспомнить любимую цитату: не так страшен кризис, как антикризисные меры. Желаю вам успешно пережить и то, и другое.