Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийВыступление на vii съезде союза директоров средних специальных учебных заведений россии

Выступление на VII съезде Союза директоров средних специальных учебных заведений России

. Москва. Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, уважаемый съезд, позвольте мне, прежде всего в качестве первого зампреда думского комитета по образованию и председателя общественного движения «Образование – для всех», сердечно приветствовать вас в этом зале, пожелать съезду, по традиции, творческого общения и интересных идей, а главное – практических результатов.

Пользуясь случаем, хочу выразить личную благодарность всем, кто пытается решить очень важную государственную задачу модернизации нашей страны, обеспечения её кадрами, развития человеческого потенциала, иногда даже при противодействии государства.

Ключевым событием прошлого года, как вам известно, стало принятие Федерального Закона «Об образовании в Российской Федерации», а я бы добавил к этому и отклонение альтернативного законопроекта «О народном образовании».

Я буду говорить об этих законах не для того, чтобы порыться в прошлом, а потому что полагаю, что идеи федерального закона «О народном образовании» не устарели. Мы сейчас готовим законодательные предложения, чтобы попытаться в виде отдельных законодательных актов некоторые позиции отвергнутого законопроекта реализовать.

Итак, 13 предложений для нашего профессионального образования на 2013 год.

Позиция первая – финансирование.

По заключению Общественной палаты, финансирование образования в стране составляет примерно половину от потребностей. В федеральном бюджете среднее профессиональное образование имеет самый низкий рост финансирования по сравнению с другими уровнями. Мы продолжаем настаивать на том, чтобы финансирование отечественного образования было увеличено примерно вдвое, т.е. до минимальной потребности. Хотя мы прекрасно понимаем, что принятый Государственной Думой федеральный бюджет на 2013-15 годы предусматривает сокращение этих расходов, а что касается консолидированного бюджета, предполагается, что расходы должны увеличиться с 4,1% до 4,2% в 2015 году, по сравнению с 2012 годом.

По оценкам моего регулярного оппонента Ярослава Кузьминова, в 2015 году финансирование может оказаться не 4,2%, а 3,5%. Мы полагаем, что наращивание финансирования образования – одна из ключевых задач образовательной политики. При этом мы помним знаменитую фразу Менделеева и готовы её переформулировать так: «Экономить на образовании – хуже, чем топить ассигнациями».

Позиция вторая – нормативы и внебюджетные отношения. Насколько мне известно, министерство образования и науки выступало против передачи всех учреждений СПО на региональные бюджеты. Кто-то от этого выиграл, кто-то проиграл, важно, что очень трудно проводить единую федеральную политику в области профессионального образования при такой ситуации, которую мы имеем сейчас. Мы предлагаем нашим законом установить минимальные нормативы финансирования учреждений образования, в том числе и среднего профессионального, на федеральном уровне, а тем регионам, у которых не хватает финансов на обеспечение такого финансирования, оказать поддержку из федерального бюджета. Мы полагаем, что это гораздо полезнее, чем закладывать деньги в очередную версию Резервного стабилизационного фонда.

Позиция третья – механизмы финансирования. Действующий закон, за редким исключением, касающимся сельской школы, предполагает подушевое финансирование. Нам знаком опыт стран, где чисто подушевое финансирование образования привело к резкому росту неравенства образовательных возможностей, поэтому предлагаем, наряду с подушевым финансированием, использовать и такой механизм, который бы не зависел от количества студенческих душ, в частности в учреждениях среднего профессионального образования. И обеспечивал, соответственно, большее равенство образовательных возможностей.

Позиция четвёртая – налоги. Россия оказалась в середине первого десятилетия 21 века уникальной страной, где образование платит налоги практически наравне с коммерческим сектором. Мы убеждены, что это неправильно. Это противоречит мировой практике, развитию человеческого потенциала и пр. В последнее время чуть-чуть были расширены налоговые льготы для образования, но явно недостаточно. Мы предлагаем освободить от налогов все доходы образовательных учреждений, которые будут вкладываться вновь в образование, и обеспечить равные налоговые нагрузки для учреждений государственных и негосударственных, в том числе среднего профессионального образования.

Позиция пятая – информационная среда и образовательные каналы. Если в России 32% населения убеждены, что Солнце это спутник Земли, а наша первая красавица сомневается, что вокруг чего вращается, то проблема здесь не столько в работе образовательных учреждений, сколько в информационной среде. Мы предлагали нашим законом и, соответственно, будем предлагать вновь воссоздать в России государственный образовательный канал в метровом диапазоне и оказывать государственную поддержку всем каналам, которые будут вести образовательные программы. Мы считаем, что просветительская образовательная деятельность должна поддерживаться государством, а те, кто испытывает интерес по преимуществу к нижней половине человека, как сказал бы Илья Эренбург, должны платить налоги даже в повышенном объёме.

Позиция шестая – электронное обучение. Федеральному закону № 11 от февраля 2012-го уже более года, новому закону уже несколько месяцев со времени принятия, но пока мы недостаточно продвинулись в развитии этого очень важного направления. Несмотря на прямое поручение Дмитрия Медведева.

Уважаемые коллеги, я знаю ситуации, когда наши рабочие, молодые в том числе, недавно выпустившиеся, испытывают большие трудности с работой на импортных станках именно потому, что там установлено соответствующее программное обеспечение, компьютерное оборудование. Мало того, сейчас серьёзным вызовом нашей стране является появление массовых образовательных онлайн курсов, создаваемых ведущими университетами. Google собирается создать университет чуть ли не на миллиард слушателей. Нам следует максимально ускорить развитие нашей образовательной политики в этом направлении, моё глубокое убеждение заключается в том, что если мы хотим быть впереди, нам нужно соединить лучшие отечественные традиции с самыми современными технологиями.

Позиция седьмая – судьба начального профессионального образования. Не скрою, мы были против ликвидации системы начального профессионального образования как особого образовательного уровня. Мы разделяли позиции многих работодателей, последние бои по этому поводу на Комитете по образованию происходили, когда Ассоциация машиностроителей выступала с такими же предложениями. Дмитрий Медведев поддержал эту мою позицию 25 июля прошлого года на заседании Открытого правительства. Однако закон принят, посмотрим, кто был прав. Пока меня лично очень волнуют два вопроса. Во-первых, список профессий, по которым будет установлено профессиональное обучение без профессионального образования. Какое количество наших выпускников не смогут получить нормального образования, и вынуждены будут ограничиться только профессиональным обучением? Во-вторых, люди с ограниченными возможностями здоровья. Понятно, что большинство из них программы среднего профессионального образования не освоят, как бы они все не попали на профессиональное обучение, и не понизилась бы их конкурентоспособность на рынке труда. Мы надеемся на сотрудничество с министерством образования в этой области.

Позиция восьмая – статус педагога. Как известно, действующие акты, включая Указ президента и «дорожную карту» от 30 декабря прошлого года, предполагают вывести зарплату преподавателей и мастеров производственного обучения в среднем профобразовании на уровень средней по региону к 2018 году, т.е. позднее всех, практически. Мы полагаем, что в течение трёх лет эта заработная плата должна была бы выйти на 150% от средней зарплаты по региону, причём не ниже 150% от средней заработной платы по Российской Федерации. Мы полагаем, что если в вузах – две средние, если в школах – одна средняя, то в среднем профессиональном образовании, соответственно, – 150% по региону. Это соответствует тем положениям о так называемом эффективном контракте, которые разрабатывает мой оппонент Ярослав Кузьминов.

Позиция девятая – отсрочки. Мы все знаем, что последнее предложение Минобороны в рамках рабочей группы по подготовке ко второму чтению федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты в связи с принятием Закона «Об образовании в РФ», а попросту говоря, сопровождающего закона, заключаются в том, чтобы оставить всем только одну отсрочку - для профессионального образования. При этом не учитывается, что фактически есть два уровня программ среднего профессионального образования, а именно – подготовка квалифицированных рабочих и подготовка специалистов среднего звена.

Мы предлагаем сохранить отсрочки в полном объёме, более того, мы предлагаем восстановить их в объёме, который был до 2006 года. Иначе неизбежны потери в промышленности и тогда наша армия неизбежно возвращается к статусу рабоче-крестьянской, когда люди обеспеченные своих детей в армию не отправляют. Служба в армии должна быть не вместо образования, а на базе образования.

Позиция десятая – стипендии. Закон содержит по этому поводу лишь бланкетные нормы, т.е. упоминает, кем они устанавливаются. Мы полагаем, что социальная стипендия студента среднего специального учебного заведения должна быть на уровне прожиточного минимума, а академическая стипендия на том уровне, какой был в советский период, – 60% от прожиточного минимума. Кстати, эта позиция вполне соответствует рекомендациям, которые принимали в своё время на парламентских слушаниях, организованных думским комитетом по образованию.

Позиция одиннадцатая – питание. По официальным данным Минобрнауки, у нас 30% всех школьных болезней и болезней в образовании вообще связаны с некачественным питанием. 90 тысяч парней ежегодно не призываются в армию из-за дефицита массы тела.

Принятый закон содержит по этому поводу отсылочную норму – к полномочиям субъектов Российской Федерации. В нашем законопроекте мы предлагаем конкретные нормы – 2% от прожиточного минимума в день на питание и софинансирование этого из федерального бюджета. Федерация не должна устраняться от образовательной политики в регионах, хотя бы потому, что существует 114 статья Конституции, прямо обязывающая федеральное правительство проводить единую образовательную политику на территории всей страны. Трудно представить, как может такая политика проводиться, когда нормативы финансирования в разных регионах различаются на одного ребёнка из бюджета порой до 10 раз.

Позиция двенадцатая – дебюрократизация. Недавно известный педагог Евгений Ямбург заметил, что учебные заведения всё больше превращаются в места, где дети, студенты и педагоги мешают администрации работать с документами. Мы понимаем, что не всё зависит от нашей воли. Что кроме министерства образования и науки есть ещё Минфин, а с ним разговаривать намного труднее. Но мне кажется, что очень важно было бы создать специальную рабочую группу в целях дебюрократизации нормативных актов, уменьшения количества проверок и т.д. Если мы не всегда можем дать деньги, то давайте, по крайней мере, будем стремиться дать академические свободы образовательным учреждениям. Преподаватели и руководители образовательных учреждений, поверьте, кое-что в этом понимают и будут работать на образовательный процесс, а не только на отчётность.

Позиция тринадцатая – философия образования. Ключевая проблема для развития СПО и оставшегося НПО – поддержка государством отечественного производства. Пока эта проблема оставляет желать много лучшего. Там, где есть продвинутые отрасли, там нормально живут учебные заведения. Но я считаю, что немало можно сделать и в этом отношении.

Дмитрию Анатольевичу Медведеву 25 июля (на заседании Открытого правительства) я говорил: давайте покончим с заявлениями об образовании как сферы услуг, это не требует денег. Мы, педагоги, всё-таки, не чистильщики сапог. Мы должны выполнять творческую миссию, педагогическая работа – не услуга и не обслуживание.

Давайте покончим с разговорами о том, что образование «висит гирей на бюджете государства». Вложения в образование – самые выгодные вложения, которые государство может себе позволить. Это доказали и наши, и зарубежные выдающиеся экономисты. Давайте признаем, что нам нужно сохранить традиции фундаментальности нашего образования, не сводимые только к функциональной грамотности. Давайте откажемся от разговоров, что нам надо готовить исключительно политическую и экономическую элиту, что обществом движут 5-7% граждан; давайте поймём, что образование должно быть качественным образованием для всех.

Когда-то Наполеон сказал: худший вид безнравственности – заниматься делом, которое не знаешь. В этом смысле вы осуществляете нравственное воспитание, потому что готовите профессионалов.

В своё время в Евангелии было написано: знание – свобода. Работая на образование, вы, следовательно, расширяете свободу.

Пусть же образование остаётся средне-профессиональным, но будет всегда только высшего качества.