Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыПубликации в газете «вести образования»Новая система… труда без зарплаты?

Новая система… труда без зарплаты?

апреля

«Уважаемый Владимир Владимирович!

В принятом бюджете на 2009 год впервые за постсоветскую историю не предусмотрены средства на повышение зарплаты в регионах работникам бюджетной сферы вообще и педагогам – в особенности. В результате разница в финансировании образования в расчёте на одного ученика резко выросла и выглядит округлённо следующим образом по сельской школе: Саха (Якутия) – 62 тысячи, Московская область – 53 тысячи, а вот Омская область – 11 тысяч, а Амурская область, вообще – 9 тысяч рублей. Разница более чем в семь раз.

Однако право ребёнка на образование не может зависеть от региона, где он родился и от того, насколько ему повезло или не повезло с губернатором или президентом.

Вопрос: намерено ли правительство оказать финансовую помощь регионам в целях повышения зарплаты интеллигенции и защиты прав детей на образование и, в каком объёме?».

Задавая этот вопрос в Думе Председателю Правительства во время его отчёта 6 апреля 2009 г., надеялся услышать что-нибудь вроде: «Не может быть! Вот мы им (губернаторам) покажем! Деньги получили, а зарплату не повышают. Немедленно установим жёсткий контроль – ведь кто платит, тот и заказывает музыку…».

Вместо этого услышал: «Что касается региональных бюджетников, то давайте не будем забывать, что мы, всё-таки, ответственность, которая лежит на регионах, не должны на себя полностью забирать. Иначе там работать не будут. А по поводу того, что там денег не хватает: денег всегда не хватает; вопрос в выборе приоритетов. Что важнее: построить какой-нибудь сарай и “спилить” там 20-30 процентов на строительстве, либо деньги отдать учителям и врачам?

Что касается нашей поддержки, я уже сказал: триллион 200 миллиардов мы выделяем регионам Российской Федерации...

Более того, ещё 300 миллиардов мы выделяем дополнительно.… Из них 150 миллиардов на прямые дотации и ещё 150 миллиардов в виде кредитов бюджетных. Причём, если раньше мы выдавали подобные бюджетные кредиты сроком на один год, теперь будем выделять на три года. В целом такие объёмы с регионами согласованы. Мы считаем, этого достаточно...

А как определять приоритеты, это уже должны решать на местах, и с них надо спрашивать».

Возможно, ожидаемой реакции Председателя Правительства я не дождался потому, что Владимир Владимирович, так же, как и я, прекрасно знает: в федеральном бюджете денег регионам действительно предусмотрено больше, чем предполагалось осенью прошлого года – на 300 млрд. рублей. Однако при этом дефицит этих бюджетов составит около 1 трлн. рублей, т.е. в 3,5 раза больше.

Не получив ожидаемого ответа от Председателя Правительства, видимо, в качестве компенсации получил «выговор» от Министра образования Омской области. За последний год дважды направлял ему письма с просьбой указать точные нормативы подушевого финансирования в регионе, однако в ответ получал лишь методики расчётов. Зато после вопроса Премьеру пришло письмо, где такие нормативы приводятся. Оказывается, в расчёте на городского школьника это не 7 432 руб. (такой базисный показатель был установлен Законом Омской области от 14.12.2007 № 991-ОЗ «О государственной политике Омской области в сфере образования»), а 15 477 руб.; соответственно, на сельского школьника даже 22 828 руб. вместо 11 129 руб.

Приношу публичные извинения Министру за то, что в своё время не смог получить от него официальные данные, и впредь обязуюсь пользоваться именно ими в тех случаях, когда своевременно будут предоставлены. Сейчас же не могу не задать новых вопросов:

1) Сколько дополнительных денег получили омские дети и педагоги от того, что в норматив зачислен социальный налог в размере 26,2%, ведь никому из них в карман этот налог не попадает?

2) Согласно информации заместителя Министра образования и науки РФ Ю.П. Сентюрина от 5 марта 2009 г. № МОН-П-443, «в Омской области базисный показатель расходов муниципального образовательного учреждения на оплату труда работников учреждений образования в расчете на класс (группу) законодательно предусмотрен, однако его значение законодательно не определено». Напротив, как сообщает другой заместитель Министра образования и науки РФ И.И. Калина в ответ на мой запрос Председателю Правительства, «фактические расходы на общее образование в расчете на одного ученика (включая коммунальные расходы и расходы на текущий ремонт) в Омской области в 2008 году составили 27 тыс. рублей», но при этом по «эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляемой в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 26 июня 2007 г. № 825, Омская область занимает 64 место в рейтинге субъектов Российской Федерации». Какие же данные я должен считать официальными и как столь высокий уровень образовательных расходов сочетается со столь низким рейтингом области? Не говорю уже о том, что, если верить региональным СМИ, мы вообще впереди России всей.

3) Согласно Закону Омской области «Об областном бюджете», индекс-дефлятор для расчёта субвенций городу и районам Омской области в отношении расходов на образование составлял в 2008 г. 1,0239, а в 2009 г. – 1,0283. Согласно же «Записке о ситуации, сложившейся в учреждениях образования Омской области в связи с введением МРОТ – 4330 рублей и отраслевой системы оплаты труда», подготовленной Председателем Федерации омских профсоюзов и членом Законодательного Собрания от «Единой России» В.С. Якубовичем, индекс-дефлятор установлен на 2008 г. – 1.092, на 2009 г. – 1.028. Какой же дефлятор нужно считать правильным?

Как можно устанавливать такие коэффициенты увеличения нормативов, когда, даже по официальным данным, инфляция в 2008 г. достигла 13,3%, в 2009 г. ожидается на уровне 13-14%, а рост цен на товары первой необходимости ежегодно составляет не менее 25%?

4) Понимали ли омские законодатели, определяя подобные коэффициенты, что они означают фактическое обнищание образовательных учреждений в регионе?

5) Не подтверждают ли приведённые разноречивые официальные данные старую формулу: есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика?

Кстати, об упоминавшейся уже Записке В.С. Якубовича. Надо отдать должное её автору: в отличие от полученных мною сказочных данных Минобрнауки, в которых сообщается, что с переходом на новую систему оплаты труда она повысилась в различных регионах на 60-100%, эта Записка содержит немало правды. Вот лишь некоторые выдержки.

«Особенно тревожная ситуация в оплате труда и соблюдении трудовых прав работников при введении нового МРОТ складывается в детских дошкольных учреждениях. Здесь доплата до 4330 руб. с 1 января 2009 года осуществляется, как правило, за счет надтарифного фонда учреждения, что приводит к снижению оплаты труда воспитателей и педагогов дополнительного образования, и практически к нивелированию уровня их оплаты с техническим и вспомогательным персоналом.

В Знаменском муниципальном районе 84 работника дошкольных образовательных учреждений (60% численного состава) получают зарплату на уровне минимального размера оплаты труда. Средняя заработная плата в детсадах снизилась с 4535 в ноябре до 4265 рублей в январе, в том числе административно-управленческого аппарата на 612 рублей (7%), воспитателей на 1702 рубля (23%). <…>

Возникли новые должности, не предусмотренные ЕТКС. Появились профессии: сторож с обязанностями дворника, кастелянша с обязанностями уборщика помещений, подсобный по кухне с обязанностями вечернего помощника воспитателя».

Ещё один шаг – и сбудется кадровый прогноз М. Жванецкого: в стране появится специальность «слесарь-гинеколог».

«В фондах оплаты труда не предусмотрены средства на оплату труда за обучение учащихся на дому (а они в 5 раз больше, чем на обычного ученика), замещение временно отсутствующих работников, на увеличение оплаты труда педагогов, аттестованных в течение финансового года на более высокую квалификационную категорию, на обеспечение льгот работникам, совмещающим работу с обучением, командировочные расходы, связанные с повышением квалификации и другие».

«Не может не волновать общественность такая оптимизация учебных планов, влекущая сокращение учебных часов школьного и регионального компонентов, сокращение продолжительности работы детских дошкольных учреждений».

В заключение автор Записки ставит два риторических вопроса:

  • «не скажется ли отсутствие в штатных расписаниях школ социальных педагогов, педагогов-психологов, вожатых на качестве воспитания социально активной личности;
  • не отразится ли негативно снижение числа факультативов, кружков на реализации творческих способностей детей, результатах участия талантливой молодежи в различных конкурсах и олимпиадах».

Ответы, думаю, очевидны для каждого.

Вывод документа вполне определёнен: «Не вызывает сомнения, что в учреждениях образования создается социальная напряженность в связи с недостаточностью финансовых средств на оплату труда по обеспечению минимального размера оплаты – 4330 рублей и введение отраслевой системы оплаты труда. <…>

Нужно дополнительное финансирование».

Как нам стало известно, недавно власти собрали руководителей учреждений образования Омского района Омской области и заявили: директора ответственны за то, чтобы не было социального взрыва. Как это по-новорусски: бикфордов шнур поджигают одни, а чтобы не было взрыва – спрашивают с других! Кажется, на совещании никто не решился задать вопрос: может, лучше просто поднять зарплату? Или хотя бы не сокращать?

В своё время крепостные крестьяне платили подушную подать государству. Теперь, похоже, государство делает то же самое в отношении школы, подавая каждому ученику на уровне нищего – так сказать, Христа ради.

Совершенно очевидно: для того, чтобы подушевое финансирование не превращалось в «подушную подать», необходимо реализовать, как минимум, три условия:

1) установить минимальный федеральный норматив такого финансирования в расчёте на 1 ученика, ниже которого регионы опускаться не вправе;

2) аналогичным образом на федеральном уровне утвердить базовые оклады педагогическим работникам, от которых регионы и местное самоуправление вправе отклоняться только в одну сторону – в сторону повышения;

3) выделить дополнительные деньги из федерального бюджета тем регионам, которые не имеют возможности выполнить федеральные требования в отношении нормативов и базовых окладов.

Именно это предлагалось мною в виде запроса, направленного Председателю Правительства РФ, а также в виде вопроса, заданного ему во время отчёта в Госдуме. Эти же предложения обсуждались на приёме у Министра здравоохранения и социального развития Т.А. Голиковой и заместителя Министра образования и науки В. Фридлянова, где мы были совместно с представителями омских профсоюзов. Положительного ответа пока нет, но, уверен, подвижки будут.

Ныне же приходится констатировать: в тех регионах, где есть деньги и установлены более или менее объективные критерии оценки работы педагогов, новая система оплаты труда, не без проблем, но рано или поздно принимается людьми. В тех же, где нет ни того, ни другого, только исконное российское долготерпение да необъяснимая робость профсоюзов спасают власть от массовых акций протеста. Вот и приходится вновь и вновь вспоминать Омара Хайяма в переводе Шалвы Амонашвили:

Пока на школу не назначена цена,

Просить у власти хлеб она должна.

Наверно, школа плохо власть учила,

Коль милостыней жить принуждена!..

Когда написано, а как современно…

Опубликовано: Вести образования - 2009. - 15-30 апреля. - № 8 (128).