Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе четвертого созыва\"о внесении изменений в отдельные законодательные акты российской федерации (в части установления уровней высшего профессионального о

"О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)". 2-е чтение. О проекте федерального закона N 448303-4 "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта)". 1-е чтение.

Председательствует Первый заместитель председателя Государственной Думы О.В. Морозов

Председательствующий. Пожалуйста, включите режим записи для внесения предложений по порядку работы. Депутат Смолин Олег Николаевич.

Смолин О.Н., фракция Коммунистической партии Российской Федерации.

Уважаемые коллеги, уважаемый Олег Викторович! Спустя шесть лет "11 сентября" пришло в Россию, а если конкретно — в российское образование. Сегодня мы рассматриваем два законопроекта, которые поставят под угрозу две главные "башни" российского образования — школу и высшее образование. Бакалавризация снизит срок обучения студентов на один год и деспециализирует их, превратит в волшебников-недоучек, а закон о стандарте фактически разрушит единое образовательное пространство Российской Федерации.

Я прошу перенести рассмотрение законопроектов, пунктов 4 и 6, хотя бы на месяц: может быть, на Совете при Президенте Российской Федерации по науке и высоким технологиям будут приняты другие решения.

Спасибо.

Председательствующий. Рассмотрим Ваше предложение. Булаев Николай Иванович.

Булаев Н.И., председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке, фракция "Единая Россия".

... идут консультации, в ходе этих консультаций есть необходимость некоторые статьи закона дополнительно изучить. Я прошу рассмотрение законопроекта под пунктом 4 (О проекте федерального закона N 412299-4 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)" (принят в первом чтении 16 мая 2007 года с названием "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части установления уровней высшего профессионального образования)"- ред.) перенести на пятницу.

Председательствующий. Депутат Смолин внёс предложение не рассматривать сегодня пункт 4 и пункт 6. Обращаю ваше внимание, что с иной мотивацией, с кардинально иной мотивацией поддержал решение о том, чтобы перенести рассмотрение пункта 4, депутат Булаев. Поэтому я, разделив эти два предложения, сначала ставлю на голосование предложение перенести сегодня рассмотрение пункта 4. Есть возражения по этому вопросу? Нет. Тогда считаем, что решение принято. Что касается пункта 6, то здесь есть позиция депутата Смолина. Вы хотите высказаться, Олег Николаевич? Пожалуйста. Хотя мотивацию вы уже фактически дали.

Смолин О.Н., фракция Коммунистической партии Российской Федерации.

Уважаемые коллеги, я просто хотел обратить ваше внимание на то, что пункт 6 касается наконец вопроса о том, чему учить наших, ваших детей и внуков. И потом я вам объясню, когда мы до него дойдём, что если в нынешней редакции закон будет принят, то в каждой школе Российской Федерации ребят будут учить чему хотят, как хотят, а как мы всё это потом будем сводить и как ребёнок будет учиться в случае переезда, перехода из одной школы в другую, непонятно, поскольку минимальное содержание образования, вообще всё, что связано с содержанием образования, из законопроекта изымается.

Я боюсь, что получится то же самое, что получилось с единым экзаменом. Вот мы здесь приняли закон, а потом министр образования и науки Андрей Фурсенко сказал: "Нельзя только по результатам единого экзамена оценивать учёбу ребёнка в школе". Чистая правда, но зачем же мы принимали такой закон? Давайте сейчас в нынешней ситуации спокойно разберёмся, а потом уже будем принимать закон.

Председательствующий. Ставлю на голосование предложение депутата Смолина снять сегодня с рассмотрения пункт 6. Мотивацию вы слышали.

Включите режим голосования.

Результаты голосования

Проголосовало за:
93
20,7%
Проголосовало против:
8
1,8%
Воздержалось:
0
0,0%
Не голосовало:
349
77,6%

Результат: не принято.

Пункт 6 остаётся в порядке работы.


"Правительственный час". Блок вопросов "Социальная политика".

5. О мерах, принимаемых Правительством Российской Федерации, по профилактике социального неблагополучия детей и обеспечению их безопасности.

(После выступлений министра здравоохранения и социального развития РФ М.Ю. Зурабова, министра образования и науки РФ А.А. Фурсенко и первого заместителя министра внутренних дел РФ А.А. Чекалина)

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, уважаемый Артур Николаевич! Если можно, вопрос сразу к трём докладчикам, кто сможет ответить.

Вопрос простой: сколько же у нас в России детей вне школы? Правительство, представляя нам закон об обязательном среднем образовании, называло цифру "пятьдесят тысяч". РОСРО говорит, что только детей-инвалидов вне школы учится примерно двести тысяч. Общественная палата говорит: приблизительно один миллион человек. Генеральная прокуратура несколько лет тому назад называла здесь, в зале Государственной Думы, "один миллион девятьсот тысяч человек". И наконец, я держу в руках официальные данные — это ответы правительства комитету по правам ребёнка, — где на странице третьей написано, что у нас в России всего детей в возрасте семи — пятнадцати лет пятнадцать миллионов восемьсот десять тысяч человек, а в первом — девятом классах школ, то есть в том же возрасте, — тринадцать миллионов четыреста двадцать восемь тысяч. То есть разница — более двух миллионов триста тысяч человек. Если можно, сколько же детей вне школы?

Председательствующий. Я думаю, ответит министр, да? Пожалуйста.

Фурсенко А.А. Попробую ответить на этот вопрос. Есть разные подходы. Ну, последний подход однозначно некорректный, когда говорится о двух миллионах, потому что этот арифметический расчёт не учитывает, например, что часть детей идёт учиться в школу не с семи лет, а несколько позже. Есть часть ребят, которые заканчивают девятый класс раньше чем в пятнадцать лет. Есть часть ребят, которые до пятнадцати лет переходят учиться в учреждения начального и среднего профессионального образования. Так что это просто некорректный расчёт, который иногда используется исключительно для пиаровско-политических целей.

Теперь что касается реальной ситуации. У нас действительно среди, скажем, зарегистрированных детей, которые не были в школе, тенденции есть позитивные. Если ещё четыре года назад зарегистрированных детей, которые не были в школе, было сорок тысяч, по нашим подсчётам, то в этом году было чуть более шести тысяч. Эти данные даёт Росстат. При этом есть дети, которые действительно не ходят в школу, являются безнадзорными. Тут мы можем каким-то образом оперировать цифрами, которые нам даёт Министерство внутренних дел. Насколько я знаю, в течение года происходит примерно порядка семисот тысяч задержаний по разным поводам. Когда анализируем всё это количество, появляется цифра, что в среднем подвергаются задержаниям за безнадзорность примерно сто шестьдесят тысяч ребят. Думаю, что на сегодняшний день реальное количество детей, которые не учатся регулярным образом, так сказать, являются в той или иной степени безнадзорными, это сто шестьдесят тысяч человек, это вот наиболее реальная цифра. Этой проблемой мы вместе занимаемся, считаем, что главная задача, как мы уже все втроем говорили, — это создание нормальных условий проживания в семьях, потому что абсолютно ясно, что когда появляется семья, то эти дети находятся под большим присмотром. Плюс к этому существенное улучшение условий в детских домах, в интернатах. Число находящихся там детей также уменьшается. Опять же по нашим оценкам, это количество за последние, я думаю, четыре года, уменьшилось по крайней мере вдвое. Вот это наша оценка, то, чем мы оперируем, работая с нашими коллегами из Министерства внутренних дел.


Председательствующий. Объявляю пункт 6 порядка работы. О проекте федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации (в части изменения понятия и структуры государственного образовательного стандарта)". Есть предложение: по одному выступлению от каждой фракции. Нет возражений, коллеги, или ставить на голосование? Возражений нет. Пожалуйста, кто от фракции КПРФ? Депутат Смолин.

Смолин О.Н. Уважаемые коллеги, уважаемый Олег Викторович! Я прошу вас обратить особое внимание на этот закон, поскольку рано или поздно он коснётся или может коснуться любого из ваших детей, любого из ваших внуков. Пожалуйста, напрягите внимание и послушайте, что я постараюсь вам объяснить. Я не буду говорить о юридико-технической стороне дела: Правовое управление дало замечаний на пять страниц (но, кстати, с моей точки зрения, там есть юридические плюсы), я буду говорить о содержании закона, поскольку у нас первое чтение.

Вообще закон содержит в себе шесть основных сюжетов, заслуживающих внимание.

Сюжет первый: замена знаниевой школы компетентностным подходом. Когда, уважаемые коллеги, нам говорят, что на рубеже 60-х годов советское молодое поколение входило в тройку самых интеллектуальных в мире, — это правда, и это заслуга советской знаниевой школы. Знали наши предки действительно очень и очень много.

С другой стороны, уважаемые коллеги, мы прекрасно понимаем, что сам по себе компетентностный подход — вещь полезная. Знания нужно дополнять умениями, но не заменять ими. Кстати сказать, авторы законопроекта плохо себе представляют, что такое компетентности, как, я думаю, и большинство депутатов, присутствующих в зале. Кстати, в пояснительной записке и в законе написано: компетенции, а компетенция — это должностные обязанности. А компетентности? А вот что такое компетентности — об этом специалисты не договорились. Я в прошлую субботу был в Общественной палате. Там собрались академики и членкоры Российской академии образования — никто толком не знает, что такое компетентности. Одни говорят: общие умения, другие говорят: универсальные умения (это примерно то же самое), а третьи говорят: такие умения, которые позволяют вырабатывать другие умения. Но если вы, коллеги, вводите новое понятие в закон, то хотя бы дайте ему какое ни на есть определение.

Самое же главное не в этом, уважаемые коллеги. Старый спор, что такое ребёнок — факел, который нужно зажечь, или сосуд, который нужно наполнить. Конечно, это прежде всего факел, но если сосуд окажется пустым, о чём мы будем говорить чуть позднее, то и гореть будет совершенно нечему.

Итак, компетентностный подход может дополнять знаниевый, а не заменять его, как предлагают нам авторы законопроекта. Это первый вывод.

Второй вывод. Ликвидация регионального, национально-регионального и школьного компонентов. Мы пока не знаем, как будет функционировать закон в условиях федеративного государства, если этих компонентов в законе не будет. Я, кстати, просил дать нам информацию, как республики высказались в отношении этого законопроекта, но пока такой информации мы не получили.

Третья позиция (она же, может быть, и главная) — это устранение стандарта минимального содержания образования. Коллеги, вы будете смеяться, но закон не предусматривает никаких требований к содержанию образования. Каждая школа вправе по этому закону учить чему хочет и когда хочет. Ваш ребёнок или ваш внук перейдёт из одной школы в другую, и окажется, что одни и те же предметы ему придётся изучать дважды, а другие предметы он не будет изучать никогда. Правда, потом, скорее всего, перед единым госэкзаменом его будут натаскивать по всем предметам сразу. Что из этого получается, мы сегодня слышали.

Один из выступавших наших ораторов заявил, что сейчас в России рожают те, кто был беспризорником после Октябрьской революции. Видимо, они рожают в девяносто, сто или более лет. Не пойму, то ли это великое медицинское открытие, то ли здесь проблемы с математикой, но это уже вопрос другой. Каждая система образования иногда даёт брак.

Идём дальше, уважаемые коллеги. В государственный образовательный стандарт предполагается ввести требования к условиям образовательной деятельности. Вообще говоря, это замечательная идея, будь она правильно реализована, но сейчас там написано: требования к условиям реализации образовательных программ. Чьи требования, к кому? Скорее всего, законопроект приведёт к такой простой ситуации, когда директора школы за то, что государство не создало в школе условий реализации образовательного процесса, снова будут таскать по судам. Такую ситуацию мы уже имели в прошлые годы многократно, уважаемые коллеги, хотелось бы от неё уйти. То есть нужно правильно сформулировать стандарт на образовательные условия.

Далее, в законопроекте предполагается отстранить от участия в разработке содержания образования всё образовательное сообщество, заодно и парламентские комитеты. Всё будут решать только чиновники, здесь написано: стандарты утверждаются правительством. Собственно говоря, больше ничего можно было и не писать. Это пятый сюжет.

И наконец, шестой сюжет, который мы сегодня обсуждали. Ну как это закон не потребует финансовых затрат, коллеги?! По нашим оценкам, заменить учебники — это не меньше 12 миллиардов рублей. Питание в школе, если считать софинансирование из субъектов Российской Федерации, — не меньше 15 миллиардов рублей. Зарплата учителя — наши коллеги из "Родины" считали, если учителя по социальным гарантиям приравнять к государственному чиновнику, — 445 миллиардов рублей. А сколько стоит здоровье школьника? И много ещё чего другого. Поэтому, конечно, если закон не будет предусматривать выделение бюджетных средств, то и смысла в нём практически никакого нет.

В завершение я хочу сказать, уважаемые коллеги, что мы относимся к законопроекту уравновешенно. Если будут приняты наши положения, наполняющие законопроект содержанием, мы не исключаем возможности поддержать его во втором чтении. Повторяю: если такие предложения будут приняты. Но сейчас я вас призываю этот законопроект не поддерживать.

При открытии сессии уважаемый мною Борис Вячеславович сказал, что мы не должны принимать популистских законов. Правильно ли это, если учитывать, что слово "популизм" восходит к слову "народ" по своей этимологии? Я бы предложил другую парадигму, уважаемые коллеги: хотя бы в заключительную сессию не принимать ни одного закона, который способен нанести вред нашему народу и нашим избирателям.

Спасибо. Мы не поддерживаем этот законопроект.

Председательствующий. Кто за то, чтобы принять данный законопроект в первом чтении? Включите режим голосования.

Результаты голосования

Проголосовало за:
331
73,6%
Проголосовало против:
55
12,2%
Воздержалось:
0
0,0%
Не голосовало:
64
14,2%

Результат: принято.


Полный текст стенограммы.