Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «вести образования»Безграмотность как \"курок\" русской революции

Безграмотность как "курок" русской революции

Июль-август

Удивительное все-таки творение – политическая элита постсоветской России. Учат ее, учат, а она, как фонвизинский Митрофан, знай себе одно: не хочу учиться, хочу властвовать!

В самом деле, за последнее время о том, что мы не допустим в России «оранжевой революции», из числа правящих господ (или изображающих из себя правящих) не писал (или не кричал с экрана) только ленивый. Между тем, берусь утверждать: именно властвующая элита принимает решения, шаг за шагом подталкивающие страну к революционным конфликтам.

Как ни странно, первым обратил на это внимание не кто-то из лидеров оппозиции, но, напротив, один из руководителей правящей партии – Юрий Лужков. Именно он сделал целый ряд заявлений, смысл которых заключается в следующем: социальная политика Правительства подготавливает в стране новый 1917-й год. Вспоминая «закон о монетизации», коммунальную «реформу», обещанные «реформы» здравоохранения и образования (последнюю, кажется, чуть притормозили), а также заявление Председателя Пенсионного фонда Г. Батанова о необходимости повышения в стране пенсионного возраста, возражать Ю. Лужкову трудно. Более того, его заявление приходится дополнить: в июле российская власть сделала в сторону «оранжевой революции» очередные шаги, причем на сей раз в виде «реформы» избирательной системы.

Шагов этих сразу два. Речь идет о большом президентском законе, вносящем изменения сразу в 13 законодательных актов и «отредактированном» правящей партией при его прохождении в Государственной Думе в худшую сторону. Коротко говоря, новый закон:

  • позволяет вытолкнуть из избирательного процесса все нелояльные (или неугодные) политические силы;
  • дает этим силам более чем достаточные юридические основания, чтобы оспаривать легитимность выборов и их результатов.

Большинство «нетрадиционной политической ориентации»

Похоже, стратеги Кремля и Старой площади либо никогда не учились политическим наукам, либо оказались необучаемыми. В противном случае им еще на первом курсе вуза, наверняка, объяснили бы старую, как демократический мир, концепцию легитимации конфликта. Согласно этой концепции, власть, не желающая политических потрясений, должна создавать цивилизованные формы разрешения неизбежно возникающего в обществе конфликта интересов. Главные из них: избранные по демократическим правилам органы власти; партийные системы, обеспечивающие возможность объединения граждан с близкими политическими позициями, и их представительство в органах власти; относительно независимые СМИ; независимость власти судебной и т.п. Такая система позволяет правящей элите парировать аргументы недовольных возражениями типа: «вы имеете такое Правительство, какое сами избрали»; «если Вы не ходили на выборы или голосовали «против всех», то на кого жалуетесь?»; «обращайтесь в суд» и т.п.

Именно о такой системе говорил У. Черчилль: демократия – плохая форма управления, но ничего лучшего человечество не выдумало. Что еще более интересно, с ним фактически соглашался и В.И. Ленин, утверждавший, что демократия – это наилучшая из возможных политическая оболочка капитализма. Однако современной российской власти не указ ни левые, ни правые. В новом законе сделано, кажется, все возможное, чтобы максимально ограничить гражданам доступ к политическому процессу в его выборных формах.

Как известно, прежними законами были запрещены выборы в Госдуму по одномандатным округам, а численность партий, допускающихся к таким выборам, ограничена «снизу» барьером в 50 тыс. членов. Желающие могут попробовать в таких условиях создать новую партию без гигантских денег или административного ресурса, но готов держать пари 1:100, что результат будет отрицательным.

Новый закон распространяет уже принятые ограничения на региональные и местные выборы и добавляет к ним новые:

  • отныне в выборах не могут участвовать политические блоки, но только партии. Напомню: именно в виде блоков проходили в парламент следующие ставшие «партиями власти» силы: «Демократическая Россия», «Выбор России», «Наш дом – Россия», «Единство», «Отечество – вся Россия», а также политические силы, «партиями власти» не ставшие: «Женщины России», блок Жириновского, блок Явлинский – Болдырев – Лукин (будущее «Яблоко»), «Союз Правых Сил», «Родина» и др. Согласитесь, читатель: воспользоваться политическим правом самому, а затем отменить его для других, вряд ли более порядочно, чем, получив бесплатное образование, доказывать, что это наследие проклятого советского прошлого! Кроме того, заставлять граждан страны, половина из которых никаким партиям не доверяет, голосовать именно и только за партии, все равно, что принимать закон о принудительном исполнении супружеских обязанностей в семье. Попытка автора вернуть гражданам право объединяться на выборах в политические блоки дала следующие результаты голосования:

КПРФ – 98%;

Родина – 17,5% (большинство членов фракции «Родина» не участвовали в заседании при рассмотрении данного вопроса);

Единая Россия – «за» - 0,3% (1 человек);

ЛДПР – 0%;

  • доля подписей, признание которых недействительными влечет отказ от регистрации избирательного списка партии, снижена с 25 до 10 %. Фактически это позволяет ангажированным избирательным комиссиям при желании забраковать список любой партии, неугодной власти, и не допустить ее к выборам;
  • с 25 до 20 %, снижен барьер, позволяющий признавать выборы состоявшимися. При этом субъекты федерации своими законами могут еще более снижать этот порог (или же не устанавливать его вовсе) для выборов в представительные органы муниципального образования. При современных «вертикалях» в принципе можно будет людей на выборы и не зазывать: достаточно пригласить «своих», а чужие – как хотят, их даже и оповещать не стоит;
  • региональным властям разрешено исключать из бюллетеней графу «против всех». Инициатива эта, естественно, исходила от депутатов «единой бюрократической России», однако более интересна в данном случае позиция представителя Президента по данному законопроекту А.А. Вешнякова. Этот последний в интервью электронным средствам массовой информации незадолго до рассмотрения закона во втором чтении высказал принципиальные возражения по поводу намерений исключить из бюллетеней графу «против всех». Однако в ответ на просьбу автора подтвердить эту позицию в Думе заявил, что считает такую норму вполне допустимой! Как грустно шутили раньше, «у меня есть собственное мнение, но я с ним не согласен».
  • Совершенно очевидно, что (1) запрет на «протестное» голосование приведет в лучшем случае к абсентеизму, т.е. «голосованию ногами» подальше от избирательных участков, и (2) данная норма связана с предыдущей: именно ожидая такого исхода, снижается процент обязательной явки на выборы. Другими словами, закон специально выталкивает из политики не только нелояльную оппозицию, но и «протестный» электорат. Попытка автора провалить поправку «Едроссов» и вернуть избирателю право голосовать против всех закончилась неудачей. Против поправки проголосовали:

КПРФ – 100%;

Родина – «против» - 30%;

ЛДПР – «против» - 5,7%.

«За» голосовала «Единая Россия» - 97,5%;

  • резкое повышение предельного размера избирательного фонда кандидата в президенты – с 250 до 400 млн. рублей. Совершенно очевидно, что без поддержки крупного бизнеса, а еще лучше – так называемых «олигархов» - такую сумму не собрать.

В условиях падения рейтинга «единой бюрократической России», которая ни на одних региональных выборах не набрала не только 2/3 или 50 %, но и не подтвердила думский результат 2003 года в 37 %, вполне понятно желание «партии власти» в будущем Парламенте от статуса подавляющего большинства перейти к статусу единственного политического субъекта и в духе модных сейчас нетрадиционных ориентаций заниматься «политической любовью» исключительно с самой собой. Однако результат, с высокой вероятностью, окажется прямо противоположным. Напомню: в IV-ю Думу благополучно не пустили вполне интеллигентных и достаточно лояльных «яблочников». В итоге вместо остроумия в Парламенте получили Сергея Митрохина и Илью Яшина на улицах. Потом Владислав Сурков удивляется, почему «лимоны» и «яблоки» растут на одной ветке. Чему же удивляться, Владислав Юрьевич: куда их вместе «повесили», там они вместе и «растут». Кто следующий кандидат: Дмитрий Рогозин? Сергей Глазьев? Геннадий Зюганов?

Теория легитимации конфликта как раз и утверждает: чем больше дискуссий в парламенте, тем меньше акций протеста на улицах, и наоборот. Искусственно выталкивая из парламента любую оппозицию и вообще свободную мысль, власть толкает ее на протестные, а затем, возможно, и революционные действия. В ситуации, когда большинство активных политиков, представляющих большинство (или хотя бы большинство активного меньшинства) недовольного населения, будут выброшены из легального политического процесса, революционный сценарий становится почти неизбежным. Не на следующих выборах, так на послеследующих.

«Политворы в законе»

Вероятность «оранжевой» («розовой», «красной», «синей», дай Бог, не «коричневой») революции повышается тем более, что авторы закона, будто специально, дают своим политическим противникам все аргументы для того, чтобы объявить будущие выборы нелегитимными. Вот лишь некоторые примеры:

  • досрочное голосование без ограничений. Как водят на него солдат, курсантов, милиционеров и прочих подневольных избирателей, известно каждому, кто хоть когда-нибудь активно участвовал в выборах;
  • голосование на дому по устному заявлению. Как «уламывают» бабушек и инвалидов, а за некоторых просто опускают бюллетени, тоже не знает лишь тот, кто знать не хочет;
  • возможность включать граждан, не имеющих регистрации по месту жительства (так называемых бомжей), в список избирателей по решению соответствующей избирательной комиссии в день голосования. Депутат В. Рыжков в Думе назвал это «украинской каруселью», уверяя, что во втором туре президентских выборов на Украине, признанном потом недействительным, по стране ездили целые эшелоны людей, голосующих на каждой станции. И т.д., и т.п., и пр.

В политике, как у А. Чехова: если в первом акте, когда принимается закон, на стену вешают «ружье» возможных злоупотреблений, в третьем акте оно обязательно «выстрелит». Поверить в то, что правящая российская олигархия способна воздержаться от злоупотреблений, возможность которых прямо заложена в законе, еще труднее, чем в обещания «сказку сделать былью». Однако если бы даже чудо и произошло, оно никогда не было бы признано проигравшей политической оппозицией. Вот вам и полный аналог украинской или грузинской ситуации: недовольство активной и притом нарастающей части политической контрэлиты плюс практически неопровержимая аргументация в пользу подтасовки результатов выборов у нее в руках. Неизвестными в этом уравнении остаются лишь вопросы о степени и сроках долготерпения русского народа, а также о способности российской оппозиции на политический поступок.

Меня как представителя такой оппозиции должна была бы радовать возможность в будущем вручить кому-нибудь из действующих министров орден Октябрьской (Декабрьской или Мартовской) революции за создание революционной ситуации в России. Однако как специалист по теории революции слишком хорошо знаю, что этот тип исторических ситуаций часто приводит к последствиям, которых не хотел никто. Более того, одним из законов революций является противоположность объявленных ею целей и непосредственных результатов. А потому, пользуясь остатками свободы информации, хочу предупредить «волшебников-недоучек», определяющих политическую стратегию российской власти: пытаясь зарегулировать весь «сток» политической жизни, вы рискуете прорывом «плотины». Если такой прорыв случится, лодка власти опрокинется обязательно. Вот тогда, как в любой революции, теория легитимации конфликта действовать уже не будет или будет действовать навыворот. Пока в парламенте вы имеете вполне умеренную оппозицию. Выйдя на улицы, она станет иной. И тогда не ищите заговоров. Худший заговор – это ваша бездарная и безграмотная стратегия. Вы уже взвели «курок» новой революции в России. Осталось только появится храбрецу (или авантюристу), который бы на него нажал. И тогда спасение утопающих в очередной раз станет делом их собственных рук. Беда лишь в том, что революции пожирают не только своих прародителей, но и своих детей…

Опубликовано: Вести образования. -  2005. - 1 июля - 31августа. - № 13-16 (37-40). - C. 2.

См. также: вариант этой статьи в сокращении (опубликован в газете «Красный путь»).