Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичей - в интересах россииI.4. первый зампред антиобразовательного комитета

I.4. Первый зампред антиобразовательного Комитета

В Четвёртой Думе при поддержке фракции КПРФ я стал Первым заместителем председателя Комитета по образованию и науке. Таким образом, должность стала выше, опыта и квалификации, мягко говоря, не убавилось, однако возможностей реального влияния на образовательную политику, разумеется, много меньше именно из-за политического состава парламента. Более того, и в самом комитете сторонники демократического, социального направления в образовательной политике оказались в меньшинстве – всего 7 депутатов, в том числе 6 – от КПРФ и 1 – от «Родины».

Коллеги полушутя – полусерьёзно говорили, что на заседания Комитета могли бы приходить всего два человека: Н. Булаев (председатель) с девятью доверенностями и О. Смолин (первый заместитель) с шестью доверенностями. По каким вопросам договариваемся, те решаются без голосования, а по каким сталкиваются две принципиально различные позиции – элитарная и социальная, счёт всегда 10:7 в пользу «Единой России». Увы, в условиях командной дисциплины по известному принципу Салтыкова-Щедрина «ты – начальник, я – дурак» её депутаты – это не люди образования в партии, но люди правящей партии – в образовании.

Поэтому впервые в послесоветской истории пяти парламентов как часть «похоронной команды» работал и думский Комитет по образованию и науке, точнее, его большинство, представляющее фракции «Единая Россия» и ЛДПР. Не предложив на протяжении первых двух лет работы Четвёртой Госдумы ни одного собственного законопроекта, доминирующая в комитете «десятка» раз за разом отклоняла или проваливала законы и законопроекты чужие. Вот краткий их «перечень», расположенный не по хронологии, но зато с результатами голосований фракций Госдумы.

1. Федеральный закон «О дополнительном образовании». Этот закон:

  • разрабатывался с 1997 г. сначала парламентскими комитетами, затем совместно с министерством образования России;
  • при подготовке ко 2-му чтению максимально согласовывался с исполнительной властью (были приняты 37 из 38 поправок правительства, 30 из 31 поправок президента);
  • во 2-м и 3-м чтениях поддерживался правительством;
  • по информации минобразования, был предварительно согласован с администрацией президента;
  • неожиданно получил вето президента, а затем президентская сторона отказалась от всех согласительных процедур.

Письмо президента, содержащее вето, оказалось не только неожиданным, но, мягко говоря, странным. Вот лишь один его фрагмент: «представляется необоснованным построение самостоятельной системы дополнительного образования, включающей в себя государственные образовательные стандарты дополнительного образования, органы управления дополнительным образованием, сеть специальных образовательных учреждений и организаций». Судя по приведённой цитате, авторы президентского письма уверены, что систему дополнительного образования строит законодатель, тогда как в действительности её не существует! Не существует тысяч учреждений дополнительного образования детей, включая дворцы, клубы, станции и т.п.? Не существует системы повышения квалификации и переподготовки кадров, включая факультеты, институты и академии? Другими словами, пытаются запретить признание в законе того, что есть в реальности. Другой такой пример юридического абсурда трудно найти в переписке президента с Государственной Думой.

Смысл отвергнутого президентом закона состоял в следующем: приравнять учреждения дополнительного образования к школам, ПТУ или вузам, а работников системы дополнительного образования – к учителям школ и преподавателям профессиональных учреждений образования.

Исполняя команду «смирно», большинство Комитета по образованию и науке рекомендовало Госдуме отклонить закон. Страна по-прежнему будет бороться с преступностью и безнадзорностью среди несовершеннолетних вместо того, чтобы это предотвращать.

За отклонение закона проголосовали:

  • «Единая Россия» – 96,1%.
  • Против:
  • ЛДПР – 94,4%;
  • КПРФ – 88,2%;
  • «Родина» – 84,6%.

В настоящее время, когда отчёт готовится к печати, рабочая группа, созданная по моей инициативе, разработала новую версию законопроекта в защиту дополнительного образования. В её основу заложены прежние идеи, однако с точки зрения юридической техники, она выполнена в виде предложений по внесению изменений в действующее законодательство. В своё время этого добивалось от нас Главное ГПУ (государственно-правовое управление) президента. Посмотрим, какова будет реакция власти на сей раз.

2. Инициатива Законодательного Собрания Омской области, которое предложило изменения в статью 33 Закона РФ «Об образовании», устанавливающие финансовую ответственность учредителя за аттестацию образовательных учреждений для детей. Третья Дума приняла законопроект в двух чтениях, а руководство прежнего минобразования намеревалось добиться положительного заключения правительства с тем, чтобы закон был подписан президентом. Однако руководители министерства меняются и профильного думского комитета – тоже. По предложению партийного комитетского большинства закон отклонён.

Каждые пять лет сельским школам, школам в небольших городах и в небогатых районах больших городов придётся собирать деньги с родителей для того, чтобы пройти государственную аттестацию и подтвердить своё право выдавать ученикам документы государственного образца.

За принятие закона в третьем чтении голосовали:

  • КПРФ – 98%;
  • ЛДПР – 94,4% (оба случая голосования фракции ЛДПР - по данному закону и по закону «О дополнительном образовании» - представляют собой не правило, но исключение, причём фракция не согласилась со своим представителем в Комитете по образованию и науке);
  • «Родина» – 92,3%.

Не голосовали:

  • «Единая Россия» – 88,2%.

3. Инициатива Законодательного Собрания Московской области, предполагающая введение надбавок за учёные степени кандидата и доктора наук во всех образовательных учреждениях (сейчас такие надбавки получают только преподаватели вузов). Понятно, что надбавки стимулировали бы высококвалифицированных специалистов к работе в школах, ПТУ и колледжах, а тем самым помогали бы детям и студентам получать более качественное образование. По команде правительства комитетская «десятка» рекомендовала Думе закон отклонить. За закон в интересах педагогов проголосовали:

  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 87,2%;
  • ЛДПР – 2,8%;
  • «Единая Россия» – 0,7%.

4. Законопроект, предлагающий исключить из 56-й статьи Закона РФ «Об образовании» возможность по инициативе администрации уволить педагогического работника за нарушение устава образовательного учреждения. Принимая в 1992 г. закон об образовании в первой редакции, народные депутаты России заложили в него несколько главных принципов. Один из них – высокий статус, высокая ответственность педагога.

Увы, положения закона о высокой зарплате и социальных гарантиях для учителя исполнялись плохо, а теперь и вовсе отменены, но при этом административные «гайки» закручиваются всё туже и туже. Бюрократия в образовании растёт меньше, чем в госучреждениях, но тоже весьма изрядно. Понятно, что меры дополнительной ответственности без дополнительных социальных гарантий сохранять бессмысленно. Поэтому мы предложили одну из таких мер исключить. Правительство и послушные ему думские «комитетчики», естественно, выступили против.

За законопроект в защиту учителя в очередной раз проголосовали:

  • КПРФ – 98,0%;
  • «Родина» – 84,6%;
  • «Единая Россия» – 0,3%;
  • ЛДПР – 0.

5. Федеральный закон «Об образовании лиц с ограниченными возможностями здоровья (специальном образовании)». Он был разработан в первой половине 1990-х гг. группой юристов при участии сотрудников минобразования, принимался обеими палатами парламента дважды: в 1996 и в 1999 гг., дважды получал отрицательное заключение правительства и дважды отклонялся президентом Б. Ельциным. С января 2001 г. работала специальная комиссия с участием представителей администрации президента, но администрация со своим представителем не согласилась.

Закон о специальном образовании должен был решить три основные проблемы:

  • полное государственное обеспечение детей с нарушениями зрения, слуха, опорно-двигательного аппарата и аутизмом в период обучения;
  • введение интегрированного, т.е. совместного, обучения детей-инвалидов и здоровых детей по желанию родителей;
  • финансирование обучения детей с ограничениями зрения и слуха, школы для которых есть не во всех субъектах Российской Федерации.

4 июня 2004 г. законопроект был снят с дальнейшего рассмотрения голосами членов фракции «Единая Россия». За снятие законопроекта голосовали:

  • «Единая Россия» – 97,4%;
  • КПРФ – 0;
  • ЛДПР – 0 (фракция вообще не голосовала);
  • «Родина» – 0.

После провала законопроекта в профильный комитет Госдумы стали поступать массовые обращения из регионов России с вопросами о его дальнейшей судьбе. Грустно и смешно, но председатель Комитета Н. Булаев, добившийся этого провала, пересылал обращения мне с требованием доложить, как мы намереваемся защищать образовательные права инвалидов и других лиц с ограниченными возможностями здоровья.

Нам удалось создать при Комитете рабочую группу и подготовить новый текст законопроекта. Как и в ситуации с дополнительным образованием, он выполнен в виде предложений по внесению изменений в действующее законодательство. В дни, когда дорабатывается отчёт, завершается и подготовка финансово-экономического обоснования законопроекта. Надеюсь внести его в Госдуму до конца весенней сессии 2007 г.

Закон особенно необходим в ситуации, когда, как ни странно, права на образование лиц с ограниченными возможностями здоровья нарушаются сразу по двум линиям:

  • во-первых, родители, которые хотят учить своих детей-инвалидов вместе со здоровыми детьми, по-прежнему чаще всего получают отказ;
  • во-вторых, в ряде регионов страны, стремясь сэкономить бюджетные деньги, власти расформировывают специальные интернаты и принудительно переводят детей в обычные школы, не потрудившись создать в них специальные образовательные условия.

Скверно то и другое. Выступление на общественных слушаниях в Госдуме осенью 2006 г. я закончил следующими словами: как выпускник специальной школы точно знаю, что после неё инвалиду очень непросто войти в большой мир; но точно также убеждён, что такого качественного образования, как в своей школе, ни в каком обычном учебном заведении получить бы не смог. А потому принцип нашего закона – свобода выбора: пусть интегрированное обучение развивается, по желанию родителей; но при этом пусть каждый ребёнок-инвалид сохранит право учиться и в специальном интернате.

О том, что удалось и что не удалось сохранить из числа скромных достижений образовательного законодательства, расскажу ниже. И хотя на рубеже 2004-2005 гг. нас ждал новый период контрреформ в образовании, что бы ни случилось, как прежде, буду придерживаться великого принципа социалистов, который сейчас стал официальным лозунгом ЮНЕСКО: Образование – для всех!