Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления на парламентских и общественных слушанияхСовершенствование государственной итоговой аттестации в системе общего образования

Совершенствование государственной итоговой аттестации в системе общего образования

. Государственная Дума, "круглый стол" Комитета Государственной Думы по образованию

Председательствует председатель Комитета по образованию Государственной Думы В.А. Никонов

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, следуя традиции, я остановлюсь из всех проблем аттестации только на едином государственном экзамене.

Вы знаете, прочитав фрагменты выступления моего регулярного оппонента Ярослава Ивановича Кузьминова на Общественной палате в июле, я решил, что Ярослав Иванович что-то сплагиатил из речи Смолина 12-летней давности, в 2001 году. Причём, это вызвало у меня не осуждение, а радость. И действительно, ситуация меняется, и те люди, которые совсем недавно говорили: не трогайте ЕГЭ, это высшее достижение нашей образовательной политики, теперь предлагают его совершенствовать. И это хорошо.

Сравнительно недавно ещё Владимир Вольфович Жириновский яростно боролся против меня по поводу ЕГЭ и даже выступал на "Эхо Москвы", где проиграл со счётом 17 процентов на 83 процента, а теперь фракция вносит законопроект о полной отмене ЕГЭ, то есть идёт значительно дальше, чем ваш покорный слуга. Не было счастья, да несчастье помогло, очень во многом ситуацию создали скандалы. Но проблема на самом деле, конечно, гораздо глубже скандалов. Проблема заключается в том, что многие гипотезы положительные, связанные с ЕГЭ, не подтвердились.

Например, первое – объективность и достоверность. Коллеги, после того, как задания ЕГЭ выброшены в Интернет за несколько дней до самого ЕГЭ, вряд ли об этом можно говорить. А вот вам данные Рособрнадзора, который точно исполнил свой функционал, проверил полторы тысячи работ высокобалльников в проблемных регионах и показал, что порядка 77 процентов всех оценок не соответствуют реальному содержанию работы. Ну, какая достоверность?

Кстати, я поддерживаю идею, выставить в Интернет все задания ЕГЭ, но думаю, что проблемы это не решит, потому что прорешают их считанные проценты детей, а захотят получить готовые результаты или, по крайней мере, точные задания, которые будут на следующий день, подавляющее большинство.

Второе – перегрузки. Говорили, что их не будет. Вроде бы, с одной стороны, стало меньше намного экзаменов. С другой стороны, цена каждого резко выросла. Стрессы тоже выросли, трудно однозначно оценить, больше перегрузок или меньше перегрузок.

Третье – коррупция. Если верить экспертам Министерства внутренних дел, с переходом ЕГЭ в штатный режим коррупция увеличилась в полтора раза. Не перепроверял, не моя тема, но доверяю экспертам.

Четвёртое – появилась новая проблема, связанная с натаскиванием, особенно по гуманитарным предметам. Если в математике фактически свели ЕГЭ к традиционному контролю, это абсолютно правильно, то в истории обществознания, особенно в литературе, конечно, натаскивание. И, конечно, исчезает важнейшая составляющая воспитательная, в том числе патриотическое воспитание, мощнейшее средство – гуманитарные предметы – из этого процесса исключаются реально.

Пятое – разрушение системы общего образования. Действительно, дети в последние годы изучают только то, что им предстоит сдавать по единому государственному экзамену. И отсюда мы получаем ситуацию, когда 32 процента населения России думают, что солнце – это спутник Земли. Когда введём новый стандарт с 2020 года, если введём его в обязательном порядке, который вообще позволит не изучать ни физики, ни химии, ни биологии, я думаю, таких станет намного больше.

Ещё раз призываю, Вячеслав Алексеевич уже пару раз меня поддерживал по этому поводу, специальный "круглый стол", чтобы, пока не поздно, исправить проект стандарта для старшей школы.

Шестое. Уважаемые коллеги, понятно, что подобная форма ЕГЭ не развивает, даже препятствует развитию способностей, которые мы сейчас модно называем компетенциями, причём важнейших. Понижаются способности к письменной речи. Исчезает способность к устной речи, к аргументации, к дискуссии. Умирает культура художественного чтения и так далее, и так далее. Значит, ситуацию надо, естественно, менять.

Наконец, седьмое. Единственная позиция, которая подтвердилась полностью по единому государственному экзамену – это увеличение академической мобильности в территориальном плане. Действительно, количество ребят из провинции, которые поступают в московские и питерские вузы, значительно выросло. Но здесь неожиданно оказалось, что даже эта замечательная палка о двух концах.

В Совете Федерации, где я присутствовал, член Совета Федерации от Иркутской области рассказывал о том, что провели специальное исследование, 2,5 тысячи ребят и родителей опросили. 67 процентов ребят заявили, что хотят получше сдать ЕГЭ, чтобы навсегда уехать из собственного края. 85 процентов родителей их в этом поддерживают.

А если мы продолжим, уважаемые коллеги, то напомню, что согласно недавнему опросу "Левада-центра", 45 процентов российских студентов вообще хотели бы работать и жить не в Российской Федерации, а за рубежом. Понятно, что уедет гораздо меньше, но и понятно, что и не ЕГЭ в этом виноват, но ЕГЭ невольно способствует тому, что Москва и Питер превращаются в перевалочную базу для утекания интеллектуального потенциала российских регионов за рубеж.

Теперь, что касается предложений. Мы предложили проект закона по части реформирования единого государственного экзамена из трёх позиций. Может для кого-то он покажется слишком радикальным, а нам кажется, он вполне реалистическим. При этом мы сохраняем основную идею единого государственного экзамена – независимую оценку качества знаний. Итак, три сюжета.

Сюжет первый. Добровольность выбора между традиционной технологией экзамена и технологией ЕГЭ. Пользуясь случаем, хочу сказать, уважаемой Ирине Викторовне, что при честном подходе любая технология дает нормальный результат. Проблема как раз и состоит в том, что подход не всегда бывает честным.

Вторая тема. Устные экзамены или элементы устных экзаменов по гуманитарным предметам.

Уважаемый Сергей Сергеевич сказал, что технология пересчета баллов одних в другие отрабатывается, и наверное, это была бы ключевая позиция, которая позволила реально осуществить эту идею законопроекта.

Третья идея. Обязательная литература, возвращение обязательной литературы, как самого мощного средства нравственного воспитания российской школе, причем, Вячеслав Алексеевич, мы идем дальше вас, и предлагаем на выбор, либо сочинение, либо литературу в устной форме. Мы вообще пытаемся поменять идеологию выпускного экзамена.

Мы считаем, что экзамен – это не прокрустово ложе, где ребенку пытаются отрезать либо ноги, либо голову, а экзамен должен превратиться в некоторый творческий конкурс, да, не закручивать гайки на экзаменах, преследуя тех, кто там носит телефоны, и так далее, и так далее, а дать возможность каждому по максимуму показать свои способности.

Вот новая идеология этого законопроекта.

Короче, мы уже похоже склоняемся к версии, что Единый государственный экзамен должен быть приговорен к высшей мере совершенствования, а сейчас продолжаем споры о том, будет ли эта мера высшей или средней, реальной или условной, короче говоря, мы призываем максимально быстро реформировать Единый государственный экзамен, может даже сохранив название, самое главное, сейчас даже Обаме объяснили, что технология национального тестирования превращает нормальных американцев в задорновских.

Я призываю не превращать нормальных русских в задорновских американцев.

Извиняюсь за то, что вынужден убежать на конференцию по образованию инвалидов.

Спасибо.

Аудиозапись выступления.

Текст стенограммы. (файл PDF, 461 Кб).