Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе второго созываСодоклад на пленарном заседании государственной думы о федеральном законе \"о порядке определения размеров средней ставки и должностно

Содоклад на пленарном заседании Государственной Думы о Федеральном законе "О порядке определения размеров средней ставки и должностного оклада работников образовательных учреждений" (с учетом предложений Президента)

Уважаемые коллеги, вашему вниманию уже в пятый раз предлагается проект закона "О порядке определения размеров средней ставки и должностного оклада работников образовательных учреждений".

Я вынужден вам напомнить, что в последний раз мы голосовали за этот закон 16 января 1998 года, когда Государственная Дума конституционным большинством в 329 голосов этот закон приняла, преодолела отклонение Советом Федерации. К сожалению, Президент Российской Федерации 3 февраля отклонил этот закон и вернул его в Государственную Думу. При этом поправки к закону в письме Президента представлены не были. Стремясь к согласию, Государственная Дума 18 марта приняла постановление (не читаю его название и номер), где под пунктом 5 значится: просить Президента Российской Федерации представить тексты поправок к данному федеральному закону.

Лишь 9 июля 1998 года на имя Председателя Государственной Думы было направлено письмо уважаемого Александра Алексеевича Котенкова, где, между прочим, было написано, цитирую: "Причины отклонения указанного федерального закона изложены в письме Президента Российской Федерации от 3 февраля 1998 г. № Пр-149. Полагаю нецелесообразным участие представителей Президента Российской Федерации в работе комиссии, образованной постановлением Государственной Думы от 18 марта 1998 г. № 2285-II ГД".

Упорно продолжая стремиться к согласию, Комитет Государственной Думы по образованию и науке совместно с Правовым управлением Аппарата Госдумы еще раз изучил письмо Президента и пришел к выводу, что оно содержит единственное четко сформулированное замечание. Несогласие президентской стороны вызвало положение статьи 4 закона, согласно которому Правительство Российской Федерации вправе утверждать тарифные коэффициенты тарифной сетки по оплате труда работников образовательных учреждений по согласованию с общероссийскими объединениями профсоюзов работников образования и науки и общественными объединениями работодателей. Напомню, что это положение в свое время было включено по предложению нашего уважаемого Комитета по труду и социальной политике, и до сих пор мы не уверены, что президентские юристы лучше знают законодательство, чем этот комитет.

Я могу процитировать вам, скажем, статью 11 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности". Цитирую: "Проекты нормативных правовых актов, затрагивающих социально-трудовые права работников, рассматриваются и принимаются органами исполнительной власти, органами местного самоуправления с учетом мнения соответствующих профсоюзов".

Итак, мы не были уверены, что четкое единственное замечание Президента было справедливым. Тем не менее, с учетом мнения нашего Правового управления, при отсутствии президентской стороны мы провели заседание согласительной комиссии, на котором приняли единственное четко сформулированное замечание Президента, оно включено в закон. Более того, учитывая реальную ситуацию, мы по собственной инициативе отсрочили введение закона в действие еще на один год. И теперь, если он будет принят, он полностью вступит в силу лишь в 2003 году.

А теперь позвольте, уважаемые коллеги, сказать несколько слов по поводу высказываний представителя Президента.

Первое. Я напомню еще раз, что этот закон представляет собой не что иное, как расписанный подробно по механизму и отсроченный по времени указ Президента от июля 1991 года № 1. Первый указ, с которым Борис Николаевич вступил в свою должность. Если Президент принципиально против закона, пусть он хотя бы отменит свой собственный первый указ. Тогда мы будем утверждать, что Президент против этого закона.

Второе, что касается денег. Правительство считало этот закон в варианте, когда он еще не был разведен на пять лет по введению в действие, и сильно завысило стоимость этого закона. По нашим оценкам, где-то около 3 миллиардов рублей этот закон действительно стоит.

Третье, уважаемые коллеги. По поводу того, что якобы нет таких механизмов, которые позволяют рассчитать среднюю заработную плату в промышленности. Сообщаю уважаемому Александру Алексеевичу, а заодно и уважаемому представителю Правительства, что среднемесячная начисленная заработная плата работников промышленности, по данным Госкомстата, в январе-сентябре 1998 года составляет, ну округляю, 1250 рублей, в сентябре соответственно - 1288 рублей. Соответственно в образовании - 653 и 643 рубля.

Уважаемые коллеги, я хочу, чтобы вы поняли, о чем идет речь. Происходит явное падение уровня жизни работников бюджетной сферы относительно других категорий работников. В советский период, в 1970 году, заработная плата в образовании составляла, примерно, 73 процента от зарплаты в промышленности. Сейчас, как вы заметили, она уже составляет менее 50 процентов. Если учесть, что и в промышленности зарплата упала раза в три примерно, то во сколько же раз упала заработная плата в образовании и других бюджетных сферах?

И еще последнее, пожалуй, на что хочу обратить ваше внимание. Этот закон - самый скромный из тех, которые будет рассматривать Государственная Дума. Мы в этом году уже голосовали за закон, который предусматривал установление ставки первого разряда Единой тарифной сетки на уровне двух минимальных размеров оплаты труда. Этот закон гораздо скромнее, на порядок. Вообще, если сказать честно, уважаемые коллеги, уважаемый представитель Правительства, уважаемый представитель Президента, я бы, например, на вашем месте поблагодарил разработчиков закона за спасение чести Президента. Сейчас уже учителя выигрывают суды по закону "Об образовании", в котором написано, что немедленно (уже шесть лет назад) должны быть установлены такие-то ставки и оплата труда.

Мы вам даем возможность на пять лет растянуть этот закон. Вместо благодарности мы слышим предложение в очередной раз: закон отклонить. Не было, уважаемые коллеги, никаких других предложений Президента, кроме одного четко сформулированного, поэтому я бы просил вас принять закон с учетом предложений Президента.

Принимается.