Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыВыступления в государственной думе шестого созываО проектах федерального закона «об образовании в российской федерации» и «о народном образовании». 1-е чтение.

О проектах федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» и «О народном образовании». 1-е чтение.

Председательствует Председатель Государственной Думы Российской Федерации С.Е. Нарышкин.

Смолин О.Н., фракция КПРФ. Уважаемые коллеги, уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемый Дмитрий Викторович!

Вашему вниманию предлагается другой законопроект, с говорящим названием "О народном образовании". Его часто называют законом об образовании для всех.

Проект подготовлен общественным движением "Образование – для всех" совместно с фракцией Компартии Российской Федерации, внесён группой депутатов во главе с лидером фракции Геннадием Зюгановым и единственным в мире депутатом парламента и Нобелевским лауреатом Жоресом Алфёровым.

Законопроект нередко называют альтернативным, но он на самом деле внесён раньше, чем правительственный, 25 января, ровно в Татьянин день, день российского студенчества. Он, действительно, предполагает принципиально другой курс образовательной политики по сравнению с тем, который особенно активно проводился в последние восемь лет и привёл к падению позиций нашего образования почти по всем показателям. В этом смысле можно считать наш законопроект альтернативным.

Для облегчения работы граждан и депутатов Госдумы над двумя проектами мы подготовили Сравнительную таблицу. После дискуссии Дмитрия Медведева с вашим покорным слугой на заседании Открытого правительства 25 июля, таблица была выставлена на сайте Открытого правительства, однако, к сожалению, уже устарела, потому что после зачистки Минфином правительственный законопроект многое потерял. Когда-то грустно шутил Аркадий Райкин: урезать, так урезать, – сказал японский генерал, делая себе харакири. Минфин, понятно, обычно делает харакири не себе, а другим.

Последняя версия таблицы выставлена на сайте www.smolin.ru и роздана в зале. В ней 76 позиций, из них по 10-ти мы имеем общую точку зрения с Минобрнауки, это прямо связано с Конституцией. По 30-ти мы пытаемся дать ответы на те вопросы, которые правительственный проект обходит молчанием. И по 36-ти расходимся иногда частично, иногда радикально.

Кстати, когда законопроекты выставлялись на голосование на дружественных сайтах, наш проект получал от 80 до 92 процентов голосов, правительственный – от полутора до четырёх процентов. Понятно, что это не научная социология, но если вы откроете сайт Открытого правительства, вы увидите, что большинство комментариев, помещённых там по двум законопроектам, посвящены либо критике правительственного, либо поддержке нашего. Есть, конечно, и те, кто выступает за некоторый третий вариант.

В отличие от правительства наш законопроект казне не стоил ни рубля, однако, на наш взгляд, в юридико-техническом плане он не уступает официальному, а в содержательном плане его превосходит. По каким параметрам? Во-первых, коллеги, наш проект неукоснительно следует принципу: не навреди, и не ухудшает положение ни одного участника образовательного процесса. Забегая вперёд, скажу, что для многих это положение улучшается.

В правительственном проекте, увы, есть не только шаги вперёд, о которых говорилось уже здесь, но и шаги назад. По нашим оценкам, на 10 насчитанных уважаемым министром шагов вперёд приходится примерно 15 позиций, по которым сделаны шаги назад. Ну, например, уважаемые коллеги, ликвидируются льготы при поступлении в профессиональные учебные заведения для детей-сирот и военнослужащих.

Ну, например, уважаемые коллеги, целиком отдаётся на усмотрение регионов вопрос о коммунальных льготах для сельского учителя. Это вызывает массу возмущений. Например, ликвидируются надбавки за учёные степени и звания. Ликвидируются компенсации на учебно-методическую литературу. Ничего не говорится о выплатах за классное руководство и так далее, и так далее.

Что касается темы платности-бесплатности, которая здесь обсуждалась, уважаемые коллеги, у нас очень много депутатов, вступающих в Союз писателей, но значительно меньше тех, кто вступает в Союз читателей. Я имею обыкновение читать документы. И если почитаем, например, Государственную программу развития образования на 2013-2020 годы, мы увидим, что, если в 2013 году ожидается, что примерно каждый четвёртый, менее чем каждый четвёртый рубль должен прийти из внебюджета, от граждан, то на 2020 год – порядка 30 процентов, то есть больее чем каждый третий рубль должен прийти от граждан. Является ли это расширением платности образования, судите сами.

Второе достоинство нашего законопроекта, с нашей точки зрения, заключается в том, что он имеет гораздо более конкретный характер. Наши коллеги из "Справедливой России" посчитали, что в правительственном 152 отсылочные нормы. Напоминаю, по 30 важнейшим позициям мы пытаемся отвечать на те вопросы, которые в правительственном проекте обходятся молчанием.

В-третьих. Наш законопроект обеспечивает гораздо более высокий уровень свободы в образовании по сравнению с правительственным законопроектом. Приведу лишь несколько примеров. Пример первый, это единый госэкзамен. Правительственный проект предлагает сохранить его обязательно, мы предлагаем перевести в добровольный режим.

Сергей Евгеньевич, вы же помните, как при вас на "Открытой трибуне" Сергей Брилёв, который позиционирует себя скорее как сторонник единого госэкзамена, привёл примеры своего общения с молодыми журналистами, со студентами-журналистами, которые убеждены, что Великая Отечественная война началась в 1939 году и что на нас напала почему-то Австрия.

А я вам приведу другой пример. Вот результаты запросов, которые в Google были сделаны, в разделе "Наука", в 2011 году.

Какие запросы чаще всего делались в мире в 2011 году? Математика, Луна, клетка, Википедия, ДНК, химия, английский, математические игры, физика, большой взрыв, химия, испанский.

А теперь давайте посмотрим, какие в этом же разделе делались запросы в России, самые популярные: ЕГЭ, готовое домашнее задание, решебник, ответы, результаты ЕГЭ; слава богу, Википедия; ЕГЭ по русскому, ЕГЭ-2011; слава богу, алгебра и, наконец, ЕГЭ по алгебре.

Коллеги, вывод для меня очевиден: ЕГЭ по-российски извращает смысл образования, вместо естественной страсти к познанию, появляется страсть, извините, к халяве, к готовым ответам.

Мы предлагаем добровольный режим. Обращаю ваше внимание – это предложение ни у кого не отнимает никаких прав, возможностей воспользоваться системой ЕГЭ, в том числе для ребят из провинции: хотят поступать в столичные вузы, пожалуйста, эта система сохраняется.

Второй пример – свобода участия в Болонском процессе. Уважаемые коллеги, мы предлагаем добровольный принцип участия в Болонском процессе, который полностью соответствует духу и букве Болонской декларации.

Да, есть специальности, где четырёхлетнего бакалавра вполне достаточно, но чем выше требуется квалификация, тем меньше там пригодны бакалавры. Напомню: бакалавр в среднем получает на 40 процентов меньше специальных занятий, чем традиционный специалист и поэтому меньшее количество, естественно, переходит в худшее качество. Зато количество волшебников-недоучек по принципу: сделать хотел утюг, слон получился вдруг, при переходе на бакалаврскую систему резко увеличится.

И, наконец, третий пример – выборы ректоров. Мы приветствуем заявление наших коллег о том, что они за выборы ректоров. Но тогда поддержите наш законопроект, в нём выборы ректоров сохраняются вполне себе в хорошей форме.

И, наконец, уважаемые коллеги, четвёртое и главное, может быть, преимущество нашего законопроекта – это внятно прописанные финансовые и социальные гарантии. Ключевая позиция, конечно, финансирование.

Коллеги, мы просим 7 процентов из федерального бюджета не потому, что нам столько хочется, а потому, что при меньших затратах никто успешной модернизации не проводил. И когда нам говорят, что это невозможно, что это политический популизм, я хочу спросить.

Во-первых, почему это было возможно в Советском Союзе, где, по данным Мирового банка, финансирование в 1970 году составляло именно те самые 7 процентов?

Несмотря на то, что военные расходы и социальные расходы были несравненно выше, чем сейчас. Если говорят, был другой общественный строй, ну тогда приходится признать, что тот общественный строй был лучше. Да, лучше тот общественный строй, который больше заботится об образовании.

И второе. Я хочу спросить, почему Бразилия, в которой не советский строй, тем не менее приняла решение увеличить расходы с 5,5 примерно до 10 процентов от валового внутреннего продукта, а в нашем бюджете, по официальным данным, эти расходы в 2012 году будут 4,1 процента, а в 2015 – 4,2 процента. Быть может, дело в том, что в Бразилии неручной парламент, уважаемые коллеги?!

Я приветствую заявление министра образования и науки, что нам пора остановить закрытие сельских школ. Но, если мы не откажемся от подушевого финансирования в качестве единственного принципа, как это, кстати, сделали во всех практически странах мира, остановить закрытие сельских школ не удастся. Мы предлагаем дополнить подушевое финансирование другими принципами, независимыми от количества детских душ, для того, чтобы сельские школы больше не закрывались. Увы, 20 тысяч 300 сельских школ на начало 2011 года уже закрыты.

Что касается содержания образования. Уважаемые коллеги, возвращаясь к теме стандартов, мы хотим напомнить, что в своё время Владимир Путин пригласил к себе Андрея Фурсенко и сказал ему: Андрей Александрович, я люблю физкультуру но не до такой же степени. Вот чтобы никому такого больше делать не приходилось, мы предлагаем прямо в законе перечислить так называемый "золотой стандарт", обязательный набор предметов, который каждый школьник сможет получать либо на базовом, либо на профильном уровне.

Кроме того, мы предлагаем, чтобы стандарт согласовывался с профильными парламентскими комитетами, с двумя академиями наук, с Российским союзом ректоров и профессиональными ассоциациями, чтобы он не мог выскочить как черт из табакерки из-под пера любого самого высокого государственного чиновника.

В целом, коллеги, в правительственном проекте ситуация такая. Статья о стипендиях есть, но размера стипендии нет. Статьи о питании и учебниках есть, но из них вы ничего не узнаете. Статья про статус педагога есть, говорят, что это особый статус – замечательно, но, кроме слов, в ней нет никаких социальных гарантий.

Ещё недавно там было положение о приравнивании зарплаты педагога к средней заработной плате по региону. Это хорошо, это шаг вперёд по сравнению с тем, что есть сейчас, хотя мы понимаем, что происходит. Часто учителей сокращают, нагрузку увеличивают и говорят, что повысили заработную плату. Неслучайно мой друг, профессор из Омска, говорил так: "Почему большинство учителей и профессоров работают на полставки? Потому что на одну ставку есть нечего, а на две ставки есть некогда". Вот чтобы этого не происходило, мы предлагаем совершенно конкретные ответы на вопросы о зарплате. В частности, мы предлагаем, чтобы не зарплата, а именно одна ставка педагога была выше средней зарплаты в промышленности региона, но не ниже, чем в промышленности Российской Федерации в целом.

Такие же конкретные ответы, уважаемые коллеги, мы стараемся давать на вопросы о стипендиях. Социальную стипендию мы предлагаем установить на уровне прожиточного минимума, а академические стипендии примерно на тех уровнях, какие были в советский период, не выше. Сейчас, к сожалению, академическая стипендия студента в вузе ниже почти в 5 раз, в аспирантуре – в 6,5, в техникуме – в 8 и в ПТУ – в 11,5 раз.

Уважаемые коллеги, и ещё два слова вот о чём. Не всё решается деньгами, очень многое связано с философией образования. Как иногда говорят, разруха начинается в голове. И в этой связи наш законопроект по идеологии очень часто отличается от той образовательной политики, которая проводилась в последние годы. Мы считаем, что образование – не часть сферы обслуживания, но сфера производства, причём, самая главная – производство самого человека. Мы считаем, что работа в образовании, это не оказание услуг, но служение, если угодно – миссия. Мы считаем, что вложение в образование, это не бремя государства, но самая выгодная из всех возможных инвестиций в долгосрочной перспективе. Мы считаем, что главное в образовании, это не рыночный сектор. Как нам говорят совершенно справедливо и Макс Вебер, и Йозеф Шумпетер, это "компенсирующая сфера, сглаживающая пороки рыночной экономики". Мы считаем, что по содержанию образование должно обеспечивать не функциональную грамотность, но фундаментальную подготовку.

Ну и, наконец, педагогике услуг и потребления мы противопоставляем педагогику сотворчества. Вместе с известным учителем Евгением Ямбургом нас тревожит ситуация, когда школа и вузы всё больше превращаются в места, где эти студенты, а также учителя и профессора, мешают администрации работать с документами. Поэтому мы выступаем против построения элитарной системы образованию, за систему эгалитарного образования, обеспечивающего равные возможности образования для всех.

И, пожалуй, последнее, уважаемые коллеги. Правительственный проект в статье 91 радикально отступает от идеологии светского образования. Мы требуем её сохранения. Ещё раз вспомню Евгения Ямбурга. Рассказывает такую притчу. Урок религиозной культуры в 5 классе. Учительница Мария Ивановна:

– Дети, кто будет учиться на 4 и 5, попадёт в рай, а кто на двойки и тройки – в ад.

Вовочка:

– Мария Ивановна, а есть ли шанс закончить школу живым?

Наш законопроект, уважаемые коллеги, даёт такой шанс каждому ребёнку в прямом и переносном смысле слова. Официальный проект передаёт решение этого вопроса на волю "политического аллаха" – президента и "пророка" его в виде правительства.

Мы просим поддержать наш законопроект. А пользуясь случаем, я хочу подарить министру образования и науки изданную недавно нами книжку "Молодая гвардия". Эта книжка о том самом поколении, про которое, как говорил Борис Васильев (его невозможно заподозрить в том, что он был сторонником там какого-то жёсткого режима), так он сказал, что это было поколение, о которое разбилась крупповская сталь. Прошу поддержать законопроект.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Видео выступления.


Председательствующий. Переходим к вопросам.

Разворотнев Н.В., фракция КПРФ. Уважаемый Дмитрий Викторович! 25 июля текущего года на встрече Председателя Правительства Российской Федерации с экспертами Открытого правительства, на котором, кстати, присутствовали и вы, Медведев сказал, что начальное профессиональное образование, как уровень, должно сохраниться, как одна из сфер образования, одна из ступеней образования.

Вы ему ответили, что подготовка учащихся в системе начального профобразования будет осуществляться в учреждениях среднего профобразования. Возникает вопрос: возможно ли обеспечить тысячечасовую практическую подготовку обучаемых рабочей профессии в системе СПО? Будет ли сохранено социальное обеспечение обучаемых? А это 48 миллиардов рублей. И получат ли обучаемые документы о среднем общем образовании? Или проще сохранить уровень начального профобразования?

Олег Николаевич, и я прошу вас тоже ответить на этот вопрос. Спасибо.

Ливанов Д.В. Николай Васильевич, мы считаем, что включение программ начального профессионального образования в уровень среднего профессионального образования повысит статус, как тех, кто учит в этих образовательных организациях, так и тех, кто учится.

Более того, это создаст возможность подготовки рабочих кадров более высокой квалификации, с более высоким, соответствующим современным требованиям, уровнем образования. Что касается социальных гарантий обучающимся, то, безусловно, они в полном объёме при этом переходе будут сохранены.

Председательствующий. Олег Николаевич Смолин.

Смолин О.Н. Уважаемый Николай Васильевич, уважаемые коллеги! Действительно Дмитрий Анатольевич сказал, что начальное профессиональное образование должно сохраниться, он сказал: я не знаю, в каком виде, уровня или ступени, но должно сохраниться. В этой связи мне не очень понятно, почему всё-таки в правительственном законопроекте не прописано, если так не хочется "уровень", написали бы, что это является ступенью среднего профессионального образования. Это, во-первых.

И, во-вторых, там написано, что затем правительство будет определять, какие специальности относить к среднему профессиональному образованию, и какие лишь к профессиональному обучению. Возможна следующая ситуация: люди закончили ПТУ, а задним числом им объявили, что они получили только профессиональное обучение и их дипломы окажутся, что называется, недействительными.

Мы предлагаем правительству ещё раз сесть за стол переговоров, спокойно обсудить, в каком виде обязательно сохранить начальное профессиональное образование, как велел премьер, и, соответственно, права людей, которые уже его получили.

Спасибо.

Председательствующий. Шудегов Виктор Евграфович.

Шудегов В.Е., фракция "Справедливая Россия". У меня вопрос и к Дмитрию Викторовичу, и к Олегу Николаевичу.

К Олегу Николаевичу: каким образом, Олег Николаевич, ваш закон будет защищать нашу систему образования от закрытия вузов, о котором, как вы знаете, постоянно заявлял Фурсенко и сейчас новый министр Дмитрий Викторович.

И, Дмитрий Викторович, как вы считаете, неужели статья вместо 170 на 10 тысяч населения бюджетных студентов, которую мы сейчас заменяем на 800 студентов на каждые 10 тысяч человек в возрасте от 17-ти до 30-ти, защищает наши вузы от закрытия? Ведь то, что вы заявили, что нужно закрыть 20 процентов бюджетных вузов и 30 процентов филиалов, это означает существенное ухудшение доступа наших граждан к получению качественного образования.

Смолин О.Н. Уважаемый Виктор Евграфович! Вы, конечно, как человек с большим опытом, помните, что до 2005 года в Российской Федерации действовал федеральный закон о сохранении статуса государственных муниципальных образовательных учреждений и мораторий на их приватизацию. Согласно этому закону существовало положение, когда закрыть федеральный вуз можно было только с согласия либо палат Федерального Собрания, либо их профильных комитетов. К сожалению, этот закон был отменён в рамках так называемой "монетизации". Мы полагаем, что это положение закона, а равно и положение о том, что решение должно приниматься с обязательным учётом мнения трудового коллектива, выраженного решением учёного совета, доведённого до сведения учредителя, все эти положения должны быть вновь инкорпорированы в закон.

Спасибо.

Председательствующий. Дмитрий Викторович, пожалуйста.

Ливанов Д.В. Уважаемые коллеги! Что касается работы по оптимизации сети государственных высших учебных заведений, которая сегодня идёт, могу вас заверить, что она не приведёт к понижению доступности высшего образования. Я думаю, что ни для кого не секрет, что у нас есть много высших учебных заведений не только государственных, но и негосударственных, и много филиалов: и государственных, и негосударственных высших учебных заведений, которые не обеспечивают достойного качества образования. Вот с этим мы будем бороться.

Наряду с сокращением приёма в такие высшие учебные заведения, наряду с их реорганизацией, мы будем увеличивать контрольные цифры приёма в те высшие учебные заведения, в те наши университеты, которые показывают хорошие устойчивые показатели работы. Таким образом, в целом никакого снижения доступности высшего образования для наших граждан не произойдёт.

Что касается нормы, вводящей новый способ расчёта этого уровня гарантии доступности высшего образования, могу вам сказать следующее.

Мы действительно сейчас фиксируем сокращение численности наших граждан в той возрастной когорте, которая соответствует людям, получающим высшее образование: с 17 до 28 лет. Новой нормой здесь вводится по существу положение, в соответствии с которым 80 процентов выпускников школ будут обеспечены бесплатным бюджетным местом в высшем учебном заведении. Я думаю, что вы все согласитесь со мной, что 80 процентов – это достаточно. Если будет 100 процентов, то мы сами же нарушим Конституцию, которая говорит о том, что высшее образование наши граждане получают на конкурсной основе. Для нас эта конкурсность действительно важна. И мы понимаем, что высшее образование должно являться результатом конкурса, и наши школьники должны иметь высокую мотивацию для обучения в школе, к тому, чтобы получить бюджетное место в государственном высшем учебном заведении.

Кравец А.А., фракция КПРФ. Вопрос к коллеге министру. Задаёт человек, который работал учителем истории городской школы, завучем, директором сельской школы, ассистентом, старшим преподавателем, доцентом, заведующим кафедрой педагогического вуза.

Коллега министр, вот у меня в руках 20 телеграмм – обращений из Омской области (территория в 140 тысяч квадратных километров): с севера, юго-запада, востока области. Темы две. Первая. Что делать дотационным районам? Учителя говорят о том, что нужно сохранить сельское прежде всего право на бесплатное жилище и коммунальные платежи.

И второе. Их заботит стратегия пенсионной реформы. Сохранится ли трудовой стаж педагога по старости?

А вопрос у меня в общем и к коллеге министру, и к коллеге Олегу Николаевичу один. Что конкретно получат от ваших законов дошкольник, школьник, студент, воспитатель детского сада, учитель... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Дмитрий Викторович, пожалуйста.

Ливанов Д.В. Уважаемый Александр Алексеевич, уважаемые коллеги, я хочу ещё раз обратить ваше внимание, что в статье 114 законопроекта в пункте 10 (это переходные положения) исключается возможность ухудшения снижения уровня социальных гарантий, которые установлены действующим законодательством. Эта наша жёсткая позиция действующей нормы, и гарантия в том числе социальная, и в том числе сельским учителям в связи с принятием законопроекта отменяться или снижаться в своём объёме не будет. Более того, мы даём дополнительные возможности субъектам Российской Федерации по введению дополнительных гарантий в соответствии с их возможностями, в соответствии с их образовательными политиками по введению дополнительных социальных гарантий сельским учителям. Я очень много езжу по регионам и знаю, что многие регионы этим активно пользуются и ждут появления этой нормы в законопроекте.

Что касается того, что законопроект даст различным категориям участников образовательного процесса, я, как мне кажется, в своём выступлении достаточно подробно прокомментировал.

Председательствующий. Олег Николаевич Смолин.

Смолин О.Н. Во-первых, я хотел бы заметить, что не очень понимаю, почему, если мы всё равно пишем, что социальные гарантии понижаться не будут, почему бы нам не прописать прямо в законе хотя бы те положения по части льгот для сельских учителей, которые уже действуют? Мне представляется это гораздо более правильным путём.

Теперь на вторую часть вопроса и самую большую уважаемого Александра Алексеевича по поводу дошкольника и профессора. Дошкольник от нашего закона получит уменьшенные группы в детских садах. Потому что, когда Роспотребнадзор принял решение, что на ребёнка должно приходиться в детском саду 2,5 метра, родители грустно шутили, что на кладбище дают и то больше.

Родители дошкольника получат соответственно компенсации: 40 процентов – на первого ребёнка, 70 процентов – на второго ребёнка и полностью освобождение от родительской платы – на третьего ребёнка.

Школьники получат уменьшенные до 20 человек классы. Школьники получат конкретные размеры затрат финансовых на питание.

Учителя получат заработную плату, ставку выше средней по региону, но не ниже средней по промышленности Российской Федерации.

Профессора получат и вузовские преподаватели в целом заработную плату на уровне двух средних заработных плат по промышленности Российской Федерации. Это, кстати, совпадает с представлениями об эффективном контракте, который предлагают и Высшая школа экономики, и мои регулярные оппоненты. Правда, сейчас учителя и профессора нередко говорят: 2018 год далеко, а кушать хочется сейчас.

Студенты получат стипендию, о размерах которой я уже говорил. Наш законопроект содержит совершенно конкретные вопросы, и там каждый участник образовательного процесса может найти сам себя. К сожалению, у наших коллег всё это будет зависеть от того, какие решения примут правительство и президент.


Председательствующий. Переходим к выступлениям представителей фракций.

Выступает Жорес Иванович Алфёров.

Алфёров Ж.И., фракция КПРФ. Глубокоуважаемый Сергей Евгеньевич, глубокоуважаемые коллеги!

Мы сегодня обсуждаем чрезвычайно важный закон. И при обсуждении этого закона, мне кажется, мы должны подходить к нему, не исходя, вообще говоря, из фракционных интересов, мы должны подходить, что это важнейший закон для страны.

Я вспоминаю, что когда-то, когда был запущен первый спутник, позже существенно президент Кеннеди сказал, что Советский Союз выиграл соревнование в космосе за школьной партой.

В 1961 году великий президент Академии наук СССР Мстислав Всеволодович Келдыш подписал соглашение о научном сотрудничестве с академией наук США. По этому соглашению я в 1970 году провёл полгода в Иллинойском университете. Встречаясь со студентами и работая с ними, я увидел, что на самом деле Кеннеди сказал абсолютно правильно: школьное образование в Соединённых Штатах Америки было намного ниже нашего. И только, вообще говоря, когда студенты выполняли и получали master degree после бакалаврской подготовки, они подходили примерно к тому же уровню, который имели наши специалисты.

Вот два проекта. Они отличаются тем, что в проекте, который рассказывал Олег Николаевич Смолин, имеется масса совершенно конкретных вещей. Я повторю, к этим проектам нужно подходить не из фракционных интересов, а как будет лучше для нашей страны.

В истории XX века было два замечательных инновационных проекта, которые изменили науку, технологию, дали очень многое, они делались для создания атомного оружия в США, "манхэттенский проект" и советский атомный проект.

Все проекты инновационные выполняются людьми, и кадры определяют нам всё. Кадровую проблему для Соединённых Штатов Америки решил Адольф Гитлер, потому что все задачи решались специалистами, которые эмигрировали из Европы после прихода Гитлера к власти. Кадровую проблему для советского атомного проекта решил Абрам Фёдорович Иоффе, потому что и Курчатов, и Арцимович, Зельдович, Харитон, Анатолий Петрович Александров и многие-многие другие – это школа академика Иоффе, это советская физическая школа, а образование почти все они получили на физико-механическом факультете политехнического института, созданного Абрамом Фёдоровичем Иоффе в 1919 году.

И должен вам сказать, что наши последующие успехи в значительной степени определялись успехами в нашей системе образования. Наука интернациональна, образование в каком-то отношении интернационально, нужно обязательно пользоваться международными и мировыми достижениями. Но при этом нужно опираться на свою отечественную школу, которая была у нас очень и очень неплохая.

Между прочим, в атомном проекте изделия нашего атомного проекта имели такое название: первая бомба, которая была копией американской, но, тем не менее, она называлась РДС-1. Вторая, которая была полностью наша, вдвое легче и в два раза мощнее – РДС-2, первая водородная бомба – РДС-6. Эта аббревиатура расшифровывалась следующим образом – Россия делает сама. И мы, рассматривая эти проекты, должны опираться на накопленный богатый опыт.

Я могу вам сказать следующую вещь. Безусловно, школьное образование – база, дальше, вузовское образование, в котором мы должны использовать все достижения, которые были у нас. При этом вот недавно, только что, у нас в Петербурге закончился санкт-петербургский научный форум – седьмая встреча нобелевских лауреатов, на котором мы обсуждали разные проблемы. Нобелевский лауреат Эдмунд Фелпс из Соединённых Штатов Америки подчёркивал в своём докладе: Россия - богатая страна, Россия может очень многое купить, но добиться настоящих успехов она может, только развивая и свою экономику по-настоящему, и свою систему образования.

Я хочу сказать вам следующую вещь. Сегодня важнейшей проблемой нашей страны, важнейшей, является возрождение экономики, основанной на высоких технологиях и научных разработках. Сегодня основная проблема и науки в нашей стране, и в значительной степени образования заключается в том, что они не востребованы экономикой и обществом.

И вот тогда, когда наши специалисты будут востребованы экономикой и обществом, уверяю вас, какой бы закон мы сегодня ни приняли, нам придётся ориентироваться в основном на тот закон, который вам рассказывал Олег Николаевич Смолин. Вот это нужно учитывать, потому что ничего более важного для нас нет.

Основное отличие, повторяю, что на самом деле очень важно, что закон правительственный, он в процессе обсуждения и соревнования по целому ряду пунктов принял те предложения, которые были в смолинском законе, но при этом отличие основное осталось как раз в целом ряде конкретных пунктов содержания.

И ещё, времени мало, я хочу сказать следующее. Это то, что Олег Николаевич говорил в конце, вспоминая писателя Васильева. В 1941 году, 21 июня 1941 года окончил школу мой старший брат. Он собирался быть инженером-энергетиком, он не стал им, он пошёл добровольцем на фронт, воевал Сталинград, воевал Курскую дугу и погиб под Корсунь-Шевченковским. Он прекрасно воевал и он был очень образованным человеком, он погиб в 20 лет, и я все эти годы во всех своих действиях вспоминаю его. И я, между прочим, подумал, а как бы он и десятки миллионов его сверстников голосовали сегодня? Они голосовали бы смолинский проект. Спасибо.

(Аплодисменты.)


Председательствующий. Коллеги, давайте завершим обсуждение вопроса до перерыва. Я предоставляю слово Дмитрию Викторовичу Ливанову, пожалуйста.

Ливанов Д.В. Уважаемые коллеги, я хочу поблагодарить всех за обсуждение. По-моему, оно было конструктивным, в целом интересным. Мы, безусловно, будем работать с вами в том|же духе, в том же стиле в подготовке законопроекта ко второму чтению.

Ещё раз, больше спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Олег Николаевич Смолин. Олег Николаевич, сколько вам нужно времени?

Смолин О.Н. А сколько по Регламенту? Пять минут, по-моему?

Председательствующий. До пяти минут, да.

Смолин О.Н. Я постараюсь.

Председательствующий. Да, будьте добры, потому что...

Смолин О.Н. Я постараюсь быть чуть более кратким. Уважаемые коллеги, уважаемый Сергей Евгеньевич. Я вынужден начать с короткого политического заявления.

Владимир Вольфович, мы с вами уже однажды дискутировали эту тему на пятом, по-моему, канале, я вам тогда объяснил, что иногда в партию вступают по карьерным соображениям, и тогда ей, как неудачной жене, периодически изменяют, такое бывает с любыми партиями. А вот идее, как любимей женщине, изменить невозможно. Я служу идее и намерен ей служить и дальше. У нас блок, как известно. И, кстати сказать, уже правящая партия пошла по тому же пути, я думаю, что рано или поздно по нему же пойдёт и ЛДПР.

Теперь, уважаемые коллеги, по сути дела. Нас упрекнули, что наш законопроект не соответствует государственной программе развития образования. Пользуясь случаем, буквально, 30 секунд. Дмитрий Викторович, ну, посмотрите вы, кто там у вас пишет государственную программу, пусть они её хотя бы читают. Вот я вам читаю: "... поэтому приоритетом государственной политики на данном этапе развития и образования является обеспечение доступности дошкольного образования. Другим системным приоритетом является...". А теперь я перелистываю страницу и читаю в программе, уже утверждённой правительством, довольно интересную вещь: "... в этой связи вторым системным приоритетом государственной программы...", то есть, есть первый приоритет, есть другой, есть второй, есть третий, но люди, всё-таки получающие большие деньги, должны хотя бы читать то, что они пишут от имени правительства, иначе это правительство дискредитировано, с нашей точки зрения.

Далее, уважаемые коллеги. Мы, конечно, поддерживаем предложение "Справедливой России" по ... государственных служащих. Более того, примерно то же самое прописано и в нашем законопроекте "О народном образовании". Кстати, мы полагаем, что наш законопроект тоже не фракционно-политический. Мы приглашали специально всех депутатов всех фракций, независимо от принадлежности, присоединиться к нашему законопроекту, и сейчас наше предложение готовы повторить.

Из важных вещей, о которых шла речь, пожалуй, отмечу вот что. Понимаете, ещё раз к теме платности и бесплатности. Дмитрий Викторович, надо нам всё-таки ещё раз вернуться к теме, связанной со стандартом для старшей школы. Там действительно достаточно вполне бесплатных часов. Но если вы внимательно почитаете, вы увидите: каждый, кто захочет получить современное многостороннее образование, полноценное – и по гуманитарным предметам, и по естественнонаучным предметам, – должен будет за пару предметов платить. Поэтому надо, пока не поздно, слава богу, он не сейчас вступает в силу, исправить это положение, для того, чтобы мы обеспечили нашим детям действительно бесплатное образование.

Уважаемые коллеги, чувствуя, что все устали, я хочу подчеркнуть ещё раз, что мы тоже готовы к совместной работе в рамках второго чтения, а заканчивая, хочу напомнить вам известное высказывание Конфуция: "Если ваш план на год – сажайте рис. Если на 10 лет – выращивайте деревья. Если на всю жизнь – воспитывайте детей". Мы полагаем, что мы предлагаем законопроект, рассчитанный на жизнь целого поколения. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Результаты голосования по проектам.

Поимённое голосование (файл PDF, 540 Kб).

Полный текст стенограммы (файл PDF, 3,18 Mб).