Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета России;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяНа злобу дня — без злобыСтенограммы публичных выступленийНачальное и среднее специальное образование в россии: от образовательного апартеида к равенству возможностей

Начальное и среднее специальное образование в России: от образовательного апартеида к равенству возможностей

. Санкт-Петербург. II Всероссийская конференция «Проблемы и перспективы развития среднего специального профессионального образования в России»

Движение «Образование – для всех» позаимствовало у ЮНЕСКО своё название в виде некоторого лозунга. И мы действительно убеждены в том, что, только создав максимально равные возможности для образования всем людям в стране, независимо от уровня доходов, места жительства и т. д., возможно обеспечить научно-образовательный прорыв нашей стране, а тем самым обеспечить её вхождение в так называемое общество знаний.

Кстати, лозунг «Образование – для всех» в России популярен. Недавно министр финансов А. Кудрин заявил, что Россия будет участвовать в финансировании мероприятий программы «Образование – для всех» в Азии, Африке, Латинской Америке. Я, конечно, не удержался и спросил: нельзя ли и в России тоже?

Почему мы об этом говорим, коллеги? Потому что, несмотря на экономический рост последних лет, и довольно активный экономический рост (значительно быстрее Европы, США, правда, значительно медленнее многих бывших республик СССР и Китая), пусть этот рост нефтяной, сырьевой, несмотря на всё это, показатели индекса человеческого потенциала в нашей стране, по сравнению с другими государствами, падают. Доказательством тому служат специальные доклады о развитии человеческого потенциала в разных странах. Эти доклады говорят о следующем.

В 1992 г. (кризисном) Россия занимала 34-е место по развитию человеческого потенциала.

В 1999 г. (первом посткризисном) – 55-е место.

Последний доклад даёт России 65-е место в мире. На 64-м месте находится Ливийская Арабская Джамахирия, на 51-м месте – Куба (которая действительно намного беднее России, но за счёт других показателей она выше в этом индексе).

Из чего складывается человеческий потенциал? Есть три показателя:

  1. благосостояние;
  2. долголетие;
  3. образование.

Благосостояние. В конце советского периода стала доступна статистика, по различным данным которой страна находилась от 19-го до 32-го места в мире. Последние данные, которые мне доводилось видеть, дают России места от 65-го до 102-го.

Долголетие. Не видел точного места в конце советского периода, но по средней продолжительности жизни мы имели среднеевропейский уровень. В 2005 г. М. Зурабов, выступая на заседании Госдумы, говорил, что по продолжительности жизни российские женщины на 91-м месте в мире, а мужчины – на 136-м. Доклад по ИРЧП (индекс развития человеческого потенциала) даёт России в среднем 114-е место по долголетию. После того, как М. Зурабов выступал в Думе уже в 2007-м году, я посмотрел данные Росстата. Они меня привели в полное уныние. Привожу их:

- 2005 г. Ожидаемая продолжительность жизни женщин – 72 года, мужчин – 58 лет.

- 2006 г. Ожидаемая продолжительность жизни женщин – 70 лет, мужчин – 56 лет.

Если в России такими темпами будут снижать продолжительность жизни, никакие «национальные проекты», никакой «материнский капитал» ничего решить не смогут.

С политиками иногда случается такое, что они говорят то, что думают. М. Зурабов в марте этого года в Думе сказал:

– Меня часто спрашивают, достаточен ли в России бюджет для нормальной жизни граждан?

Отвечаю:

– Если считать, что мужчина должен прожить 59 лет, бюджет вполне достаточен. Но если считать, что мужчина должен прожить, как минимум, 70 лет (как правило, в Европе - около 75), а женщина – 75 (в Европе – около 80), то нужен другой бюджет, другая медицина и другой образ жизни.

Истинная правда.

И только по показателям образования, если верить сравнительным исследованиям, Россия имеет приличные позиции. Правда, 50 лет назад наша страна входила в тройку самых образованных наций своего времени. Думаю, трудно доказать, что система образования была лучшей в мире, но то, что она была одной из лучших в мире, – это просто медицинский факт. Сейчас, по данным Доклада о ИРЧП, по образованию Россия на 15-м месте. PISA, о которой много спорят, даёт стране разные места: по грамотности чтения – 27-29 место, по математической грамотности – 21-25. Ещё более меня встревожили недавно проведённые социологические опросы: треть населения России убеждена, что если радиоактивную воду прокипятить, радиация исчезнет.

Поэтому хочу подчеркнуть: только наращивая инвестиции в образование и усилия в области образовательной политики, можно поднимать и человеческий потенциал.

Если не брать во внимание то, что работники образования по уровню заработной платы в России входят в последнюю пятёрку профессий (это отдельная тема), то в среднем, всё-таки, образованные люди более обеспеченные. В среднем образованные мужчины живут дольше, чем необразованные. Разрыв между продолжительностью жизни мужчин и женщин в образованных слоях значительно меньше, чем в среднем по Российской Федерации.

Другими словами, образовательная политика – это ключевое звено, способное «вытянуть» остальные показатели индекса человеческого потенциала. Иначе может получиться так, как предсказал В. Набоков. Россия может повторить судьбу Древнего Рима – культура останется, а народ исчезнет. Очень бы этого не хотелось.

Движение «Образование – для всех» готово приветствовать любые шаги любых партий, органов власти, общественных организаций, которые направлены на расширение равного доступа к качественному образованию. Вместе с тем полагаю, что преобладающее направление в образовательной политике в последние годы создаёт в стране систему образовательного апартеида. Готов это доказать, в том числе на примерах начального и среднего профессионального образования.

Ключевой момент этого самого образовательного апартеида – апартеид по уровню доходов. Если посмотреть Доклады Организации Экономического Сотрудничества и Развития, то они давно уже утверждают, что по неравенству возможностей в образовании Россия превысила допустимые пределы.

Пройдём по темам.

1. Бюджет. Бюджет образования в последние годы рос относительно приличными темпами, но, похоже, что это закончилось. В трёхлетнем бюджете (2008-2010 гг.) рост расходов на образование за три года предполагается на 20%. Для сравнения: рост расходов на силовые структуры превысит 45%. Другими словами, государство продолжает придерживаться линии не предупреждать преступность, а бороться с последствиями собственной политики.

Что касается начального профессионального образования, то в последние годы было по-разному. Среднее же специальное образование в последнее время было на последнем месте по темпам роста бюджетных расходов. Не думаю, что это правильно. При всём моём уважении к высшему образованию, думаю, что рабочие и специалисты среднего звена стране просто необходимы, и именно в них отечественная промышленность испытывает наибольший дефицит.

Кстати, надо заметить, что даже самые «отъявленные либералы» (например, Е. Гайдар или А. Илларионов) признают, что дальнейшее накопление Резервного фонда бессмысленно. Тем не менее, если финансирование образования предполагается увеличить за три года на 20%, то Резервный фонд должен увеличиться на 50%, с 3 до 4,5 трлн. руб. (я округляю). Не думаю, что это правильно.

Убеждён: инвестиции в образование помогли бы существенно изменить ситуацию в стране.

2. Национальный проект «Образование». Мы радуемся, когда кому-либо дают деньги, но, похоже, российское правительство придерживается другого принципа: лучше поздно, чем никому. Поэтому, по моему мнению, национальный проект по многим позициям уязвим. Вчера на Всероссийской педагогической конференции с участием председателя Совета Федерации С. Миронова, лидеров фракций, политиков и неполитиков, директор школы рассказал нам грустную шутку:

– Дети, уйдите из школы, не мешайте реализации национального проекта «Образование».

Имеется в виду огромное количество бюрократической отчётности, которое сопровождает этот самый национальный проект. По данным того же директора школы из Краснодарского края, бумагооборот вырос за последнее время в семь раз!

Причём, вы понимаете, что среднее профессиональное образование попадает в национальный проект позднее, чем высшее профессиональное образование, и не в тех размерах, в каких должно было бы туда попасть.

3. Налоги. В отличие от всего мира, Россия продолжает проводить политику так называемого равенства субъектов налогообложения. Хотел бы провести эксперимент: поднимите руки те руководители начального и среднего профессионального образования, кто вовремя получил компенсацию за потерянные налоговые льготы? Никто. Коллеги, о чём говорить? Знаю государственные учебные учреждения, которые уже платят налогов больше, чем получают бюджетных денег. Это, с моей точки зрения, абсурд. Негосударственные же учебные заведения вообще не получают налоговых компенсаций. Наша концепция заключается в том, что все учебные заведения – и государственные, и негосударственные – должны пользоваться налоговыми льготами, как во всем мире.

Результат отмены налоговых льгот предельно понятен: если государство облагает учебные заведения налогами, учебные заведения (сначала негосударственные, потом по цепочке – и государственные) вынуждены повышать плату за обучение.

4. Негосударственный сектор. Казалось бы, если в правительстве находятся «социальщики», они должны были бы наращивать бюджетное образование; если там сидят либералы, они должны были бы ставить в равные условия негосударственный сектор с государственным. Однако они не делают ни того, ни другого.

Негосударственные образовательные учреждения поставлены в неравные условия с государственными и по бюджетному финансированию (хотя у государства деньги есть, чтобы профинансировать все аккредитованные учреждения), и по налоговым льготам, и по правам студентов. А надо понимать, что негосударственное образование тоже помогает выровнять возможности в образовательной сфере.

5. Зарплата и надбавки. Растёт или не растёт зарплата в образовательном секторе зависит от того, как считать. Расскажу, чем отличаются подсчёты роста зарплаты Министра финансов и Института экономики РАН во главе с Русланом Гринбергом.

Правительство считает среднюю инфляцию по 400 позициям товаров и услуг, с ней сравнивается номинальный рост заработной платы, получается существенный рост. Институт экономики РАН разделяет инфляцию для богатых и для бедных (так называемую социальную инфляцию). Цены на товары первой необходимости растут многократно быстрее, чем средние цены. По официальным данным, в 2006 г. заработная плата выросла на 26%, официальная инфляция составила 9%, значит рост заработной платы в бюджетной сфере – 17%. Если же считать инфляцию не по всем товарам и услугам, а по товарам и услугам первой необходимости, её рост составил, минимум, 25%. Итого: зарплата выросла на 26%, цены – на 25%. Таким образом, инфляция полностью поглотила этот рост.

Если считать рост доходов по всем группам населения, то у 15% граждан в прошлом году доходы выросли в 1,5-2 раза, а у половины населения доходы или не выросли вообще, или даже упали.

Поэтому, когда слышу некоторые громкие заявления о том, как в стране победили инфляцию, вспоминаю слова Ю.М. Лужкова: не «кудрите» нам мозги.

6. Отсрочки. Многие из вас, коллеги, обращались к депутатам с просьбой сохранить отсрочки от военной службы для учащихся учреждений начального и среднего специального образования. Обратите внимание: студенты вузов мало пострадали от закона об отмене отсрочек, чего не скажешь о студентах ссузов и учащихся ПТУ. На мой взгляд, это удар по промышленности и по семьям с низкими доходами, что я объяснял своим коллегам в Государственной Думе, называя образовательным апартеидом. Студенты вузов ходили на акции протеста – им сохранили отсрочки, студенты ссузов и учащиеся ПТУ не ходили на акции протеста – их лишили отсрочек.

7. Стипендии. По оценкам учёных, в советский период (конец 1980-х гг.) стипендия от тогдашнего прожиточного минимума составляла: в вузе – 80%; в ссузе – примерно 56%; в ПТУ – 80%. Сейчас стипендии, соответственно, составляют: 22%; 7%; 7%. Чем ниже уровень доходов родителей, тем выше уровень падения стипендий. С нашей точки зрения, это опять пример образовательного апартеида.

8. Автономные учреждения. Это уже апартеид не по уровню доходов, но по организационно-правовым формам.

Закон «Об автономных учреждениях» делит образовательные учреждения на две основные группы: те, кому будут оставлены жалкие бюджетные гарантии, но не будет дана возможность зарабатывать деньги; и те, у кого будет возможность зарабатывать деньги, но не будет никаких бюджетных гарантий.

На наш взгляд, образовательное законодательство должно строиться на двух основных принципах: с одной стороны, социальные гарантии для тех, кто учится и учит; с другой – широкие академические и экономические свободы для всех участников образовательного процесса.

9. Болонский процесс. Берусь утверждать, что как добровольный процесс, он мог бы принести пользу России. Как насаждаемый сверху, на мой взгляд, принесёт значительно больше вреда. Закон о высшем образовании ничем не мешал Болонскому процессу. В новом законе, который скоро будет рассматривать Государственная Дума, удалось несколько улучшить прежние проекты.

Во-первых, бакалавриат будет четырёхлетний, а не трёхлетний.

Во-вторых, сохраняется отсрочка от военной службы для магистров.

Однако три существенных порока этого законопроекта остались.

Первое. Не вуз будет выбирать программу обучения, но правительство вместо вуза. Считаю, что учёные советы не глупее государственных чиновников.

Второе. Если сейчас можно выбрать разные траектории обучения (после бакалавра стать специалистом, после специалиста – магистром и т. д.), то теперь будет одна возможность – из бакалавриата в магистратуру или специалитет. И больше никак.

Третье. Конкурсный отбор между бакалавриатом и магистратурой. Оптимисты называют цифры от 30 до 50% студентов, которые смогут продолжить обучение в магистратуре; В.А. Садовничий (ректор Московского государственного университета) считает, что 25-30%; пессимисты говорят лишь о 10%. Остальные – на платной основе. К чему это приведёт? Срок обучения студентов сократится на один год и специальных знаний большинство студентов не получит.

По моему мнению, образовательному сообществу следует требовать добровольности, что, кстати, предусматривает Болонский процесс. Если же давление в сторону Болонского процесса будет принудительным, стоит требовать передачу бакалавриата системе среднего профессионального образования.

Несколько слов о прошедшей 29-30 сентября Всероссийской педагогической конференции. С. Миронова спросили:

– Сергей Михайлович, ответьте как третье лицо в государстве, почему не проходят те решения, которые Вы нам «озвучивали»?

На что он ответил, но не как Председатель Совета Федерации, а как политический лидер:

– Потому что в Совете Федерации 122 человека представляют партию «Единая Россия».

Не хочу ни в чём оправдываться, но хочу, чтобы вы знали, что мы в Государственной Думе используем любые возможности, чтобы отстаивать интересы педагогов. Каждый год предлагаем более 20 поправок к бюджету в интересах образования. К сожалению, большинство из них не проходят через Государственную Думу.

Каждый год, в соответствии с требованиями профсоюзов, предлагаем увеличить заработную плату работников образования в 1,5 раза. Цена вопроса по федеральным учреждениям в 2007 г. составляла 38  млрд. руб., по всей системе образования – 116  млрд. руб. Привожу результаты голосования «за»:

  • КПРФ – 93%;
  • «Родина» – 48%;
  • «Единая Россия» – 0;
  • ЛДПР – 0.

Предложение профсоюзов о выводе минимальной зарплаты на уровень прожиточного минимума работающего человека. Результаты голосования «за»:

  • КПРФ – 98%;
  • «Родина» – 38%;
  • «Единая Россия» – 1 человек из 300;
  • ЛДПР – 0.

В общем, у меня в портфеле находится целое досье на Государственную Думу с результатами голосований. Я считаю это самым главным, что должен знать гражданин страны для того, чтобы иметь истинное представление о позиции той или иной партии.

И последнее: мы, интеллигенция, мы, образовательное сообщество, мы, народ России, можем очень многое. Надо только помнить одну истину: в мире намного больше людей сдавшихся, чем побеждённых.