Смолин Олег Николаевич
СВОБОДА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ – ТРУД – КУЛЬТУРА
  • депутат Госдумы, первый зампред Комитета по образованию и науке;
  • доктор философских наук, академик РАО;
  • председатель Общероссийского общественного движения «Образование – для всех»;
  • вице-президент Паралимпийского комитета РФ;
  • вице-президент Всероссийского общества слепых.
ГОСДУМА I–VI СОЗЫВА (1999–2016 гг)
ГлавнаяГосдума: сцена и кулисыОлег смолин. в интересах омичейIv. жизнь личная

IV. Жизнь личная

Родился я в учительской семье в Северо-Казахстанском селе, куда мои родители вместе с тысячами других молодых людей отправились поднимать целину. Практически неграмотная бабушка украинка живет в моей памяти как высокий образец культурной и бесконечно доброй русской женщины. Князей и бояр в роду не было. Напротив, вслед за тургеневским героем я могу повторить: оба деда землю пахали. Годы детства, проведенные в селе, - лучшие, быть может, не только в моей жизни, но и в жизни моих родителей. Отец, Николай Трофимович, - в военное время пулеметчик, став директором сельской школы, не только учил детей математике, но водил их в походы и каждый школьный бал открывал вальсом со старшеклассницей. Он сделал все, что положено мужчине: сам построил дом, посадил сад, лучший в селе и один из первых в Северном Казахстане, воспитал двух своих детей, тысячи сельских ребятишек, а позднее - тысячи детей в Омском “Порт-Артуре”, где работал директором школы № 100. До сих пор мне нередко приходится слышать: “Здравствуйте, я ученик Вашего отца!”. Почти 3 года назад, похоронив его на Дружинском кладбище, мыv написали на надгробии ключевые для его жизни слова: фронтовик, учитель, человек!

Мама, Анна Фоминична, слава Богу, жива, хотя и не очень здорова. Она тоже всю жизнь проработала учительницей, вела драматические и литературные кружки, а в молодости прекрасно пела. Всю жизнь она читала сыну книги и будучи уже больной ездила со мной в Москву, помогала в Ленинской библиотеке собирать материалы для диссертации. По семейной традиции и сестра Светлана закончила Омский пединститут, став преподавателем иностранного языка. С учетом моего исторического образования семью часто называли педсоветом Смолиных.

Сейчас мне 47 лет, из которых первые 7 прожиты в Северо-Казахстанском селе Полудено, а остальные 40 - в Омске. Среднюю специальную школу-интернат № 95 (ныне - № 14) закончил с золотой медалью, а детскую музыкальную школу № 2 и исторический факультет Омского госпединститута (ныне - университет) - с отличием. Был ленинским стипендиатом, чего не стыжусь. Два года работал учителем в школе рабочей молодежи № 4, затем - ассистентом, старшим преподавателем и доцентом своего родного педагогического института. В 30 лет защитил кандидатскую диссертацию по философии в Уральском госуниверситете. В 1990 г. избран народным депутатом России, в 1993 - депутатом Совета Федерации первого созыва, а в 1995 - депутатом Государственной Думы второго созыва.

В последнее время много говорят и пишут о депутатских привилегиях, хотя новая редакция Закона о статусе депутата Госдумы и члена Совета Федерации эти привилегии не увеличила, но сократила. Кстати, даже за этот, гораздо более скромный Закон, я не голосовал. Не собираюсь говорить за всех - депутаты бывают разные и по-разному живут. Скажу о себе.

С женой Надеждой живу я в прежней квартире, которую мои родители получили еще 30 лет назад. Квартира на 1-ом этаже, хрущевского типа. Московская квартира на Рублевском шоссе по-прежнему однокомнатная и служебная, хотя Президент Указом № 1435 позволил депутатам расстрелянного Верховного Совета закрепить эти квартиры за собой. Имею дачный участок - 7 соток. Дома на нем нет, зато есть строительный вагончик и баня. А главное - участок находится на самом берегу Иртыша. Там написана добрая половина моих статей и книг.

В семье есть машина - “восьмерка”, которую водит сын Евгений. Вслед за отцом он закончил Омский госпедуниверситет и в настоящее время руководит Омским представительством Всероссийского научно-технического информационного центра. Капитального гаража в семье нет, зато есть металлический и разборный типа “мыльница”.

За прошедшие годы за рубежом, а равно и в правительственных санаториях, не отдыхал ни разу. Счетами в зарубежных банках, сотовым телефоном и прочими атрибутами “новых богатых” не располагаю, хотя, честно говоря, мобильный телефон иногда очень нужен по работе. Налоговые декларации в инспекцию Ленинского округа сдаю ежегодно и в срок.

Заработная плата депутата Госдумы увязана с заработной платой министра. В середине 1997 г. Президент своим Указом № 309 повысил ту и другую с 2200 до 6000 тысяч рублей. Мы обращались к Президенту с просьбой отменить Указ, однако этого сделано не было. Вообще, когда говорят, что депутаты установили себе высокую зарплату, это не совсем точно: в Законе записан лишь принцип, но не конкретный размер. Это в Америке депутаты устанавливают заработную плату себе и Президенту, а в России заработную плату себе и депутатам устанавливает Президент.

Считал и считаю, что заработная плата тех, кто управляет, должна быть увязана с результатами труда, в данном случае - с уровнем жизни народа. Когда страна идет на подъем, люди живут все лучше и лучше, можно поднимать зарплату Президенту, министрам, депутатам. Когда страна валится в яму, а народ нищает, об этом не может быть и речи. Поэтому уже 3 года часть депутатской зарплаты перечисляю тем, кто больше нуждается в деньгах. В 1997 г. перечислено 5 тысяч рублей специальной школе-интернату, в которой я учился, Черлакскому детскому дому и школам Оконешниковского района. В 1998 г. - 10 тысяч рублей, из которых 1 - голодающим зверятам Омского зоопарка, а 9 - аптекам города и области на бесплатные лекарства. За 7 месяцев 1999 г. по половине депутатской заработной платы (3 тысячи рублей) получили Пушкинская библиотека, райбольницы Оконешниковского, Калачинского, Черлакского, Таврического районов и больница в поселке Горячий Ключ, куда направляются жители из многих сел Омского района. Деньги предназначены на лекарства для детей и ветеранов. С 1 сентября 1999 г. Президент своим Указом повысил в полтора раза зарплату государственным чиновникам. По Закону вслед за этим должна была вырасти и зарплата депутатов. Считая это недопустимым, я подписал обращение группы депутатов об отказе от повышения зарплаты. Одновременно на случай, если нас не послушают, написал заявление в бухгалтерию Госдумы с просьбой перечислять “прибавку” на счет департамента социального развития Администрации города Омска. Во время избирательной кампании любые подарки, кроме печатных материалов, строго запрещены. Но когда выборы пройдут, эти деньги со счета департамента будут направлены детям. Намерен и дальше помогать людям, хотя, разумеется, депутатской зарплаты хватит лишь единицам из многих тысяч.

Помимо законодательства и политики, немного занимаюсь преподаванием и наукой: в России никто не угадает, когда Президенту придет в голову в очередной раз пострелять в Парламент, поэтому форму по основной специальности надо держать. Прогнозы развития России, сделанные мною на рубеже 80-х-90-х гг. и сведенные в книжку “Куда несет нас рок событий”, к сожалению, вполне подтвердились. В последнее время вышли еще 3 книги: одна из них посвящена осмыслению новейшей российской революции 90-х гг.; заголовок другой говорит сам за себя: “Три трагедии российской демократии”; в третьей, которая названа “Знание - свобода”, сведены мои статьи и выступления по вопросам образования, а главное - разработанные с моим участием законы и законопроекты. Помимо книг, опубликовано около 200 статей и других материалов. Возможно, со временем по совокупности работ удастся защитить докторскую диссертацию.

Свободного времени в жизни работающего депутата почти нет. Когда же удается выкроить, отдаю его книгам, плаванию, реже - театрам и концертам, еще реже - шахматам. Люблю редкие музыкальные часы в тесном кругу друзей, особенно песни бардов и русские романсы. Играю почти на всех клавишных инструментах, а в последние 10 лет немного перебираю струны гитары.

Когда порою задумываюсь о своей слишком насыщенной и негармоничной жизни, на память приходят любимые строки Булата Окуджавы:

Чем дольше живем мы,
Тем годы короче,
Тем слаще друзей голоса...

Но если бы пришлось выбирать снова, абсолютного большинства прежних решений менять бы не стал. Видимо, это судьба.

1999 г.